"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Захваченный муфтий ИГИЛ, Хассам Наджи, рассказывает о появлении ИГИЛ и религиозных спорах с его лидером

logo

Захваченный иракский террорист, Хассам Наджи, известный также, как Абу Махмуд, назначенный муфтием в ИГИЛ Абу Бакром Аль-Багдади, рассказал, как он встретился с Аль-Багдади, находясь в тюрьме в лагере Бакка, американском центре заключения в Ираке, а также после своего освобождения, и сказал, что у него были разногласия с Аль-Багдади по юридическим вопросам касательно налогов джизья и харадж. Наджи, новообращенный из шиитского Ислама, был высшим религиозным авторитетом для ИГИЛ в Ираке, где и был арестован в 2015, вскоре после своего назначения муфтием.

В этом году, 12 мая, Наджи дал интервью телеканалу Аль-Арабия, в котором рассказал об отношениях между Аль-Багдади и лидером Аль-Каиды, Айманом Аль-Завахири, который считал его непокорным. Далее он сказал, что в какой-то момент Абу Бакр аль-Багдади начал действовать, как босс мафии.


Интервьюер: Сколько раз вы встречались с Абу Бакром Аль-Багдади?

Хассам Наджи: В первый раз это было в 2004, в лагере Бакка, в камере 6. Я встретил там шейха Ибрагима, но незадолго до его освобождения.

[...]

Хассам Наджи: В конце 2007, после моего освобождения, я читал пятничную проповедь, и внезапно увидел, что он сидит там вместе с Манафом Аль-Рауи, багдадским эмиром Аль-Каеды. Я знал, что он постучит в мою дверь после проповеди, и так оно и было. Они сели со мной, и я предложил им поесть. Он сказал мне: «Ты снова должен стать активным, мы могли бы использовать твои знания имама и проповедника».

[...]

Хассам Наджи: В тюрьме он был очень тихим человеком, не любил разговаривать. В нем не было ничего, что могло бы привлечь внимание. Он был тихим и скрытным.

[...]

Хассам Наджи: Но когда он пришел ко мне в 2007, после моего освобождения из лагеря Бакка, он был строгим и требовательным: «Ты должен стать снова активным».

[...]

Интервьюер: Обсуждали ли вы религиозные вопросы на этих двух встречах с Аль-Багдади?

Хассам Наджи: Нет. Я уже говорил тебе, что в лагере Бакка он был очень тихим, ни о чем не говорил, приходил молиться. Он мог бы проповедовать с кафедры, но дело заключалось в поклонении, а не в подстрекательстве.

[...]

Интервьюер: Какова была позиция Аль-Багдади, когда он навестил тебя?

Хассам Наджи: «Честно говоря, я его не спрашивал, но он приехал на роскошном автомобиле, я это видел, но не помню модели.

[...]

Интервьюер: Кто были лидеры, которых ты встретил в лагерь Бакка, кроме Аль-Багдади?

Хассам Наджи: Их было много: был Хутайфа аль-Батауи, а в 6-й камере был Абу Абдулрахман Аль-Билауи, Абу-Муслим Аль-Туркмани тоже там был.

[...]

Интервьюер: Были ли фетвы, которые ты издавал, а лидеры ИГИЛ их отвергали?

Хассам Наджи: Спор был, главным образом, между мной и генеральным командующим. Наш спор в основном касался вопроса налога джизья. Ученые юриспруденции установили, что человек, собирающий джизью, должен защищать себя сам, а также — меньшинства под его властью. Я сказал ему: «Ты не можешь защитить себя».

[...]

«Я сказал ему: «Ты не можешь защитить себя или свою землю». При прикрытии с воздуха все может воспламениться, но он настаивал. Вторым вопросом, по которому мы не согласились, был земельный налог харадж.

[...]

«Ученые юриспруденции постановили, что этот налог запрещен, но когда я обсуждал это с [Аль-Багдади], он процитировал имама Аль-Шатиби, говоря, что он разрешен в случае необходимости.

[...]

«С тех пор, как я поступил в колледж в 2003-2004, я полностью убедился, что правитель, который управляет не по шариату, является тираном, и что его нужно выкорчевать и вытеснить, а вместо этого установить исламское правление. В этом я убежден.

[...]

«Айман аль-Завахири, в своих последних заявлениях перед моим арестом, был рассержен. Он сказал Аль-Багдади: «Ты мне обещал быть преданным, а я тебе приказал покинуть Сирию и вернуться в Ирак. Твое неповиновение необоснованно». Аль-Багдади ответил ему: «У нас нет преданности тебе». Еще хуже было убийство человека, посланного Аль-Завахири, в попытке заключить мир между различными группами. Его звали Абу Халид Аль-Сури, и он был близок к Айману Аль-Завахири, после чего Айман Аль-Завахири издал фетву, что члены исламского государства являются хариджитами, которых он сравнил с убийцами эмира верующих, Али ибн Абу Талиба». [...]

Интервьюер: Ты был шиитом, а обратился в суннитский Ислам.

[...]

Вы, люди, обвиняете шиитов в ереси, как же вы относитесь к своей семье? Отказываетесь здороваться с матерью во дворе?

Хассам Наджи: Вовсе нет.

Интервьюер: Твоя семья неверная?

Хассам Наджи: Нет. Мои мать и отец ...

Интервьюер: Все шииты — неверные, кроме твоих матери и отца?

Хассам Наджи: В прошлом я высказал свое мнение о шиитах-двунадесятниках. В своей книге «Minhaj Al-Sunnah Al-Nabawiyah», шейх Ислама, Абу Таймийя написал, что среди них неверными являются только шииты Гураба, которые верят, что Коран был извращен. Что касается моего младшего брата Мухаммада, который все время богохульствовал, я ему говорил тысячу раз: "Ты отступник и неверный".

Интервьюер: Хорошо, но когда ты взорвал автомобильную бомбу на улице, как ты можешь сказать, была ли жертва согласна с шиитами-двунадесятниками или другой сектой?

Хассам Наджи:
Позволь мне кое-что сказать. Что касается этих вопросов, то они запечатаны. По ним никогда не выносятся фетвы. Это было передано им Абу Мусабом Аль-Заркауи как краеугольный камень.

Интервьюер: Вы, люди, обвиняете шиитов в ереси, а сами совершаете нападения, в результате которых гибнут сотни невинных суннитов и шиитов. Вы совершили нападения по всему Ближнему Востоку, но мы никогда не слышали от вас фетву относительно Ирана.

Хассам Наджи: Исламское государство ... Позволь мне рассказать кое-что ... Когда я был в Фаллудже, я узнал от тамошних лидеров и в других местах, что они не хотят иметь много фронтов.

Интервьюер: Все страны мира, кроме Ирана?!

Хассам Наджи: В то время губернатором Фаллуджи был Хаджи Ислам Абу Омар, он пытался избежать провокации множества врагов против него.

[...]

В перспективе [ИГИЛ] является религиозным, он рассматривает тексты, независимо от того, делает он это правильно или неправильно. Он считает, что любая группа, которая поддерживает правительство против него, должна быть удалена, чтобы [ИГИЛ] мог достичь своей цели и власти.

Интервьюер: Где Исламское государство?

Хассам Наджи: Оно рассыпалось.

Интервьюер: Почему?

Хассам Наджи: По нескольким причинам: во-первых, Исламское государство утратило свою популярность, в этом нет никаких сомнений. Во-вторых, в Фалудже я видел, что Исламское государство похоже на сироту, у него нет реального арсенала, Кроме того, воздушное прикрытие вызвало истощение ... Перед своим арестом, я был в Фаллудже и могу тебе сказать, что воздушное прикрытие вызвало настоящее истощение. Я как раз возвращался из Фаллуджи в Багдад.

Интервьюер: Почему бы тебе не признать, что ошибки, допущенные вами против суннитов, вызвали разрушение вашего государства [?]

Хассам Наджи: Я же тебе сказал, что они потеряли свою популярность.

[...]

Интервьюер: В чем разница между религиозными авторитетами ИГИЛ и Аль-Каеды?

Хассам Наджи: Брат, я не оставался в Фаллудже так долго, чтобы выработать общий взгляд, но попытаюсь тебе объяснить. Что касается незыблемых принципов, таких, как неверность правительства, и, что всякий, кто его поддерживает, должен быть удален и уничтожен — это не обсуждается. Никто даже не просит фетву об этом. То, что вызвало путаницу и потребовало от меня встретиться с Кади и, в свою очередь, последовать за Кади, чтобы проконсультироваться с его другом, была проблема налогов джизья и харадж. Это была одна из самых сложных проблем, которые имели место.

Интервьюер: Какова твоя позиция по проблеме рабынь?

Хассам Наджи: Как я уже говорил, рабыни и джизья зависят от вашей способности обеспечивать защиту. [Аль-Багдади] не смог обеспечить защиту, поэтому и вопрос о рабынях, и джизье был грехом. Когда правитель мусульман способен обеспечить защиту своих подданных, когда он способен защитить себя и меньшинства под его властью, против этого нет возражений. В Исламе есть рабыни. Аллах сказал в Коране: «За исключением их жен или тех, которыми обладают их правые руки». Кто же «те, которыми владеют их правые руки», если не рабыни? Но это не [разрешено] в нынешних обстоятельствах [ИГИЛа]».

[...]

Интервьюер: Вы даже сражались и убивали членов Свободной Сирийской Армии [ССА]».

Хассам Наджи: Этот вопрос был также представлен Кади из Фаллуджи, и он сказал, что Джабхат аль-Нусра сражался с нами под прикрытием коалиции, и поэтому члены Джабхат-аль-Нусра являются отступниками. Это то, что я услышал от него. У меня были некоторые сомнения в отношении того, что он сказал, но это — правда, что Исламское государство считает, что Джабхат аль-Нусра является еретиком. Оно считает, что Абу Мухаммад Аль-Джулани является еретиком, и нет никаких колебаний или угрызений совести по этому поводу".

Интервьюер: А как насчет ССА? Они хотят свободы и свержения Башара Аль-Асада ...

Хассам Наджи: «ССА хочет захватить власть, а потом управлять по законам, созданным людьми. Одно это уже ересь».

[...]

Интервьюер: Итак, «государство» Аль-Багдади было фальшивым?

Хассам Наджи: Несомненно. Как только это стало ясным, и были сняты многие завесы, оказалось, что этот человек [Аль-Багдади] катился по скользкому склону, пока не начал действовать, как босс мафии. К сожалению.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё