"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Бывший президент Ливана Эмиль Лахуд рассказывает, как право на возвращение было введено в мирный план Саудовской Аравии

logo

Бывший президент Ливана Эмиль Лахуд рассказывает, как право на возвращение было введено в мирный план Саудовской Аравии на арабском саммите в 2002. (архивный материал)


Бывший президент Ливана, Эмиль Лахуд, рассказал о закулисных переговорах на арабском саммите в 2002. Первоначальная инициатива принца Абдаллы, выдвинутая на арабском саммите, не включала право на возвращение и была добавлена на встрече на высшем уровне под давлением самого Лахуда и ряда других арабских делегаций, превратив тем самым Саудовский мирный план в известный сегодня как Арабский мирный план. Лахуд дал интервью ливанскому каналу OTV 11 декабря 2014.




Эмиль Лахуд: Арабский саммит в Бейруте был созван по инициативе крон-принца Абдаллы.

Интервьюер: Мы говорим о марте 2002.

Эмиль Лахуд: Верно, 2002. [Министр иностранных дел Саудовской Аравии, Сауд тбн Фейсал приехал ко мне. Он сказал мне: «Это инициатива принца Абдаллы. Я тебе его покажу за неделю до саммита, потому что ты — председатель саммита и должен увидеть его заранее». Таким образом, я прочитал инициативу принца Абдаллы, а потом сказал Сауду ибн Фейсалу: «А где же право на возвращение?»

Интервьюер: Право на возвращение палестинцев ...

Эмиль Лахуд: Он сказал: «Какое право? Это то, о чем никто не говорит». Я сказал: «Слушай, есть Резолюция ... Первая из них, Резолюция 194 ... Оно должно быть включено, если ты хочешь заключить мир». Он сказал: «Поговори со своими друзьями». Это было сказано так, как будто нам дают приказ ...

Интервьюер: ... от вашего опекуна, сирийского президента ...

Эмиль Лахуд: Сирийский президент нас уважал и защищал наши интересы, потому что в его интересах было, чтобы Ливан быть сильным. Это то, чего они не понимали. Я сказал Сауду ибн Фейсалу: «Мы не будем ни с кем говорить». Я запросил копию [ливанской] конституции и сказал ему: «Вот оно, в преамбуле, где говорится: «Никакой натурализации [палестинцев] и никакого раздела [Палестины]. Эта [инициатива] означает натурализацию». «Ты не хочешь ни с кем разговаривать?» — спросил он. Я сказал: «Нет, не хочу». Он сказал: «Но весь мир и все арабы с этим согласны». Я ему сказал: «Я, как председатель саммита, не могу согласиться с этим». Он сказал: «Хорошо, я вернусь к принцу Абдалле, он придет немного раньше и поговорит с тобой. В конце концов, это его инициатива». «У меня нет возражений», — сказал я. Когда все самолеты приземлились, и лидеры прибыли, я, согласно протоколу приветствовал лидера в течение пяти минут, и он уходил. Единственный, кто остался на 40 минут, был принц Абдалла.

[...]

Я сказал ему: «Принц Абдалла, если ты хочешь такую инициативу, добавь к ней эту статью». Он сказал мне: «Ты знаешь, как я люблю Ливан. Когда я был молод, я обычно ходил в Бамдон». Он любил Ливан. До этого в 2000, он пришел на помощь с вопросами электричества. «Но эта инициатива является международной проблемой», — сказал он. Это продолжалось около 40 минут. В конце он сказал: «Сауд несет ответственность за это, он придет и поговорит с тобой». "Когда он будет?" — спросил я. «Вечером, около 22:00, — ответил он. Однако на следующий день была церемония открытия. У меня бы не было времени. Затем спецслужба меня проинформировала, что состоялись переговоры между Саудом, Амром Муссой, я точно не помню, и палестинской делегацией о том, что он должен сказать в своем выступлении: «Мы поддерживаем инициативу».

Интервьюер: Вы имеете в виду Ясира Арафата.

Эмиль Лахуд: Да, Ясира Арафата.

Интервьюер: Если палестинский лидер будет доволен инициативой ...

Эмиль Лахуд: ... то она пройдет. И тогда все поаплодируют и разойдутся. И тогда я ничего не смогу сделать.

Интервьюер: Вы отказались ...

Эмиль Лахуд: Я сказал: «Ни за что! Тогда они слили сообщение о вмешательстве сирийцев. Это была ложь. На второй день — я никогда этого не забуду, последние два прибывших лидера были президент Башар и принц Абдалла. Они прибыли, и кто-то был позади принца Абдуллы ... Я не помню, кто это был. Может быть, агент ... Его помощник ... Потом у принца случилась история , и его увезли в больницу...

Интервьюер: Да, у него случился сердечный приступ в гостинице.

Эмиль Лахуд: Он сказал мне: «Абу Амар прямо сейчас произнесет свою речь». Он ткнул в меня пальцем. Я ему сказал: «Кто ты такой, черт возьми?" Все услышали мой голос и пошли дальше.

[...]

Затем Валид аль-Муаллем подошел и спросил: «В чем дело?»

Интервьюер: [Сирийский министр иностранных дел] Аль-Муаллем?

Эмиль Лахуд: Да. Я сказал: «Давай, читай! Где право на возвращение?»

Интервьюер: С церемонии открытия вы никому не сказали ...?

Эмиль Лахуд: Я никому не говорил. Никто не знал. Я никому не говорил. Я решил действовать... Я решил последовать за своей совестью, чего бы мне это не стоило. Он посмотрел и продолжил таким образом. Потом я сказал: «Теперь очередь Судана [выступать]». Предполагалось, что Арафат будет первым.

Телевизионная команда из LBC ожидала в первую очередь передачи по телевидению его речи. В этот момент четыре делегата встали и ушли: палестинцы, иорданцы, саудиты и ОАЭ покинули конференц-зал.

[...]

На следующее утро, когда я готовил доклад для встречи, я увидел возле своей двери Амра Мусу, Сауда ибн Файсала, министра иностранных дел Иордании, министра иностранных дел Египта и нашего министра иностранных дел, Махмуда Хамуда.

Интервьюер: Хорошо.

Эмиль Лахуд: Ночью они составили проект ... Я все это документировал ... Я просто хочу дать вам представление о том, как все работает с народами Персидского залива и так далее. Вот почему они были разочарованы нами и президентом Асадом. Во всяком случае ... Я прочитал это и подумал, что они меня обманули. У меня все еще есть документ, на котором они написали чернилами, что, если возникнут другие проблемы, они будут рассмотрены позже, и одна из них - Резолюция 194. Я сказал: «Вы шутите?» Сауд ибн Файсал сказал мне: «Подожди». Он пошел в другую комнату и поговорил с Колином Пауэллом.

[...]

[Пауэлл] ответил ему, и [Сауд ибн Файсал] вернулся и сказал: «Мы должны это сделать». [Присутствующие лидеры] снова и снова говорили «Нет, нет, нет». Наступило 10:00, 10:30, 11:00 ... [Сауд ибн Фесал] сказал мне: «Они скажут, что вы потерпели неудачу». Я сказал: «Нет, это инициатива принца Абдаллы потерпела неудачу, я даже не объявлю об этом». Они обсудили это и сказали: «Хорошо, мы поместим это под резолюцией в примечаниях». Я сказал: «Нет. Если ваши намерения являются подлинными, вставьте это в текст. В противном случае, вы скажете на следующий день, что важна резолюция, а не примечания. Вы должны это включить». Они ввели это в статью № 4.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё