"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Франция — исламский антисемитизм, французское молчание

Сара Халими (фото: семейный альбом).
Ги Мильер, 11 июня 2017
  • В файлах Национального бюро по наблюдению за антисемитизмом (НББПА) говорится, что все антисемитские нападения, совершенные во Франции на протяжении более двух десятилетий, исходили от мусульман и исламистов. Французские власти это знают, но предпочитают скрывать и смотреть на это сквозь пальцы.
  • Ни одна из французских организаций, якобы борющихся с антисемитизмом, не говорит о мусульманском антисемитизме, и поэтому никто с ним не борется.
  • Опрос, проведенный для Института им. Монтеня несколько месяцев назад, показал, что антисемитизм широко распространен среди французских мусульман. По-видимому, 27% из них (50% - моложе 25 лет) поддерживают идеи Исламского государства (ИГИЛ).
---------------------------------------------------------------------------------------
Париж, 4 апреля 2017, 4:00 - Малийский мусульманин по имени Кобили Траоре врывается в квартиру своей соседки, Сары Халими. Он знает, что она еврейка. В прошлом он неоднократно высказывал ей антисемитские оскорбления. Халими и ее семья подавали жалобы и просили полицию вмешаться. Каждый раз полицейские отвечали, что Траоре не совершал преступных действий, и они не хотят, чтобы их обвиняли в анти-мусульманских предрассудках.

В тот день Траоре решил перейти от слов к делу. Он жестоко избивает Халими. Издевается над ней. Она кричит. Соседи звонят в полицию. На этот раз полиция что-то делает, но этого недостаточно.

Когда они доходят до двери Халими, они слышат, как Траоре кричит "Аллаху Акбар" и "шайтан" («демон»). В явном нарушении своих должностных обязанностей, они решают бежать. Они выходят из здания и вызывают подкреплению.

Подкрепление прибывает более, чем через час, в 5:30. Слишком поздно. Еще несколько минут назад, Халими была выброшена из окна Траоре. Она мертва. Ее тело лежит на тротуаре тремя этажами ниже. Это явно антисемитское убийство, совершенное мусульманином во имя Аллаха.

Траоре арестован и говорит, что Коран приказал ему убить, но его не бросили в тюрьму. Вместо этого его отправляют в психиатрическую больницу. Он все еще там. До сих пор, почти никто во французских СМИ не говорит о том, что произошло. Немногие журналисты, которые нарушили стену молчания, описали убийство как «случайное преступление», совершенное «сумасшедшим». Никто из них не говорит, что убийца — мусульманин, который упоминал имя Аллаха, и что его жертвой была еврейка.

Три дня спустя, на месте преступления состоялся митинг, организованный еврейскими лидерами. Пришли одни евреи. Их встретили оскорблениями, наподобие тех, которыми убийца осыпал Халими перед ее убийством. Из соседних домов в них бросали бутылки и металлические предметы.

Члены семьи Халими просят у властей объяснения и требуют предъявить психиатрическое заключение, сделанное во время госпитализации Траоре. Требование остается без ответа. Жоэль Мерги, президент Консистории — учреждения, занимающегося еврейской религией во Франции, предъявляет обвинения. Сестра Халими передает дело в руки известного адвоката Жиля-Уильяма Гольднаделя, президента общества Франция-Израиль. В документе, опубликованном в газете Le Figaro, Гольднадель подчеркивает, что «убийца имеет классический профиль обычного исламского преступника». Он добавляет, что у Траоре «не было психиатрического анамнеза». Он отмечает, что убийство произошло незадолго до президентских выборов в Франции, и упоминание об антисемитском исламском убийстве в то время, вероятно, не послужило бы интересам Эммануэля Макрона, кандидата, поддерживающего Мусульманское братство во Франции. Гольднадель указывает, что французскими властями был сделан «политический выбор».

Теперь, когда Эммануэль Макрон стал президентом, политический выбор остается тем же самым.

Убийство Сары Халими является не первым антисемитским убийством, совершенным во Франции в последние годы. Двенадцать лет назад Илан Халими был похищен, подвергнут пыткам в течение трех недель, а затем жестоко убит бандой во главе с котдивуарским мусульманином, Юсуфом Фофаной. В марте 2012, Мохамед Мерах, французский джихадист, который тренировался в Афганистане, застрелил насмерть раввина, Йонатана Сандлера, двух его сыновей -- Арье, 6, Габриэля, 3, и Мириам Монсоне, 8, в еврейском школьном дворе в Тулузе. В январе 2015, в кошерном супермаркете к востоку от Парижа, Амеди Кулибали, человек, который поклялся в преданности Исламскому государству, убил четырех человек: Филиппа Брама, Йохана Коэна, Йоава Хаттаба и Франсуа-Мишеля Саада.

Всякий раз французские СМИ замалчивали антисемитский и исламский характер убийств.

Убийцы Илана Халими были описаны как «подростки, плывущие по течению», искатели легких денег. Первоначально Мохамед Мерах был изображен молодым человеком, расстроенным тем, что не смог вступить во французскую армию. Амеди Кулибали был представлен как мелкий преступник, резко соскользнувший в «радикализацию».

Французские власти заявляют, что они беспощадно борются с антисемитизмом, но единственным антисемитизмом, с которым они, похоже, сражаются или даже осуждают, является тот, который исходит из крайне правых. Во время французской президентской предвыборной кампании, Национальный Фронт и Марин Ле Пен обсессивно представлялись как абсолютная опасность для французских евреев и использовались в качестве пугала. Марин Ле Пен — не безупречна, но она была единственным кандидатом, который осмелился соединить точки и сказать, что среди мусульман резко растет антисемитизм и приводит к убийствам. Свидетельства показывают, что крайне правый антисемитизм во Франции умирает. В файлах Национального бюро по бдительности против антисемитизма (НББПА) говорится, что все антисемитские нападения, совершенные во Франции на протяжении более двух десятилетий, исходили от мусульман и исламистов. Французские власти это знают, но предпочитают скрывать и смотреть на это сквозь пальцы.

Ни одна из французских организаций, якобы борющихся против антисемитизма, не говорит о мусульманском антисемитизме, поэтому никто из них против него не сражается. Разговор о мусульманском антисемитизме на французской территории может привести к уголовному суду. Что и произошло недавно с такими интеллектуалами, как Жорж Бенсуссан и Паскаль Брукнер. Коллектив против исламофобии во Франции (КПИФ) отслеживает все «исламски неправильные» заявления, просит наказания за это и часто добивается успеха. Даже организации, которые притворяются, что борются с антисемитизмом, иногда присоединяются к КПИФ в борьбе с теми, кто указывает на мусульманский антисемитизм.

Исламский антисемитизм является таким табу во Франции, что документальный фильм на эту тему, подготовленный франко-германским телеканалом ARTE, был отменен, когда директора станции узнали о его содержании. Руководители ARTE ожидали осуждения «фашистов». Когда они увидели, что создатели документального фильма, Иоаким Шредер и Софи Хафнер, говорят о вездесущей ненависти к евреям в «исламских пригородах», они сказали, что произведенный продукт не тот, который они заказывали, и бросил его в мусор. Поскольку этот фильм является собственностью ARTE, он никогда не будет показан.

За неделю до президентских выборов во Франции, Эммануэль Макрон отправился в Мемориал Холокоста в Париже и использовал свой визит, чтобы переиграть своего противника, Марин Ле Пен, и осудить «антисемитизм, убивший евреев в Европе» семь десятилетий назад. Он не осуждал антисемитизм, который сегодня убивает евреев во Франции. Он не делал этого до избрания, не делает до сих пор и, вероятно, никогда этого не сделает. Он знает, что этим он ничего не выиграет. Ему нужна поддержка мусульманского электората, которую он не хочет потерять. Еврейский голос во Франции не имеет веса. Он не засчитывается.

Опрос, проведенный для Института Монтеня несколько месяцев назад, показал, что

антисемитизм широко распространен среди французских мусульман. По-видимому, 27% из них (50% из них моложе 25 лет) поддерживают идеи Исламского государства (ИГИЛ). Эти аспекты исследования нигде не упоминаются. Обозреватель Иван Риуфоль недавно рассказал о них в телевизионных дебатах. Против него немедленно была подана жалоба.

Петиция, подписанная 16 писателями, журналистами и учеными, обнародованная 2 июня, просила, чтобы было дано больше освещения убийства Сары Халими. Министерство юстиции Франции заявило, что психиатры пришли к выводу, что убийца не несет ответственности за свои действия во время этого события и, что, возможно, он даже не собирался ее убивать. Он проведет два-три года в психиатрическом учреждении, а затем будет освобожден.

Район Парижа, где проживала Сара Халими, является запретной зоной, как и почти 600 других районов Франции. Большинство евреев, которые до сих пор живут во Франции, покинули эти зоны и не вступают в них, как и большинство других французов. Сара Халими не ушла. И для нее были ужасные последствия. Она была согласна, милая женщина, но она была еврейкой, в то время, когда быть евреем во Франции небезопасно.

Евреи, имеющие финансовые возможности покинуть Францию, все больше уезжают. Евреи, не имеющие финансовых средств для выезда, знают, что они должны быть осторожны, где бы они ни находились во Франции. Если они живут или находятся вблизи мусульманского района, они понимают, что должны быстро собрать свои вещи и бежать, потому что на карту поставлена их жизнь, и никто не поможет им, если джихадист-убийца придет их убивать.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё