"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Почему вас должны беспокоить девственницы в раю

Выйдет ли когда-нибудь наша идеологическая война против исламского превосходства на первый план?


Вильям Кирпатрик, 6 декабря 2016

Вслед за автомобилем Абдалы Артана и ножевого нападения в Университете штата Огайо, задают обычные вопросы: Каков его мотив? Есть ли у него психологические проблемы? Будет ли реакция против мусульманской общины?
Однако для тех из нас, кто подозревают, что мы уже знаем мотив, самым актуальным вопросом будет вопрос о том, что можно сделать, чтобы победить исламский терроризм? Ответом на этот вопрос, по мнению многих экспертов, является то, что вы не можете победить джихад без того, чтобы, прежде всего, добиться победы над идеологией, которая его питает. Мы должны, как говорится, так основательно дискредитировать и делегитимировать эту идеологию, чтобы противник перестал в нее верить, и потерял волю к борьбе.

Пока все идет нормально. Все имеет смысл. Мы должны делать все возможное, чтобы подорвать идеологию, которая воодушевляет ИГИЛ, Аль-Каиду, ХАМАС, Хезболлу и спаянное Братство Одиноких Волков. Итак, что это за идеология? Здесь все становится туманным. Я прочитал нескольких авторов, которые писали об этом предмете, но большинство из них не вдаются в конкретику. Они, видимо, предполагают, что назвать зверя "радикальный исламский террор", вполне достаточно.

Причина уклончивости заключается в том, что уклончивая идеология террористов поразительно похожа на сам Ислам. Когда лидеры террористов говорят о своей "идеологии", они ссылаются на Коран и повеления Аллаха. Примеры:
«Именно к этой религии мы призываем вас ... Это религия Джихада на пути Аллаха, чтобы воцарилось слово и религия Аллаха». 
- Усама бен Ладен, основатель Аль-Каиды
«Нет никаких сомнений в том, что Аллах повелел нам нанести удар по кафирам (неверующим), убивать их и бороться с ними всеми необходимыми средствами». 
- Абу Мусаб аз-Заркави, основатель Аль-Каиды в Ираке, которая позже переросла в ИГИЛ.
«Поддерживайте религию Аллаха через Джихад на пути Аллаха. Ступайте, о, муджахеды по пути Аллаха». 
- Абу Бакр аль-Багдади, основатель ИГИЛ.

Хм, создается впечатление, что идеология, которая мотивирует террористов, является религиозной. И что же это за религия? Вот, где возникает синдром религии, которая не может быть названа. Что хотите, говорите об Аль-Каиде и ИГИЛ, только не говорите, что они не имеют ничего общего с Исламом.

Однако как вы можете критиковать идеологию исламского государства, не критикуя Ислам? И, если вы не сможете подвергнуть критике исламские верования, то как вы сможете победить идеологию исламского государства?

Критиковать исламские верования? Причина, почему мы не хотим это делать, в том, что многие считают такую критику равносильно объявлению войны Исламу. Например, эксперт разведки, Себастьян Горка, который делает очень хорошее дело, ведя идеологическую войну против ИГИЛ и др., настаивает на том, что мы не находимся в состоянии войны с Исламом. Я понимаю, что такое высказывание продиктовано благоразумием. Общеупотребительным выражением будет примерно следующее: 
"Неужели вы хотите объявить войну 1,6 миллиарда мусульман?"
Тем не менее, если вы не можете критиковать Ислам, то, как вы сможете победить идеологию террористов — идеологию, которая неразрывно связана с Исламом?

Горка, наряду с другими, считает, что мы, в нашей борьбе с терроризмом, должны опираться на модели холодной войны в нашей борьбе против коммунизма. Однако в холодной войне мы не вели идеологической борьбы против «извращений» или «недоразумений» коммунизма, а только против самого коммунизма. Мы не призывали россиян и жителей Восточной Европы практиковать более умеренную форму коммунизма. Мы призывали их отделить себя полностью от этой пагубной идеологии. Если бы мы следовали модели холодной войны, то мы бы действительно подвергали критике сам Ислам или многие его аспекты. Именно вера в Ислам, а не вера в "насильственный экстремизм" подпитывает джихад. Джихадисты не убивают людей ради ада. На самом деле, они это делают ради того, чтобы избежать ада и получить небесную награду.

Это возвращает нас к джихадисту штата Огайо. Последнее, что я слышал — это, что власти все еще ищут мотив для объяснения того, почему Абдул Али Артан погнал машину в толпу сокурсников. Очевидно, что, раз вы не нашли в его бумажнике официального удостоверения ИГИЛ с фотографией, то вам и сказать нечего. Рискуя прослыть упрощенцем, я все же позволю себе выдвинуть новую гипотезу. Я думаю, что большая доля мотивации Артана приходится на обещание, что несколько десятков дев с тревогой ожидают его появления в загробной жизни. Да, конечно, я полагаю, что у него были и другие мотивы, такие, как гнев по поводу "исламофобии", гнев за всех мусульман, которые были убиты американскими войсками, и так далее. Однако есть много разгневанных восемнадцатилетних, и подавляющее большинство из них находят другие способы выразить свой гнев, чем утюжить пешеходов своим автомобилем. С другой стороны, религия Аллаха обеспечивает конструктивные вещи для вашего гнева и разочарования. Вы можете, как предполагает аль-Заркави, последовать повелению Аллаха и "убивать их (неверующих) и бороться с ними всеми необходимыми средствами". И можете быть уверены, что будете вознаграждены с избытком в гораздо более комфортной жизни потустороннего мира.

Есть ли другие способы потребовать свою награду? Да, есть. Однако единственный надежный способ, согласно исламской традиции — это тот, который выбрал Артан. Когда Мухаммеду был задан вопрос, есть ли какое-то дело, которое можно приравнять к джихаду в небесной награде, он ответил: "Я не нахожу такого дела". (Бухари 4.56.2785).

Оставил ли Артан какую-нибудь записку с желанием присоединиться к обещанным невестам? Вероятно, нет. Для отдельных чувствительных душ, некоторые темы просто слишком деликатны, чтобы их обсуждать. К тому же, как выпускник cum laude, Артан поймет, что гораздо благороднее сказать, что вы это делаете ради "возмездия" за смерть мусульман, чем говорить: "Я это делаю, потому что хочу своих 72 девственниц".

Существуют, однако, доказательства из дневников, писем, сообщений, а также интервью, что девицы очень даже на уме джихадистов и потенциальных джихадистов. Возьмите Мохаммеда Атта. Из-за ошибки в аэропорту, его чемодан остался в день полета 9/11. В нем лежали свадебный костюм, бутылка одеколона, и трогательное письмо, адресованное его невесте.

Три тысячи американцев погибли, потому что Атта сотоварищи хотели быть с девственницами в раю. Так что имеет смысл, что для того, чтобы победить идеологию джихада, вы должны отточить свое идеологическое оружие на этой подростковой фантазии и разбить ее в пух и прах. Отнимите девственниц, и вы уберете один из главных стимулов к джихаду.

Однако хотите ли вы действительно дойти туда? Просто так получилось, что эту конкретную фантазию разделяет подавляющее большинство мусульман. Это часть их религии. Здесь мы возвращаемся к общему нежеланию критиковать Ислам. Часть этого нежелания, как я уже сказал, проистекает из страха, что критика ускорит третью мировую войну. Другие причины нежелания — это (в значительной степени светское) понятие, что религия является частным делом между человеком и Богом, и, следовательно, не наше дело, во что верит другой человек.

Конечно, это просто вздор, особенно, в отношении Ислама. Ислам является общественной религией, которая стремится регулировать каждый аспект жизни мусульманина до такой детали, как мытье рук. Кроме того, Ислам является экспансионистской религией, которая стремится установить господство над всеми другими культурами и религиями силой, если это необходимо. Это не совсем личное дело, если мусульманский воин берет секс-раба в Мосуле, или направляет самолет во Всемирный торговый центр, или пропахивает на своем автомобиле толпу в университетском городке. Ислам не считает себя частной религией, и вы также не должны. Вы лично принимаете участие в том, во что мусульмане верят, так же, как поляки, венгры, и восточные немцы лично принимали участие в том, во что верили коммунисты.

Некоторые говорят, что Ислам является политической идеологией; некоторые говорят, что это религия, а некоторые говорят, что он представляет собой смесь того и другого. Однако с одной точки зрения, это не имеет никакого значения. Ислам представляет собой систему убеждений, а так как эти убеждения могут иметь пагубные последствия для неверующих, они должны быть предметом общественного рассмотрения и критики. В этом, конечно, есть доля риска, но трудно себе представить что-либо более рискованное, чем текущая политика «невидения» Ислама. Идеологические холодные войны не всегда приводят к горячим войнам. Победа Запада в холодной войне против советского блока, видимо, предотвратила горячую войну. С другой стороны, наше нежелание затрагивать самые проблемные аспекты исламской мысли лишь гарантирует, что все больше молодых людей, как Абдул Артан будут привлечены к ним. Джихад ускоряется, а наша идеологическая война против него все еще застряла на первой передаче.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё