"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Гарантия выживания режима



А.Савийон, И. Кармон, 6 апреля 2017


Введение

СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий) предоставляет иранскому режиму два исторических достижения — статус ядерного государства и иммунитет от западного нападения за его ядерные разработки. Фактически, это гарантия Запада выживания режима Исламской Республики. Эти достижения не могут быть отменены до тех пор, пока само соглашение не будет признано недействительным.
Представители Ирана подчеркнули, что, даже если администрация президента Трампа отменит соглашение, он не сможет быть отменено, потому что Иран предусмотрительно привлек ЕС и ООН к его поддержке. Даже если США отменят соглашение в одностороннем порядке, оно все равно останется в силе, то есть, у Ирана останется статус ядерного государства.

Президент Ирана, Хасан Рохани, подчеркнул на заседании кабинета 11 ноября 2016, на следующий день после того, как Трамп был избран президентом, что нет никакой возможности отменить соглашение. Он сказал: 
«Мудрость Ирана в ядерном соглашении заключалась в том, что СВПД получил одобрение через резолюцию Совета Безопасности ООН, и не был просто [двусторонним] соглашением с конкретной страной или администрацией. Поэтому оно не может быть отменено никаким решением конкретной администрации". [1]
Со дня вступления в силу СВПД в январе 2016 и даже ранее, официальные представители иранского режима неоднократно предупреждали, что если США нарушат соглашение и, особенно, если против Ирана будут введены дополнительные санкции, Иран отменит соглашение и вернется к статус-кво, существовавшему до соглашения, и даже продвинется дальше.

Например, в письме руководства Верховного лидера Ирана Али Хаменеи от 21 октября 2015, президенту Рохани, которое является «обусловленным одобрением» соглашения, говорилось: 
«На протяжении восьмилетнего периода любое введение санкций на любом уровне и под любым предлогом, в том числе, повторяемые предлоги терроризма и прав человека) со стороны любой из стран-участниц соглашения будет представлять собой нарушение СВПД, и [иранское] правительство будет обязано предпринять необходимые действия в соответствии с пунктом 3 Меджлиса и прекратить действия, предусмотренные СВПД». [2]

Иран меняет свою политику, от угроз отменить соглашение — к угрозам параллельного реагирования

Однако после того, как США ввели дополнительные санкции в отношении Ирана, в периоды обеих администраций, Обамы и Трампа, стало ясно [3], что Иран не собирается осуществлять свои угрозы. Вместо этого Иран представил новую формулу, которая не обязывает его отменять соглашение, как он ранее угрожал. Новая формула определила, что иранский режим будет реагировать на любое нарушение соглашения США своим собственным параллельным нарушением.

Действительно, 26 марта 2017, после объявления госдепартаментом США 24 марта 2017 новых санкций в отношении компаний и частных лиц, связанных с иранской ракетной программой, МИД Ирана объявил контр-санкции против 15 американских компаний. Кроме того, в ответ на Закон о противодействии иранской дестабилизирующей деятельности от 2017, который в настоящее время находится на рассмотрении в американской администрации и Сенате США, определяющий Исламский революционный гвардейский корпус Ирана в качестве террористической организации, председатель комитета Меджлиса по национальной безопасности, Ала Аль-Дин Боруджерди, объявил 25 марта 2017, что комитет представит Меджлису план, по которому ЦРУ и Вооруженные силы США определяются как террористические организаций, и который будет принят после иранского праздника Норуз 21 марта. [4].

3 апреля 2017, министр иностранных дел Ирана, Джавад Зариф подтвердил: 
«Если наступит такой момент, когда американцы не будут осуществлять СВПД, мы быстро вернемся к положению, сложившемуся перед ним, и достигнем гораздо большего, чем то, что мы когда-то имели ... У нас достаточно гарантий на тот день, когда [иранский] режим решит и почувствует, что уровень нарушений американских обещаний настолько высок, что мы должны вернуться к ситуации, предшествующей СВПД. Однако мне кажется, что этого не случится». [5]
Следует отметить, что в своих опасениях относительно возможности возврата Ирана к статус-кво, существовавшему до соглашения, Зариф не устанавливает никакой красной линии или конкретного условия, нарушение которого будет вынуждать Иран отменить соглашение. Вместо этого он утверждает, что Иран будет действовать, «когда почувствует», что США повышают уровень своих нарушений в отношении Ирана. Кроме того, Зариф добавляет, что такой ситуации, по его оценке, не произойдет.

Отказ Ирана от прежних угроз и предупреждений о сохраняющейся действительности СВПД, даже если США отменяет его, является свидетельством исторической важности соглашения для иранского режима. По нашей оценке, Иран не откажется от этого соглашения, даже если США будут продолжать вводить санкции против страны, и даже если они будут участвовать в военных действиях против интересов Ирана. Иран не откажется от соглашения, которое наделяет его статусом ядерного государства, что является гарантией выживания режима и обеспечения неприкосновенности от нападения Запада, направленного на смену режима. Такое историческое достижение было представлено Ирану администрацией Обамы посредством СВПД.

Разумеется, угроза возврата к ситуации, сложившейся до ДССП, сама по себе является пустой, потому что, если режим это сделает, то он вернется к ситуации, определенной тогдашним Госсекретарем США, Дж. Керри, как «двухмесячный [ядерный] перерыв» [6]. Таким образом, это приблизит риск нападения Запада.

СВПД — инструмент обеспечения выживания иранского режима

Иранский режим цепляется за СВПД, потому что это соглашение гарантирует его выживание. Президент Обама перевел иранский режим из статуса «обвиняемого государства», подверженного санкциям Совета Безопасности за его ядерную программу, в статус легитимного ядерного государства, которое может вести переговоры с остальными мировыми державами о модернизации своей ядерной деятельности.

Экзистенциальная угроза, которая привела верховного лидера, Али Хаменеи, к возрождению иранского ядерного проекта в 2002, (после того, как основатель иранской революции, аятолла Рухолла Хомейни, остановил государственный шахский ядерный проект), была угрозой выживанию режима. Режим находился под угрозой как из-за прямого нападения со стороны Запада с целью свержения режима, так и косвенного — путем мобилизации внутренней оппозиции, который режим окрестил как «фитна», то есть, гражданские волнения, последовавшие после президентских выборов 2009, которые он подавил. По этой причине, Хаменеи, в ходе переговоров по СВПД, потребовал, чтобы США прекратили трансляцию на Иран американских передач на фарси, приостановили свою политическую и экономическую поддержку иранских оппозиционных групп и прекратили критиковать иранскую цензуру в Интернете. Все три требования связаны с выживанием режима (см. «Расследование и анализ MEMRI» № 837, «Цель Хаменеи на ядерных переговорах — обеспечение выживания его режима», 15 мая 2012).

С СВПД Хаменеи достиг двойной цели, обеспечив как выживание своего режима, так и членство Ирана в ядерном клубе. Первоначальная цель иранского режима в СВПД состояла в том, чтобы гарантировать выживание режима перед лицом всех возможных угроз, как изнутри, так и снаружи, а не получение крупной экономической помощи или приведение Ирана к западной экономике, чтобы облегчить тяжелое экономическое положение своего народа. Этого Хаменеи намерен достигнуть с помощью «экономики сопротивления», главным инструментом которой является уверенность в себе и отказ от экономического сотрудничества с Западом и иностранных инвестиций в Иран.

Иранский ядерный статус, обещанный Хаменеи администрацией Обамы в соглашении, поддерживаемом Европой, позволяет ему и дальше подавлять иранский народ и продолжать распространять иранскую революцию на весь регион.


[1] ISNA (Iran), November 9, 2016.
[2] MEMRI Inquiry and Analysis No. 1196, Iranian Supreme Leader Khamenei's Letter Of Guidelines To President Rohani On JCPOA Sets Nine Conditions Nullifying Original Agreement Announced July 14, 2015, October 22, 2015.
[3] Tasnim (Iran), March 26, 2017.
[4] IRIB (Iran), March 25, 2017.
[5] Farsnews (Iran), April 3, 2017.
[6] http://www.huffingtonpost.com/entry/john-kerry-iran-israel_us_55b22b45e4b0224d8831d360


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё