"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Трамп прав — Франция больше не Франция

Image result for french muslims

Джулио Меотти, 16 марта 2017

«Париж больше не Париж», - заявил недавно президент США, Дональд Трамп. 

Несколько дней спустя газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала рассказ «Как увядают французские города, опасения упадка «французскости». Однако либеральная газета отказалась доказать реальную метаморфозу французского пейзажа. Зато это прекрасно изложено в книге под названием «Будут ли церковные колокола звонить завтра?», в которой Филипп де Вилье пишет, что Франция, «старшая дочь» католической церкви, превращается в «старшую дочь Ислама».
Трамп оказался прав. Отчет на 2200 страницах, озаглавленный «Пригороды республики», подготовленный по заказу французского исследовательского центра Института Монтеня, объяснил, что пригороды становятся «отдельными исламскими сообществами», где законы шариата превзошли французское светское правление. 

Министерство внутренних дел Франции перечислило эти «приоритетные зоны безопасности», которые включают в себя преимущественно мусульманские части Амьена, Обервилье, Авиньона, Безье, Бордо, Клермон-Феррана, Гренобля, Лилля, Лиона, Марселя, Монпелье, Мюлуза, Нанта, Ниццы, Парижа , Перпиньяна, Страсбурга, Тулузы и многих других городов. Французский мэр Роберт Менар был привлечен к суду за то, что он сказал, что мусульманские школьные классы -- это «проблема». Чем серьезнее становятся проблемы во Франции, тем больше система наказывает тех, кто указывает на то, что происходит. 

Франция перестала быть «la lumiere du monde», светочем мира, как ее когда-то называли. И она уже действительно больше не старшая дочь Церкви. Она зажата между двумя огнями: ложным секуляризмом и исламом. Авиньон больше не «город пап», а «республика салафитов», как он был названо в недавней статье в газете Paris Match. Во многих частях города женщины, которые не носят покрывало, не могут выйти из дома, алкоголь запрещен, мужчины ходят в джеллябах, а некоторые имамы поддерживают Исламское государство.
 «Чем больше я углублялся между зданий, тем ошеломленнее я становился», 
- пишет репортер Paris Match. 
«Задворки исламистских чудес, салафитский карман, анклав, который хочет жить так, как во времена Мухаммада. Пекарня, парикмахер, менеджеры по строительству, подростки. Над всеми берет верх Коран. Ну, их Коран. Это мини-исламская республика». 
Таково реальное изменение, которое должен был осудить New York Times

В Кретей, в центре парижского предместья среднего класса, находится «мечеть обращенных». Каждый год, под минаретом высотой 81 метр, символом сильного присутствия Ислама во Франции, происходят 150 церемоний по переходу в Ислам. Везуль, на юге прозвали «французской Раккой», так как группа друзей из средней школы уехала в Сирию, а днем, в некоторых районах, можно услышать исламского муэдзина вместо христианских колоколов. 

В деревушке Бретон, в Эде-Базуж, вы услышите то, что де Вилье назвал «духовенством в джеллабах», призывы муэдзина к молитве. Рубе известен не только знаменитым велопробегом Париж-Рубэ, но и одним из салафитских центров, осужденных Жилем Кепелем. 

В Трапе, мусульмане составляют около 60% населения. Это электоральный бастион Бенуа Хамона, кандидата от социалистов на президентских выборах во Франции. Католики и иудеи скрывают свою идентичность из страха репрессий со стороны исламских сторонников расового превосходства. 
«В Трапе, Французская Республика больше не существует; Это город, в котором правят исламисты, джихадисты, мусульманские братья и салафиты »,
 - сказал Ален Марсо, бывший судья по антитеррористическим расследованиям. 50 мусульман уехали из Трапе в Сирию.

Сен-Дени, колыбель французского католицизма, где покоятся короли Франции, назвали «Моленбек-сюр-Сен» по имени брюссельского террористического центра. Журнал Le Figaro опубликовал рассказ журналиста Рашида Самури, который внедрилась в Сен-Дени, чтобы поговорить с французскими мусульманами, которые поддерживают ИГИЛ.
 «В Ракке французы находятся дома: вторым разговорным языком после арабского является французский. На улицах ИГИЛ распространяет террор, а французы самые худшие, они угрожают и избивают женщин, если их лица не скрыты никабом, или если они производят шум своей обувью. Шум от женских каблуков считается грехом".
 В Шатонёф-сюр-Шер, городе с населением в 1500 человек, в самом сердце Луары, группа мусульман живет в согласии с проповедями имама, который пригласил всех правоверных оставить города, чтобы переселиться во французскую деревню и создать чистые «мусульманские деревни». Это происходит повсюду. В Сент-Узе, городе с населением в 2000 человек, на юге Франции, родители мусульманской семьи из шести детей отказываются отправлять своих детей в «школы неверных».

Однако есть не только салафиты. Тарик Рамадан и другие исламские проповедники ежедневно призывают французские мусульманские массы через мечети и школы, завоевывая умы и сердца через телевизоры, книги и митинги. Журнал Valeurs Actuelles назвал это «тихим завоеванием»: 
«Его амбиции ясны: изменение французского общества. Медленно, но верно".
Сравнение недельной частоты посещения мечети в пятницу и церкви в воскресенье, показывает ясный сценарий: 65% практикующих католиков, старше 50 лет. В отличие от этого, 73% практикующих мусульман, моложе 50 лет. Тенденция показывает, что во Франции имеются три молодых практикующих мусульманина на каждого молодого практикующего католика. По данным Valeurs Actuelles, сегодня во Франции почти 2400 мечетей, по сравнению с 1500 в 2003: 
«Это самый видимый признак быстрого роста Ислама во Франции».
 За последние 30 лет во Франции построено больше мечетей и центров для мусульман, чем всех церквей, построенных в прошлом веке. практикующие католики, знаменитые «Catholiques pratiquants», стали странностью.

После того, как отец Жак Хамель был убит в своей церкви в Нормандии, премьер-министр Мануэль Валлс заговорил о необходимости строительства новых мечетей для обучения имамов, в то время как министр внутренних дел Бернар Казнев предложил новый пакт между государством и исламом. Французские власти до сих пор отказываются просыпаться.

Французский философ Пьер Манан, а не Дональд Трамп, написал в своей книге «Положение Франции» (La situation de France), что «мы являемся свидетелями расширения и укрепления мусульманских практик, а не их сокращения или ослабления». Это будет центральным вопросом на следующей французской избирательной кампании. 

Ислам маячит не только во французских выборах, но и в будущем Европы.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё