"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Запад, одержимый гендерными проблемами, готовит себя к Исламу


Джулио Меотти, 20 мая 2017

  • Французские власти навязали студентам такие смешные книги, как «Папа носит платье». Это было бы смешно, кабы в последующие годы не было бы столь грустно. Фактически, исламский террор разрушил французские иллюзии.
  • Единственным врагом, известным французской элите, были патриархальные привилегии, поскольку в их понимании «господство» происходит только от белых мужчин-европейцев.
  • Навязчивая гендерная проблема — это удобное развлечение, позволяющее избегать проблем, которые более трудны и менее приятны. Если Запад не возьмется за сохранение своего общества и ценностей, он падет. И его невероятный прогресс покроется мраком со всеми его гендерными правами.
---------------------------------------------------------------------------------------
Добро пожаловать в прогрессивную «следующую границу «освобождения», где самым злободневным вопросом западной демократии является «гендерный».

Северная Каролина была бойкотирована в течение года, пока она не сняла свой трансгендерный закон о ванной. В прошлом месяце Национальный союз учителей Великобритании попросил правительство обучать детей в возрасте двух лет новым трансгендерным теориям. Недавно в Нью-Йорке была представлена первая «трансгендерная кукла». Американские университеты впали в истерию по поводу правильного использования нейтральных местоимений. 

Даже National Geographic, вместо того, чтобы писать о львах и слонах, начал освещать «гендерную революцию». Одним из первых объявлений Эммануэля Макрона, в качестве избранного президента Франции, было назначение должностных лиц из списка «равного по гендерному составу».

Что означает такое проникновение гендерной мании во все уголки западного общества и культуры? По словам Камиллы Палья, возражающей против феминизма, это является признаком упадка западной цивилизации. В своей новой книге «Свободные женщины, свободные люди» она пишет:
«Цивилизации переживают повторяющиеся циклы. Экстраваганзы гендерных экспериментов иногда предшествуют культурному краху, как это было в случае с Веймарской Германией. Сейчас, как и тогда, есть силы, которые выстраиваются за пределами границ, разбросанные фанатичные полчища, где культ героической мужественности все еще имеет огромную силу».
Затем она спрашивает:
«Как могло случиться, что большинство самых дерзких и радикальных молодых людей сегодня определяют себя только по сексуальной принадлежности? Здесь произошел крах перспективы, который, несомненно, будет иметь неоднозначные последствия для нашего искусства и культуры, а возможно, подорвет способность западных обществ понять или отреагировать на яростно противоположные убеждения тех, кто не желает нам добра. Трансгендерные феномены множатся и распространяются в «поздних» фазах культуры, поскольку религиозные, политические и семейные традиции ослабевают, и цивилизации начинают приходить в упадок».
Не случайно, что навязчивая идея гендерного характера выросла из западной культуры 1990-х, за десятилетие мира и процветания до 11 сентября. Это десятилетие было свободным от экзистенциальной тоски, поглощенной скандалом с Моникой Левински, и где нависал Фрэнсис Фукуяма со своим «Концом истории». По словам Расти Рено, издателя «Первых вещей», гендерная идеология является символом нашей эпохи «ослабления», указывая на глобальное будущее, «управляемое земными богами здоровья, богатства и удовольствия». Однако первосвященники этой идеологии не приняли во внимание рост радикального Ислама.

До того, как французские города Париж, Ницца и Руан подверглись нападению групп джихадистов, у французского социалистического правительства был только один культурный приоритет: «ABC гендерного равенства». Название появилось из противоречивой программы, которую запустила в 500 школах министр по правам женщин Франции, Наджат Валло-Белкасем.

После одобрения однополых браков, французское правительство, по-видимому, решило, что оно также должно способствовать культурной революции. По словам министра образования, Бенуа Хамона, который потерпел неудачу на последних президентских выборах, школы являются «полем битвы». Половина учеников бойкотировала уроки «гендерной теории». Тогда французские власти навязали студентам такие смешные книги, как «Папа носит платье». Было бы смешно, если бы следующие годы не были столь грустными. Фактически, эти французские иллюзии были разрушены исламским террором.

Влияние гендерной идеологии на западную культуру выразилось в отказе от критического духа в сочетании с «кинчевым призывом к чувствам, а не к разуму». Одна и та же гендерно одержимая культура отказывается видеть буркини в качестве исламского инструмента и, вместо этого, превращает его в символ прав человека.

В результате, джихадистская угроза воспринимается просто как неприемлемое нарушение западного образа жизни. Европа рискует потерять все свои исторические дары: человеческое достоинство, свободу совести, религии, выражения и колоссальную культуру.

Эротократы французской элиты оказались не подготовленными к тому, что было самым жестоким террористическим нападением с 11 сентября. Франция, одержимая «ABC равенством», была застигнута врасплох и готова к разоружению, когда террористы напали на нее в день празднования равенства. Во Франции просто не было общественного сопротивления закону шариата и джихадистской идеологии. Отравленная моральным старением идентичности, французская элита знала лишь одного врага — патриархальные привилегии, поскольку для нее «господство» исходит только от белых европейских мужчин.

Президентство Эммануэля Макрона уже приветствовалось активистами по гендерным вопросам. 
«Макрон, как глоток свежего воздуха в этой стране",
— говорит Наташа Хенри, автор по гендерным вопросам в New York Times.
«Я думаю, он выиграл, потому что он не изображал из себя мачо, а это то, что нам нужно».
Анестезия навязчивой идеей гендерных прав, судя по всему, еще больше укрепила позиции многих стран после терактов. Вскоре после того, как джихадисты напали на Испанию в 2004, и заставили ее вывести свои войска из Ирака, социалистическое правительство Хосе Луиса Сапатеро приняло щекотливый подход к гендерной идеологии, в том числе, дружественное к «разнообразию» геев, которое внедрялось в начальных школах. «Проект Сапатеро» был основан на «презрении к природе, переосмыслении того, что является человеком, возвышении желания». Годы бывшего президента США, Барака Обамы, были тоже отмечены «одержимостью» трансгендерными правами. Навязчивый гендерный вопрос — это удобное развлечение, позволяющее избегать проблем, более трудных и менее приятных.

Говорят, что цивилизации могут быть больше уничтожены изнутри, чем снаружи. Если Запад не возьмется за сохранение своего общества и ценностей, он падет. И его невероятный прогресс покроется мраком, вместе со всеми этими гендерными правами.

По словам Камиллы Пальи, «чисто светская культура рискует оказаться пустой и, как ни парадоксально, готовит себя к росту фундаменталистских движений, которые зловеще обещают очистить и дисциплинировать».

Таким является, скажем, радикальный Ислам.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё