"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Почему я не беспокоюсь о палестинцах?

Какие мне видятся варианты

Image result for yasser arafat children

Джон Дербишир, 9.05.2002 “National Review”

Почему я не беспокоюсь о палестинцах? Конечно, то, что я о них не беспокоюсь, выглядит не очень красиво. Быть «палестинцем» - это просто не может быть весело. 

Вы, или ваши родители, или ваши бабушки с дедушками убежали, чтобы остаться в живых во время войны 1948 года. Вас – и/или их, вместе с несколькими поколениями ваших тетей, дядей, братьев и сестер, родных или двоюродных – с тех пор загнали в какой-то убогий лагерь беженцев, где вы живете на подаяния БАПОР. (Кстати, «жить на подаяния БАПОР» - означает – «на деньги налогоплательщиков США». Но вы это и так знаете, верно?)

Здесь нет никаких промышленных или частных предприятий, где можно бы было работать. Ваши лидеры случайно выиграли для вас в Осло какую-то странную урезанную автономию; но это ни к чему не привело, и вы не знаете почему. В сущности, ничего не изменилось к лучшему, а теперь израильтяне и вовсе все это разрушили. 

Все остальные арабы в мире ненавидят вас (малоизвестный факт политической жизни Ближнего Востока, но подтверждаемый моим коллегой Дэвидом Прайс-Джонсом, который знает арабский мир, как никто другой). Все это выглядит неважно, и вы постепенно теряете надежду. Разве я не должен вас пожалеть?

Безусловно, сам я поддерживаю в этом конфликте Израиль. Это мое право как свободомыслящего человека. Но я же христианин, верно? Разве у меня не должно быть христианского сострадания к бедным страдающим палестинцам? «Не спрашивай, по ком звонит колокол...» и т.д., и т. п.

Ну, я полагаю, что должен сострадать, но, честно говоря, я не делаю этого в данном случае. Почему нет? Почему же меня не волнуют палестинцы? Всё нижеперечисленное НЕ является ответом:
  • Мне нравится принимать душ с евреями.
  • У палестинцев темная кожа, а я расист.
  • Мое имя было первоначально Дербиштейн.
  • Моя британская кровь кипит от стыда за потерянную империю.
  • Я прислуживаю или пытаюсь заискивать перед евреями, которые управляют СМИ в США.
  • Я жестокий, жестокий изувер.
Кроме того, то, что я устал всем сострадать, тоже не является ответом на этот вопрос. Хотя, это предположение достаточно близко. Я осознаю определенный уровень утомления от сострадания по отношению к миру в целом и оно плавно перетекает в палестинский вопрос.

На днях у меня был удручающий опыт чтения подряд двух статей: замечательно озаглавленной статьи Стефана Коткина «Трэшканистан» («Trashcanistan»; Trash canister - переводиться как «Мусорный контейнер» - Прим. перев.) в «Новой республике» (New Republic) от 15 апреля, а затем статьи Хелен Эпштейн «Мозамбик: в поисках скрытой причины СПИДа» от 9 мая в «Нью-йоркском обзоре книг» (New York Review of Books)

Первая статья (Стефана Коткина) – это длинный обзор шести книг о судьбах бывших республик СССР, ставших самостоятельными государствами после его развала. Во второй статье автор пыталась понять, почему сонная сельская местность Мозамбика, населенная учтивыми людьми, практикующими традиционный образ жизни, имеет высокий уровень СПИДа.

От описания Коткиным бывших советских колоний – Украины, Молдавии, республик Средней Азии и Кавказа – просто волосы встают дыбом. Главными элементами жизни там являются – полное разрушение экономики, «бандитские разборки между министрами правительств», рост исламофашизма и бегство больших групп населения из них. (Треть трудоспособного населения Молдавии бежала. Я недавно читал другой отчет об этой несчастной стране. Цитирую: 
«По оценкам экспертов, с момента распада Советского Союза от 200 000 до 400 000 женщин было продано в рабство для занятия проституцией - похоже, почти 10 процентов женского населения республики».)
 Коткин красочно описывает ужасающую ситуацию, в которой оказались южные и западные окраины бывшего Советского Союза, поясняя ситуацию легко запоминающимися короткими фразами такого типа: «Украина получила свою страну и теперь проедает ее.»

Хелен Эпштейн в статье о Мозамбике, рассказывает о страшном положении дел в стране. Она выяснила, что основополагающая проблема страны заключается в том, что: 
«Эти люди настолько бедны ... , что секс стал частью их экономики. В некоторых случаях, это практически единственная валюта, которая у них есть.» 
Мужчины уезжают на заработки на шахты ЮАР на долгие месяцы, и, конечно, утешаются там, развлекаясь с проститутками. Женщины остаются дома, выживая кто как может, чаще всего становясь любовницами немногих оставшихся мужчин, которые могут их прокормить. Почему они все так бедны? Потому что Мозамбик разрушается коррупцией, постоянными войнами между разными племенами и глупой экономической политикой.

Что за мир! Вы можете, конечно, читать подобные истории, но рано или поздно, вы начнете закрывать на них глаза. Что можно надеяться исправить в этом мире? Все простые объяснения таких ужасов, творящихся на большей части нашей планеты, уже израсходованы. Теперь мы знаем, что в этом не виноват ни колониализм, ни неоколониализм, ни капитализм и ни социализм. Эти места, эти страны просто такие какие есть. По каким-то культурологическим причинам, которых мы не понимаем и не можем с ними ничего поделать.

И это и есть та ситуация, в которой, с моей точки зрения, находятся палестинцы. Палестинцы – это арабы. 

А арабы, какими бы ни были их средневековые достижения (насколько я могу понять, эти достижения были в основном достижениями «передачи» - «арабские» цифры, например, пришли из Индии), политически безнадежны. 

Кто может оспорить это? Посмотрите на последние 50 с лишним лет, с тех пор как колониальные державы оставили их. Чего достигли за этот период арабы? Что они построили? Где в арабском мире есть след или искра демократии? Конституционализма? Независимости закона от прихоти правителя? Свободного расследования? Открытых общественных дебатов? Есть в вашем доме хоть одна вещь с надписью «Сделано в Сирии?» Арабы, как отдельные личности, могут быть очень обаятельными и способными, и могут очень хорошо работать в свободных обществах, таких как США. За последнее время, как минимум две Нобелевские премии присуждены лауреатам с арабскими именами. Но коллективно, как нация, арабы безнадежны.

Все это относится и к палестинцам. В юности, я провел несколько лет в Гонконге. Гонконг - бесплодная скала с нулевыми природными ресурсами, находящаяся под иностранной оккупацией, переполненная беженцами из тирании Мао. Люди там не отдыхали в лагерях БАПОР и не совершали терактов-самоубийств в особняке губернатора. Они торговали, строили, инвестировали, производили, работали, в результате чего Гонконг стал сверкающим современным городом, заполненным хорошо одетыми, образованными, сытыми людьми, гордящимися тем, что они сделали все вместе, и с более высоким уровенем жизни, чем в самой Британии. Если бы после соглашений Осло или, если на то пошло, за 20 лет иорданской оккупации, палестинцы пошли по этому пути, отложили бы в сторону свои мечты о мести и резне и сосредоточились на создании чего-то стоящего, я бы мог их уважать. Но поскольку сегодня есть то, что есть, то я не могу.

Единственное, что я могу сказать, и что хоть как-то похоже на сочувствие, так это то, что БАПОР, безусловно, является частью их проблемы. Если вы посетите веб-сайт БАПОР, вы увидите, как они гордятся тем, что кормили, одевали, защищали, обучали и заботились о палестинских беженцах 1948 года... и об их детях,.. и об их внуках. 

Количество людей, о которых заботилось агенство БАПОР с 1948 года, увеличилось с 600 000 человек до сегодняшних почти 4 миллионов. 

И тогда я понимаю, что главной целью бюрократии, особенно бюрократии, выросшей на ниве благотворительности, является укрепление и расширение своего поля деятельности, неуклонного роста числа ее «клиентов»; но это же нелепо. Получается, что нормальные люди Гонконга должны каждый вечер опускаться на колени и благодарить Бога за то, что в их колонии в 1949 году не было БАПОР

Очевидно, это же должны делать беженцы из Германии и Восточной Европы, «затопившие» Западную Европу после Второй Мировой Войны (Я видел цифры, говорящие примерно о 14 миллионах человек – только судетских немцев насчитывалось почти 3 миллиона. И где можно увидеть их загнивающие лагеря? Где их террористы-смертники?).

Но я сомневаюсь, что палестинцы могли бы создать какое-то нормальное сообщество, даже если бы помощь бюрократии благотворительности не отравляла им жизнь. Никто из арабов не смог. Куда бы вы не кинули взор в арабском мире, везде вы увидите нищету, деспотизм, жестокость и безнадежность. С политической точки зрения, наилучшими образованиями в арабском мире являются Египет и Иордания - однопартийные клептократии в латиноамериканском стиле. Но это вершины арабских политических достижений, управляемые собственными правительствами в условиях независимости. Нормой же является бандитизм во главе с такими головорезами как Асад, Каддафи или Саддам. И это никак не связано с религией: светские государства (Ирак, Сирия) так же ужасны, как и религиозные, такие как Саудовская Аравия. Эти люди безнадежны.

Предполагается, что мы все должны поддерживать идею о создании палестинского государства. Зачем? Мы прекрасно знаем, как это будет выглядеть. Почему мы должны желать, чтобы еще одна гангстерская сатрапия была добавлена ​​к арабскому позорному списку, занимающихся взращиванием террористов, призжающих затем сюда, в Америку, и убивающих американцев в их офисах? Я не хочу создания палестинского государства. Я думаю, я был бы сумасшедшим, если бы хотел этого.

Каковы, на самом деле, возможные перспективы для палестинцев? Я думаю, что следующий список является исчерпывающим:
  1. Независимое государство под управлением Арафата или какого-то другого головореза.
  2. Военная оккупация Израилем.
  3. Реинтеграция в иорданско-палестинскую нацию.
  4. Опека ООН в какой-либо форме.
  5. Изгнание с территорий Западного Берега и Газы и присоединение этих территорий к Израилю.
Номер 1 – это то, чего, как предполагается, мы все хотим. Как я уже объяснил, я этого не хочу, и не понимаю, почему кто-то другой может этого хотеть. Я имею в виду, кроме палестинцев, если они жаждут, чтобы ими правили аморальные хулиганы (что, по данным опросов, они, видимо, и делают). Я полагаю, они имеют некое теоретическое право видеть свои желания выполненными - но почему остальные должны позволить этому случиться, учитывая то, какие опасности это несет для нас?

Номер 2 - может работать какое-то время, но израильтяне в конце концов уже устали от такого варианта, и тогда мы переходим к одному из следующих.

Номер 3 - возвратил бы нас к псевдо-стабильности, существовавшей до 1967 года, но крайне непопулярен у иорданцев – и, вспомните, что произошло в 1967 году!

Номер 4 – без сомнения, заставил бы бюрократов из БАПОР млеть от счастья, но, как и в случае с номером 1, трудно понять, что в нем хорошего для остальных из нас. У нас, что уже более, чем достаточно денег на социальные выплаты нашим собственным гражданам?

И в результате остается вариант номер 5 – изгнание. Я начинаю думать, что это может быть лучшим вариантом. И не я один. Вот Дик Армей, республиканский лидер в Палате представителей США, беседует с Крисом Мэтьюзом в передаче «Хардболл»*( Hardball):

МЭТЬЮЗ: Просто для ясности, вы полагаете, что палестинцы, которые сейчас живут на Западном Берегу, должны оттуда уйти?

АРМЕЙ: Да.

* «Хардболл» с Крисом Мэтьюсом - ток-шоу американского телевидения на канале MSNBC. Название ток-шоу «Hardball» переводиться, как «жесткая линия», «бескомпромиссность». - Прим. перев.

Когда я говорю «лучший вариант», я не имею в виду «лучшее для палестинцев». Я не думаю, что у них есть хорошие варианты (с нашей, западной точки зрения – Прим. перев.). Будучи арабами, они неспособны построить рациональное государство, поэтому их будущее, вероятно, безнадежно, что бы ни случилось. 

Их варианты - это те, что я перечислил выше: жить под властью гангстеров, или израильтян, или иорданцев, или бюрократов от социального обеспечения. Или отправиться куда-нибудь в другое место и жить под великодушным правлением их братьев-арабов.

Изгнание будет тяжелым для палестинцев? Полагаю, да. Будет ли это тяжелее, чем варианты с 1 по 4? Я сомневаюсь в этом. Могу ли я уверенно указать, какой из вариантов будет более успешным, чем другие? Нет.


Перевод: +Olga Treivish 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё