"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Ответственный аналитик Саудовской Аравии, Халед Аль-Дахил: отказ ХАМАСа от признания Израиля противоречит позиции всех арабских государств, которые одобрили Арабскую мирную инициативу

В своей колонке в лондонской ежедневной газете «Аль-Хайят», ответственный политолог, Халид аль-Дахил, представил свои впечатления и комментарии к интервью, которое он имел с главой политбюро ХАМАСа, Халедом Машалем, за несколько дней до его ухода на пенсию и накануне публикации новой политической программы ХАМАСа.

По словам Аль-Дахила, Машаль просил встретиться с ним, чтобы представить свою доктрину относительно Израиля, отношений Хамас— Фатх и отношений ХАМАС — Сирия. В ходе интервью Машаль заявил, что он принимает арабскую мирную инициативу, но, тем не менее, продолжает выступать против признания Израиля. Что касается Сирии, Машаль признал щедрость сирийского режима по отношению к ХАМАСу, которая включала в себя разрешение ХАМАСу разрабатывать свои ракеты на заводах режима, и описал предысторию кризиса, который позднее получил развитие, когда ХАМАС отказался поддерживать военную кампанию режима против мятежников.
В своей колонке Аль-Дахил подверг критике позицию Машаля относительно признания Израиля, заявив, что это нереалистично и заталкивает ХАМАС в тесный угол, поскольку она противоречит позиции всех арабских стран, которые одобрили арабскую мирную инициативу. Аль-Дахил добавил, что состояние вооруженного сопротивления в арабском мире уменьшилось из-за отсутствия достижений, а также потому, что сопротивление было захвачено элементами, которые стремятся использовать его только для достижения своих собственных целей. Он добавил, что ширится раскол между интересами вооруженного сопротивления и теми арабскими странами, которые не нуждаются в ХАМАСе в той мере, в какой ХАМАС нуждается в них. Ниже приводятся выдержки из его колонки: [1]

Халед Машаль (Фото: Aljazeera.com)

Машаль: ХАМАС выступает против признания Израиля до создания палестинского государства
«Я [давно] хотел встретиться с Абу Аль-Валидом Халедом Машалем, главой политического бюро ХАМАСа (и встреча, наконец) состоялось на прошлой неделе в Дохе, Катар, куда я нанес визит, чтобы присутствовать на 11-м Форуме Центра исследований Аль-Джазира. В воскресенье (второй день конференции), когда я направлялся на первое заседание, ко мне подошел человек, приветствовал меня от имени Халеда Машаля и предложил мне встретиться с ним. Я был рад и одобрил это. Поскольку я должен был вернуться в Эр-Рияд в понедельник, я сказал [человеку], что воскресенье — единственный день, когда я могу встретиться с Машалем, и это было действительно так. Я расположился в гостиной, и один из помощников Машаля попросил меня передать мой мобильный телефон. Я спросил, зачем, и Абу Аль-Валид объяснил, что это было в первую очередь для моей собственной защиты, так как современные телефоны могут быть использованы как подслушивающие устройства. Я согласился и отдал свой телефон. Мы немедленно приступили к беседе, которая длилась с 15:30 до 18:30 ... Абу Аль-Валид в значительной степени управлял беседой. Она оставила мало места для вопросов, и [во всяком случае], затронула почти все темы, которые меня интересовали. Он обращался к темам по мере того, как они возникали и представляли, по его мнению, интерес для других людей. Я, со своей стороны, хотел только выслушать этого человека на первой встрече и сделать несколько комментариев. Он рассказал о своей жизни в Кувейте; своих связях с Саудовской Аравией; разногласиях между ХАМАСом и ПА, и особенно ФАТХом; позиция ХАМАСа относительно арабской мирной инициативы, и, особенно, относительно признания Израиля; Мекканского соглашения [2] и, наконец, о том, что произошло между ним и сирийским руководством, когда в Дераа произошла [сирийская] революция, пока он не покинул Дамаск, что произошло в январе 2012. Под конец, Машаль сказал, что через две недели ХАМАС опубликует новый политический план, одновременно с его уходом на пенсию, о котором было объявлено заранее».
«В этой колонке я не представлю ничего, кроме своих комментариев о встрече. Во-первых, об отношениях ХАМАС-ФАТХ. Из комментариев Машаля я понял, что остается хроническая причина для палестинских разногласий. В частности, ХАМАС охотно присоединится к ООП, если ФАТХ откажется от своего настойчивого контроле над организацией и сделает ХАМАС вторым столпом вней (как и подобает его размеру) рядом с ФАТХом. Другая причина заключается в том, что ФАТХ, возглавляемый Махмудом Аббасом, выступает против вооруженного сопротивления, которого придерживается ХАМАС. Руководство движения считает, что переговоры и сопротивление можно объединить. В этом контексте я обратил внимание на то, что Халед Машаль защищает противодействие [ХАМАСа] признанию Израиля в нынешних условиях. В ходе нашей беседы, он еще раз подчеркнул, что ХАМАС признает границы 1967, что на самом деле является прогрессивной позицией, но отказывается признавать израильское государство до создания палестинского государства. Его аргументом было то, что признание [Израиля] является решением палестинского народа, и что ни одна организация не имеет права принимать такое решение самостоятельно.
«Говоря логически, такая позиция вполне легитимна. Но проблема заключается в том, что она несовместима с палестинской и арабской политической реальностью. ООП признала Израиль в соответствии с соглашениями Осло и не ставила это в зависимость от признания Израилем [палестинского государства] или даже прекращения поселенческой деятельности. Поэтому, если ООП примет точку зрения ХАМАСа, ей придется отозвать свое признание [Израиля], что означает отмену соглашений Осло. По правде говоря, игнорирование Израилем мирных соглашений, особенно тех, которые были заключены с палестинцами, может означать, что этот вариант [отмена признания] будет единственным, который останется, чтобы вернуть ситуацию в нужное русло.

Аль-Дахил: отказ Хамаса признать Израиль противоречит позиции всех арабских государств, которые одобрили арабскую мирную инициативу.
«Что касается отношений между Хамасом и Саудовской Аравией, Абу Аль-Валид неоднократно выражал свое восхищение [лояльностью] к арабизму со стороны покойного короля Абдалла ибн Абд аль-Азиза и нынешнего короля Салман ибн Абд аль-Азиза. Что привлекло мое внимание в этом контексте, так это его комментарий к тому, что ХАМАС принимает все пункты арабской мирной инициативы, кроме признания [Израиля]. Как я уже сказал, автор инициативы, король Абдалла, был недоволен этой позицией ХАМАСа, но, тем не менее, отношения между ними не были напряженными, и [Саудовская Аравия] продолжала обсуждать этот спор с Машалем за кулисами. Кроме того, Иекканское соглашение было достигнуто в 2006, после кровопролитного конфликта между ФАТХом и ХАМАСом, и спустя четыре года после начала раскола [по арабской мирной инициативе]. Стало ясно, что одна из крупных арабских стран пыталась сорвать [Мекканское] соглашение. Несогласие с ХАМАСом по вопросу признания [Израиля], на самом деле, является разногласием со всеми арабскими странами, которые одобрили инициативу на саммите Лиги арабских государств в Бейруте, в 2002, что загнало ХАМАС в тесный политический угол. [Вопрос в том], может ли это изменить политическую реальность и заставить все арабские страны изменить свои позиции [по этой теме] ».

Аль-Дахил: Ширится раскол между вооруженным палестинским сопротивлением и интересами отдельных арабских стран.

«... ХАМАС осознает, что престиж концепции сопротивления был нарушен. Это явление, наряду с другими, указывает на сложную ситуацию, с которой сталкиваются арабы, и на ее растущую сложность после арабской весны. ХАМАС это почувствовал непосредственно в Дамаске, раньше других организаций. Главное заключается в том, что сопротивление как вариант не исчезло, однако, в последние десятилетия [сторонники] сопротивления пребывают в замешательстве, начиная с непоколебимой веры в легитимность [сопротивления] до сомнений в его эффективности и авторитетности его сторонников. Это полная противоположность ситуации, существовавшей в эпоху арабского движения сопротивления от империализма, главным образом палестинского сопротивления 60-х и 70-х. Для этого есть различные причины. Некоторые из них являются старыми и накапливались с течением времени, а некоторые — новые и связаны с событиями, в основном, с арабской весной, в частности, в Ираке и Сирии. Старые причины включают скудные достижения сопротивления по сравнению с ростом потери территорий и прав. И это помимо разногласий между палестинскими группировками и невозможностью их преодоления, наряду с непрекращающимся внутриарабским расколом. Раскол был одним из серьезных атрибутов палестинского движения сопротивления, когда он был «светским», и эта ситуация сохранилась с появлением исламистского движения ХАМАС и Палестинского исламского джихада.
«Еще одна старая причина, которая продолжает набирать обороты — это расширение раскола между вооруженным палестинским сопротивлением и интересами отдельных арабских стран в арабо-израильском конфликте. Эта проблема проистекает из постоянно растущего несоответствия между обоснованием сопротивления и «государства». Это несоответствие влияет на внутриарабские отношения, в том числе, арабо-палестинские связи. Это открыло, что арабское измерение стало обузой для палестинского дела, как и палестинское дело стало обузой для некоторых арабов.
«Например, сравните «три нет», провозглашенные на саммите арабских стран в Хартуме после поражения в июне 1967 [3] с соглашениями Кемп-Дэвида, подписанными между Израилем и Египтом через 10 лет, и изменения, которые последовали за позициями многих арабских стран в отношении всего конфликта. Что из этого причинило вред остальному: арабская политика нанесла вред палестинскому делу или палестинское сопротивление навредило арабским интересам? В этом контексте, а, точнее, в его результате, появились публично [элементы], претендующие на сопротивление, но не имеющие к нему никакого отношения. Эти притязания разрушительны и появились в Ираке, а затем в Сирии после начала революции. Арабские граждане в целом и палестинский гражданин, в частности, находятся в затруднительном положении, когда сталкиваются с истинным, но нереализованным сопротивлением, и деструктивным самодеятельным сопротивлением, которое заинтересовано не в достижениях, а скорее [или только] в лозунге [сопротивления] и выгодах, которые оно может принести».

Машаль: Асад позволил ХАМАСу разрабатывать ракеты на своих фабриках, в обмен на поддержку его военной кампании против повстанцев.
«Эта проблема возникла в ходе беседы или, вернее, вопроса о связях Абу Аль-Валида и ХАМАСа с сирийским режимом после начала революции. Машаль находился в Дамаске, когда разразилась [сирийская] революция. Революционная волна и ее многочисленные последствия для Сирии вызвали большую озабоченность у него и ХАМАСа. Во время нашей беседы, он подчеркнул, что сирийский режим был великодушен к ХАМАСу и позволил ему вести политическую деятельность и разрабатывать ракеты на своих заводах,.
«Машаль упорно трудился, чтобы убедить режим принимать не меры безопасности против [сирийской] революции, а скорее избрать реформы и превентивное политическое решение. Он хотел сохранить связи [с режимом], но в то же время, он поддерживал требования народа, поэтому возник кризис между сторонами. Власти хотели, чтобы ХАМАС безоговорочно поддерживал выбранный ими вариант безопасности, но ХАМАС не мог заплатить такую политическую цену. Из моего разговора с Абу Аль-Валидом и из сообщений по этой теме за эти годы, стало ясно, что Машаль и руководство движения понимали, какую высокую цену сирийский режим назначил ХАМАСу за поддержку Сирии. Он хотел разыграть палестинскую карту в своей политической игре в самой Сирии, прежде чем она это сделала в других местах.
Руководство ХАМАСа также знало, как, еще до них и до арабской весны, сирийский режим относился к ФАТХу и Ясиру Арафату, когда он находился в Сирии, а затем в Ливане.
«После встречи с Асадом и некоторыми представителями режима, Машаль отправился в Бейрут, чтобы обратиться за помощью к Генеральному секретарю Хезболлы, Хасану Насралле, который выразил готовность помочь. Однако важный момент, поднятый событиями, а не моим разговором с Машалем — это то, что после визита Насраллы в Дамаск, сирийский режим удвоил свои усилия в решении безопасности Это говорит о том, что Насралла поощрял его последовать по этому пути, вопреки тому, на что надеялся Машаль. После пламенной речи Асада после визита к Насралле, Машаля поросили встретиться с Асадом, но он отказался, чтобы его не рассматривали как поддерживающего то, о чем говорилось в речи, и как стоящего на стороне режима против революции. Видимо, после этого Машаль столкнулся с закрытой железной дверью и покинул Дамаск в январе 2012, куда больше не вернулся».

Аль-Дахил: В отличие от Сирии и Ирана, другие арабские государства не нуждаются в ХАМАСе.

Вопрос, который неоднократно поднимал Машаль, заключается в следующем: если сирийскому режиму и его союзнику Ирану был выгоден ХАМАС, что на деле имело место, то почему другие страны не пытались также извлечь выгоду из отношений с ним? Этот вопрос подкрепляется тем фактом, что сирийский и иранский режимы претендуют на то, чтобы представлять сопротивление, и поэтому им нужен ХАМАС и другие [организации сопротивления]. Другие [арабские режимы] не имеют такой потребности в ХАМАСе, а потребность ХАМАСа в них ничем не отличается от его потребности в других. Такое различие в потребностях и приоритетах требует понимания между сторонами. Изменит ли за несколько дней уход Машаля из руководства ХАМАСа что-либо в отношениях [организации] с активными арабскими странами ... Или ситуация останется прежней? »

-------------------------------------------------------------------
[1] Аль-Хайят (Лондон), 23 апреля 2017.

[2] Соглашение, подписанное ПА и ХАМАСом в Мекке в 2007, в основном касается отношений между ними. По поводу Соглашения см. Расследование и анализ MEMRI №. 331, Мекканское соглашение — стратегический альянс ООП-ХАМАС по созданию палестинского государства без признания Израиля, 28 февраля 2007.

[3] Тремя "Нет" были: нет мира с Израилем, нет признанию Израиля и нет переговорам с Израилем.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё