"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Последствия непонимания истории

Эйад Абу Шакра

asharq al awsat logoНе обязательно, чтобы все, кто занимается политикой, имели университетские степени по Истории.

На самом деле многие видные государственные деятели мира никогда не занимались ни Историей, ни политологией.

Некоторые из них вошли в политику в качестве законодателей после обучения в юридических школах. Другие — пришли через военные академии, такие как им. Шарля де Голля и Уинстона Черчилля.

Третья группа включает даже тех, кто специализировался в медицине и технике, прежде чем пришел во власть либо путем избрания, либо путем переворота. Среди них, такие врачи, как Эрнесто "Че" Гевара, Махасир Мохамад из Малайзии и Мишель Башеле из Чили, а также такие инженеры, как президент США Герберт Гувер, турецкий министр Некметтин Эрбакан ... , и в настоящее время, министр иностранных дел Ливана Джебран Бассиль.

Возвращаясь к Истории, я не думаю, что есть проблема читать лекции по Истории, но, несомненно, это одна из причин искажения и субъективного "толкования".

На прошлой неделе, министры иностранных дел «мировой коалиции» из 68 членов, которые пытались победить ИГИЛ, встретились в Вашингтоне по приглашению госсекретаря США Рекса Тиллерсона. Совещание, в котором принял участие г-н Бассил, было проведено с целью рассмотрения и ускорения кампании за прочное поражение экстремистской террористической организации.

Мне не посчастливилось прочитать о содействии г-на Бассиля в вышеупомянутое совещание, однако, у меня был шанс прочитать то, что он сказал в Институте Вильсона в Вашингтоне во время своего пребывания в столице США.

Ливанский министр иностранных дел сказал (из того, что мне удалось выяснить) нечто, вроде:
«ИГИЛ как идеология, существовал уже долгое время, и из-за этой идеологии треть ливанцев эмигрировала в Америку и другие части мира, а потом еще треть - погибла при «осаде союзников» во время первой мировой войны. 
Оставшаяся треть, по словам г-на Бассила, сумела остаться и продолжает бороться против ИГИЛ до сегодняшнего дня.

Что представляется чрезвычайно интересным в этом историческом вояже — это противоречие сразу нескольким историческим фактам, хотя в эти дни радикализма, религиозного сектантства и этнического экстремизма это очень «привлекательное» подстрекательство против «политических врагов» г-на Бассиля. Более того, это не очень поможет сплочению ливанского «правительства национального единства», не говоря уже о духе «национального согласия» в довольно сложных местных, региональных и даже международных сферах.

Прежде всего, утверждение, что идеология ИГИЛ существовала «в течение длительного времени», принимая во внимание остальную часть его речи, намекает на период до первой мировой войны. Это означает, что она существовала еще до того, как Ливан был даже создан как государство в его нынешних границ в 1920.

Потом, есть четкое указание, что то, что подразумевалось, было Османской империей, хотя османы были последователями либеральной суннитской ханафитской школы исламской юриспруденции, которая не имела никакого отношения к «такфиру» ИГИЛ, то есть, объявлению других вероотступниками, что отвергается всеми мусульманскими государствами.

В дополнение к этому, Османская империя, которая доминировала на Ближнем Востоке и в большинстве стран Северной Африки между 1516 и 1918, прошла через «Танзимат», далеко идущее прогрессивное движение, включавшее в себя модернизацию и конституционную реформу в 1839 - 1876, объявляя значительную религиозную терпимость и открытость. Даже, когда внешнее давление и военное поражение в Европе послужили поводом для султана Абдул-Хамида II восстановить некоторый авторитаризм, ему противостояли «реформисты» с 1908, а позже он был низложен Талаатом «Трех пашей», Энвером и Джемалем, наиболее далекими от исламского консерватизма, не говоря уже об «ИГИЛизме» ... , если он вообще когда-либо существовал.

Другой вопрос, который затронул г-н Бассил, и который звучал, скорее, как фольклорный, чем как серьезное чтение Истории, — это его стремление упомянуть ливанскую эмиграцию во время османского правления, игнорируя «реальные» причины ускоренного исхода после окончания Ливанской войны (1975-1990).

Это можно объяснить его двусмысленной позицией по отношению к Хезболле. Он утверждал в Вашингтоне, что Ливан платит высокую цену за то, что происходит в Сирии, включая военное вмешательство Хезболлы. Он добавил, что не выступает за (про-иранскую шиитскую партию/ополчение) и предложил тем, кто хотел узнать больше о ее военной интервенции в Сирии и в другие части региона, спросить саму Хезболлу.

Весьма интересно то, что Хезболла считается террористической организацией в США, где выступал господин Бассил. И все же она (Хезболла) является союзницей партии Бассила, Свободное патриотическое движение (СПД). Еще интереснее то, что Хезболла была главным игроком, навязавшим Ливану генерала Мишеля Ауна, основателя и руководителя СПД, и тестя г-на Бассила, в качестве президента после более чем двухлетнего президентского вакуума. Аун, в свою очередь, продолжал защищать не только военное участие Хезболлы в Сирии, но и использование сирийской ситуации для оправдания сохранения Партией своего оружия, несмотря на то, что все ливанские ополчения добровольно разоружились после 1990.

Таким образом, утверждение министра Басиля, что «официальная политика Ливана», выраженная в манифесте «правительства национального единства», направлена на то, чтобы удержать Ливан от всех региональных конфликтов, практически лишено смысла.

Другим заслуживающим внимания моментом была критика Бассиля в связи с тем, что международное правосудие не действовало против ИГИЛ. Его партия СПД всегда критиковала Особый трибунал по Ливану (ОТЛ), сформированный в 2005, для расследования и судебного преследования лиц, причастных к убийству экс-премьер-министра, Рафика Харири, и еще 21 человека. ОТЛ уже обвинила в причастности к преступлению не менее пяти ополченцев Хезболлы, но до настоящего момента партия отказывалась сотрудничать с ним. С другой стороны, известные фигуры в СПД Бассиля недавно жаловались на расходы ОТЛ на казну Ливана.

Наконец, не в последнюю очередь, ливанский министр иностранных дел вновь призвал к возвращению сирийских беженцев и перемещенных лиц в оба района, считающиеся боевыми, или в провинцию Тартус, в алавитовском центре северо-западной Сирии. Эта негативная позиция в отношении тяжелого положения сирийских беженцев и перемещенных лиц, на самом деле, не нова. Это повторение старой негативной позиции по отношению к палестинским беженцам, которые были перемещены с 1948. Хотя с националистических и гуманитарных позиций, обязанностью является отказ от искоренения и перемещения в целом, некоторые ливанцы больше времени проводят в прошлом, критикуя палестинские жертвы, чем осуждая государство, которое их искоренило и выгнало из их домов (автор имеет ввиду Израиль - прим. Трансляриума). Сегодня тенденция, представленная г-ном Бассилем, не хочет никаких сирийских жертв, однако, не критикует и не привлекает к ответственности тех, кто причинил им страдания!

В этом и заключается корень проблемы, которая помешала превращению Ливана из «сделки» — в истинное государство. Таким образом, намеренное недоразумение и неправильное толкование истории Ближнего Востока оставляет Ливан слабым звеном в бушующем регионе.

Примечание Трансляриума: Трансляриум переводит статьи анти-израильских авторов для информирования читателей о тенденциях в арабской прессе.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё