"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Заключительная глава диалога с Ираном

asharq al awsat logo

Салман Аль-Доссари

Пока Иран борется с Саудовской Аравией и странами Персидского залива посредством своих ополчений в Йемене и в Бахрейне, и сражается за свои интересы в Ираке, Сирии и Ливане, продолжаются попытки примирения и миротворчества между Ираном и государствами Персидского залива, и, в первую очередь, — Саудовской Аравией.
Иногда призывы к переговорам исходили от бывшего президента США, Барака Обамы, или от европейских министров иностранных дел, а иногда (потрясающе) — усилиями стран Персидского залива.

Каждая сторона приписывает себе укрепление своих позиций, даже если это происходит за счет арабских стран и стран Персидского залива, хотя такие воззвания идут на пользу Ирану.

Всем известно, что Иран не может продолжать разумный диалог, одновременно осуществляя экспансию и политику вмешательства во внутренние дела других стран.

Тем не менее, последняя глава этих воззваний, видимо, безнадежно закончилась после того, как заместитель наследного принца Саудовской Аравии и министр обороны, Мохаммад ибн Салман, объяснил позицию своей страны, заявив, что достичь взаимопонимания между Саудовской Аравией и Ираном невозможно: «Между нами и иранским режимом нет взаимопонимания».

Поэтому просто невозможно продолжать переговоры с Ираном, который, по словам принца Мохаммеда, занят своей «экстремистской идеологией» и стремлением «контролировать исламский мир».

Самое важное и самое четкое сообщение здесь заключается в том, что битва будет происходить в Иране, а не в Саудовской Аравии.

Почему речь идет о заключительной главе?

Да именно потому, что усилия Залива должны быть направлены на прекращение экспансии Ирана, а не на посредничество, которое только изнуряет и дает иранскому режиму возможность перевести дух и пропагандировать свою революцию перед западным государством, а не страной, в качестве посредника мира.

Речь идет о времени, когда вопросы поставлены прямо, и позиции приняты на основе фактов, реальности и последствий, с которыми сталкивается регион из-за иранского проекта саботажа. Теперь уже бесполезно делать общие официальные заявления стран Залива с осуждением иранского экстремизма, которые меняются, как только заканчиваются встречи.

Позиция Ирана по отношению к арабским интересам стала беспрецедентно враждебной, превысив восемь лет войны против Ирака в 80-е годы прошлого века. Главная цель Тегерана — добраться до мусульманской «киблы», о чем сказал в своем телевизионном интервью заместитель наследного принца Саудовской Аравии.

В конце концов, односторонняя вражда начала распространяться с востока на запад Залива, и правильно ли принимать запросы о диалоге и посредничестве, которые занимают регион, вместо реального сражения?

Конечно, понятно, что каждая страна проводит свою политику, исходя из собственных интересов. Ясно также, что ни одно государство не может накладывать собственные заявления на тех, кто не разделяет тех же идей. Однако важно, чтобы было прекращено использование старых дипломатических инструментов, как эта нудная бесконечная сказка о диалоге. Также крайне важно положить конец проникновению иранского режима в систему стран Залива, что помогает Тегерану продолжать свои экстремистские стратегии.

Речь идет о том, чтобы реальная политика соответствовала реальным позициям, учитывая то, что Иран буквально ведет войны со своими соседями посредством отправки оружия и подготовки боевиков.

Те, кто считают, что в их интересы не входит коллективное сражение против иранского режима, должны, по крайней мере, позволить кому-то еще выполнить эту миссию таким образом, чтобы не усложнять решающую конфронтацию, и не уменьшать ее стратегический успех.

Если на то пошло, никто не хочет вступать в войну с Ираном или кем-то другим. Никто не собирается бить в барабаны войны, чтобы остановить иранский экстремизм. Однако простая политика никогда не бывает продуктивной с таким государством, как Иран. Администрация бывшего президента США, Обамы, придерживалась такой политики в течение восьми лет и потерпела катастрофу.

Теперь вопрос о необходимости положить конец иранской экспансии стал еще яснее. Нападение — лучшая защита. Она должна начаться с того, чтобы положить конец вмешательству Ирана во внутренние дела других стран, и разоблачить тегеранский режим в его внутренних реалиях после того, как он лишал свой народ развития на протяжении более тридцати лет. Или, как сказал наследный принц Саудовской Аравии: 
«Мы знаем, что мы — главная цель Ирана. Мы не будем ждать, чтобы битва началась в Саудовской Аравии, поэтому мы будем работать для того, чтобы она стала битвой в Иране, а не в Саудовской Аравии».


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё