"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Война теневого государства против внешнеполитической программы Трампа

Политика президента в отношении Израиля, Ирана, Катара и изменения климата находятся под атакой чужеродного Госдепартамента.



Джозеф Кляйн, 28 июля 2017

Собственное «теневое государство» Госдепартамента пытается сорвать внешнеполитическую повестку дня президента Трампа. Государственный департамент госсекретаря Рекса Тиллерсона, как сообщается, находится в «открытой войне» с Белым домом по поводу вопросов от израильско-палестинского конфликта до Ирана, Катара и изменения климата. По словам «Свободного Маяка», ключевые позиции на высшем уровне остаются вакантными, поскольку обамовские пережитки «продолжают показывать шоу и формулировать политику, где они все чаще наталкиваются на собственную политику Белого дома». Секретарь Тиллерсон, как сообщается, вмешивается для защиты обамовских пережитков от увольнения, которое позволило бы президенту Трампу поддерживать внешнюю политику в Государственном департаменте.

Первой жертвой этого внутреннего переворота теневого государства в Госдепартаменте стал Израиль. Остатки анти-израильской предвзятости администрации Обамы проявились в докладе Государственного департамента, опубликованном 17 июля 2017, под названием «Отчеты по терроризму за 2016». Он дает высокую оценку президенту Палестинской администрации Махмуду Аббасу за продолжение «его приверженности ненасилию, признанию государства Израиль и стремлению к созданию независимого палестинского государства мирными средствами». Доклад ссылается на так называемые «значительные шаги, предпринятые при президенте Аббасе (с 2005 по настоящее время)», чтобы гарантировать, что официальные учреждения на Западном берегу, находящиеся под его контролем, не создают и не распространяют материалы, которые подстрекают к насилию».

Из доклада Государственного департамента вычищены все яркие свидетельства продолжающегося потока подстрекательской риторики в социальных сетях Палестинской администрации и ФАТХа и подстрекательских заявлений палестинских официальных лиц, включая самого Аббаса. Вместо этого доклад утверждает, что Палестинская администрация «добилась прогресса в сокращении официальной риторики, которая может считаться подстрекательством к насилию».

Доклад Госдепартамента удобно обходит тот факт, что Аббас по-прежнему привержен регулярной выплате зарплат палестинским террористам, заключенным в тюрьму за убийство евреев, и семьям террористов. Их вероломно названный «Фонд мучеников» имеет сундук сокровищ, содержащий около $300 миллионов. Эти кровавые деньги частично поступают от иностранной помощи Палестинской администрации, в которой часть денег поступает от американских налогоплательщиков. Президент Трамп высказался против «оплаты убийства евреев» террористам, но Государственный департамент закрывает на это глаза. Согласно источникам "Свободного маяка", обамовский пережиток, Стюарт Джонс, действующий заместитель госсекретаря по Ближнему Востоку, управлял секретарем Тиллерсоном, чтобы тот сделал ошибочное утверждение о том, что Палестинская администрация прекратила использовать средства налогоплательщиков США на зарплаты террористам.

После перечисления палестинских террористических атак против израильтян в докладе Государственного департамента, Израиль был назван в значительной степени ответственным за них.
«Среди причин насилия можно назвать отсутствие надежды на достижение палестинской государственности, строительство израильских поселений на Западном берегу, насилие поселенцев против палестинцев на Западном берегу, мнение о том, что израильское правительство меняет статус-кво на Харам-аль-Шариф / Храмовой горе и действия ЦАХАЛа, которые палестинцы считают чрезмерно агрессивными».
Всего через несколько часов после убийства трех членов израильской семьи палестинским террористом, сотрудник Государственного департамента пытался защитить выводы доклада о причинах насилия в отношении палестинцев. Официальное лицо выступало как клинический психолог или социальный работник, заявляя, что «нет одного единственного пути к насилию — путь каждого человека к терроризму индивидуален при некоторых общих чертах». Это тот же тип безответственной риторики, который использовался администрацией Обамы в обсуждении предполагаемых коренных причин того, что она называла «жестоким экстремизмом».

Государственный департамент также прибегнул к смягчению решений администрации Обамы по Ирану. Вместо того, чтобы представить президенту Трампа варианты, поддерживающие отказ от повторной сертификации того, что Иран выполняет все свои обязательства по катастрофической ядерной сделке Обамы с Ираном, Государственный департамент взял сторону Ирана. Он дважды рекомендовал, чтобы президент Трамп подписал свидетельства о соблюдении Ираном своих обязательств. Лишенный Госдепартаментом какого-либо анализа противного, как он просил, президент неохотно подписал подтверждения в апреле и июле. Тем не менее, он, как сообщается, решил обойтись без Государственного департамента в будущем и полагаться вместо него на команду Белого дома, чтобы разработать способ отказаться от подписания подтверждения в следующий раз, когда оно будет ему представлено. Директор ЦРУ, Майк Помпео, главный стратег, Стив Бэннон, и заместитель помощника президента, Себастьян Горка, выступили против рекомендаций Госдепартамента.

Источник, близкий к Белому дому сказал Foreign Policy, что «Президент поручил штатным сотрудникам Белого дома подготовить возможность отказа от сертификации 90-дневного периода обзора, который заканчивается в октябре — задание, которое он ранее дал секретарю Тиллерсону и Государственному департаменту».

Foreign Policy процитировала одного из высокопоставленных сотрудников Государственного департамента, говорившего на условиях анонимности: 
«Белый дом считает Госдепартамент «болотом».
Государственный департамент — это болото, зараженное пережитками Обамы, такими как Сахар Новруззаде, бывший иранский директор Совета по национальной безопасности при Обаме, которая помогала в продвижении сделки с Ираном. Когда она переехала в Государственный департамент в течение осенних месяцев администрации Обамы, ей был поручен надзор за портфелем планирования политики в Персидском заливе, который включал вопросы, связанные с Ираном. Она продолжала выполнять эту консультативную должность на высоком уровне до апреля этого года, когда она была вновь назначена в Управление по делам Ирана. Другими словами, сильный сторонник иранской ядерной сделки, заинтересованный в ее продолжении, оказался в команде планирования политики госсекретаря Тиллерсона. Секретарь Тиллерсон, несомненно, полагался на эту испорченную команду, чтобы внести свой вклад в его решение по рекомендации первого подписания сертификата в апреле прошлого года. Г-жа Новруззаде по-прежнему работает над вопросами, связанными с Ираном, для Государственного департамента, где она может причинить какой-то ущерб. Однако сейчас она, по крайней мере, больше не является частью мозговой группы госсекретаря.

Государственный департамент также пытался сбить острую критику президента Трампа в отношении Катара, крупного государственного спонсора исламского терроризма. Президент написал в Твиттере, что Катар финансирует радикальных исламистов, что, безусловно, верно. Тем не менее, Государственный департамент противоречил наблюдению президента Трампа.
«Мы признаем, что Катар приложил немало усилий для прекращения финансирования террористических групп», 
— сказал представитель Госдепартамента, Хизер Науэрт, на брифинге 6 июня 2017. 
«Наши отношения с Катаром крепки».
Дана Шелл Смит, посол в Катаре и еще один пережиток Обамы, считала, пока она не ушла в конце июня, что Катар — «великая страна». Она все еще была послом, когда разразился скандал с Катаром. За день до того, как Хизер Науэрт превозносила «большие усилия Катара по прекращению финансирования террористических групп» на брифинге, посольство США в Катаре, которое все еще возглавляла Дана Шелл Смит, снова поместило на Твиттере сообщение, которое уже было помещено при администрации Обамы: 
«Соединенные Штаты поддерживают усилия Катара в борьбе с финансированием терроризма и высоко оценивают его роль в коалиции против ИГИЛ».
Эти настроения находятся в прямом противоречии с мнениями, высказанными президентом Трампом. На самом деле, Смит мало полезна для президента Трампа и не стесняется говорить об этом. Находясь в автократической стране, которой правит закон шариата, она написала в мае в Твиттере, будучи все еще послом: «Становится все труднее просыпаться за границей и слушать новости из дома, зная, что сегодня я буду выступать с объяснением нашей демократии и институтов». Думала ли эта ненавистница Трампа, что сама идея демократии, религиозной терпимости и равных прав для женщин — это концепции, чуждые для такой страны, как Катар, который она назвала «великим»?

После ухода Смит, Государственный департамент продолжал хвалить Катар за то, что он является партнером в борьбе с терроризмом. В тех же докладах по странам относительно терроризма за 2016, в которых хвалят Аббаса и обвиняют Израиль в создании условий, способствующих палестинскому терроризму, Государственный департамент высоко оценил сотрудничество Катара по «содействии более тесному региональному и международному сотрудничеству в области борьбы с терроризмом, правоохранительной деятельностью и верховенства закона».

Наконец, проблема изменения климата. Президент Трамп решил отозвать Соединенные Штаты из Парижского соглашения об изменении климата, поскольку он в экономическом отношении невыгоден для Америки. Однако Парижское соглашение было гордостью и радостью госсекретаря госдепартамента, Джона Керри. Пережитки Обамы остались в Государственном департаменте, чтобы навредить планам президента Трампа вывести Соединенные Штаты из плохой сделки по изменению климата.

Например, в недрах Государственного департамента находится Канцелярия Специального посланника по вопросам изменения климата, которая, согласно ее сайту, отвечает за разработку, осуществление и контроль международной политики США в области изменения климата. Ее веб-сайт по-прежнему гордится тем, как она проводила «переговоры в Париже на 21-й Конференции сторон Рамочной Конвенции ООН по изменению климата (РКООНИК) (КС-21)». Веб-сайт продолжает хвалить Парижское соглашение как «самое амбициозное соглашение по климату, когда-либо обсуждавшееся». Этот веб-сайт до сих пор работает, хотя президент Трамп, как сообщается, решил не назначать специального посланника по изменению климата. Тем не менее, по словам заместителя спецпредставителя Соединенных Штатов по изменению климата, Тригг Тэлли, который возглавлял делегацию США на переговорах по Рамочной конвенции ООН об изменении климата, остается в офисе. Возможность государственного департамента вести войну теневого государства против политики президента в области изменения климата, станет настоящей угрозой, если канцелярия специального посланника по изменению климата не будет полностью закрыта.

Существуют и другие потенциальные очаги сопротивления политике президента Трампа в области изменения климата в государственном департаменте, например, Управление глобальных изменений, которое тоже должно быть закрыто или резко сокращено.

Американский народ избрал президентом Трампа, а не чиновников Государственного департамента. Он должен иметь последнее слово по вопросам политики в рамках сферы исполнительной власти, которое включает в себя установление приоритетов внешней политики. Саботажники из теневого государства в Государственном департаменте и других государственных учреждениях должны быть немедленно вырваны с корнем и удалены с влиятельных должностей, где они могут нанести ущерб повестке дня президента.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё