"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Франция: “Запретные зоны” теперь уже в центрах крупных городов


Ив Маму, 23 мая 2017
  • «Несколько сотен квадратных метров тротуара принадлежат одним мужчинам. Женщины больше не рассматриваются как имеющие находиться там. Им запрещены кафе, бары и рестораны, а также тротуары, станции метро и городские площади». - газета Le Parisien.
  • «Вот уже более года, как район Шапель-Пажоль (10-18 округа) полностью изменил свое лицо: группы из десятков одиноких мужчин, уличные торговцы, иностранцы, мигранты и контрабандисты пристают к женщинам преследуют женщин и контролируют улицы». - газета Le Parisien.
  • В самом сердце Парижа, Бордо, Тулузы, Марселя, Гренобля, Авиньона - районы, то тут, то там, «приватизируются» наркоторговцами, салафитскими фанатиками и исламскими молодежными бандами. Основными жертвами являются женщины. Как мусульманки, так и не мусульманки подвергаются сексуальным домогательствам, некоторые -сексуальному насилию.
---------------------------------------------------------------------------------------
Политики, как обычно, полностью информированы о ситуации с женщинами.

В январе 2015, через неделю после нападения на сатирический журнал Charlie Hebdo, американский телеканал Fox News вызвал скандал во Франции, заявив, что в самом сердце Парижа созданы исламские "запретные зоны". Для французских СМИ существование "запретных зон", где немусульмане не приветствуются, и действует исламский закон шариата в самом центре столицы, было чистой ерундой и ужасными «фальшивыми новостями». Мэр Парижа, Анна Идальго, заявила, что планирует подать в суд на Fox News, потому что на карту поставлена «честь Парижа».

Однако к маю 2017, тон изменился. Французская ежедневная газета Le Parisien показала, что "запретные зоны" на самом деле существуют в центре столицы. По всей видимости, район Шапель-Пажоль, расположенный на востоке Парижа, стал очень напоминать "запретную зону". Сотни мусульманских мигрантов и наркоторговцев, толпящихся на улицах, издеваются над женщинами из-за того, что многие из этих мигрантов считают "нескромной одеждой":
«Женщины в этой части восточного Парижа жалуются, что не могут передвигаться без комментариев и оскорблений со стороны мужчин.
«Есть несколько сотен квадратных метров тротуара, принадлежащих одним мужчинам, женщины больше не имеют права на существование. Им запрещены кафе, бары, рестораны, а также тротуары, станции метро и городские площади. В течение года, район Шапель-Пажоль (10-18-й округа) полностью изменил свое лицо: группы из десятков одиноких мужчин, уличные торговцы, иностранцы, мигранты и контрабандисты преследуют женщин и контролируют улицы».
Натали, 50-летняя жительница этого района, говорит: 
«Атмосфера мучительна до того, что мы вынуждены менять свой маршрут и одежду. Некоторые [женщины] даже отказываются от прогулок».
38-летняя Аурелия, прожившая в этом районе 15 лет, говорит, что кафе-бар под ее квартирой был приятным местом, но превратился в исключительно мужское заведение. 
«Я выслушиваю много замечаний, когда прохожу мимо, особенно, когда они много выпьют", 
— говорит она. Местная 80-летняя женщина совершенно перестала выходить из своей квартиры после сексуального нападения на неё, когда она возвращалась домой. Про другую женщину говорят, что она подверглась потокам оскорблений просто потому, что стояла у своего окна.

Мэр Идальго больше не говорит о том, чтобы судиться с прессой за клевету на Париж. Она даже заявила, что эта проблема безопасности «существует уже в течение нескольких недель», и предложила начать «исследовательский процесс», чтобы бороться с дискриминацией в отношении женщин, а также «локальную группу по лечению преступности». Это был пустой оруэлловский «новояз», вызвавший насмешки и негодование в социальных сетях.

Упоминание о запретных зонах во Франции было табу до недавнего времени. Об этом не говорили , поскольку оно расценивалось как «расистское» или «исламофобское». В мае 2016, Патрик Каннер, министр городских инфраструктур Франции, подвергся преследованиям со стороны журналистов, и наконец-то признал правду: 
«Сегодня нам известны сотни пригородов во Франции, которые потенциально схожи с тем, что произошло в Моленбеке».
Он имел в виду печально известный район в Брюсселе под контролем салафитов, который стал европейским центром джихада.

Новым было то, что эти запретные зоны больше не находятся в пригородах, где обычно концентрируются мигранты и мусульмане.

«Запретные зоны», при массовой миграции, возникли в центрах Парижа, Бордо, Тулузы, Марселя, Гренобля, Авиньона, и в кварталах, «приватизированных» то тут, то там, встречаются наркоторговцы, салафитские фанатики и исламские молодежные банды. Основными жертвами являются женщины. Как мусульманки, так и не мусульманки подвергаются сексуальным домогательствам, некоторые — сексуальному насилию.

Политики, как обычно, полностью информированы о положении женщин. В докладе, представленном Верховным комиссаром по вопросам равенства в 2014, говорится, что в так называемых «чувствительных городских районах» почти каждая десятая женщина подверглась физическому или сексуальному насилию.

В другом докладе, представленном правительству в сентябре 2016 организацией «France Médiation», были выявлены существенные подробности, написанные сдержанно: 
общественные места «заняты» исключительно мужчинами, которые там «паркуются», и женщины просто вынуждены проходить через них ...
И это происходит не только в этом городе — в последние 10 лет, женщин вообще очень редко видят в публичных местах. 
«Вам приходится стоять в стороне и не провоцировать. Я всегда выхожу с детьми, и дело с концом». 
В некоторых местах мужские группы «монополизируют» общественные пространства, а иногда блокируют подъезды.
 Женщины вынуждены не пользоваться лифтом, во избежание взглядов и замечаний, которые иногда бывают неприятными. Им приходится подниматься по лестницам — грязным, неосвещенным и на несколько этажей. 
Кафе заняты исключительно мужчинами, женщины не решаются войти в них, они даже мимо боятся пройти.

Недавно избранный французский президент, Эммануэль Макрон, якобы избегал вопросов о безопасности во время избирательной кампании. Без сомнения, вопросы безопасности догонят его раньше, чем он думает.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё