"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Трамп должен выйти из ядерной сделки с Ираном прямо сейчас

Дональд Трамп беседует с VIP-гостями во время митинга против иранской ядерной
сделки на Западной лужайке Капитолия, США, 9 сентября 2015 в Вашингтоне, округ
Колумбия. (Фото: Chip Somodevilla / Getty Images)

Джон Р. Болтон, 17 июля 2017
  • Нарушение Тегераном сделки стало теперь общеизвестным, в том числе, нарушение ограничений на обогащение урана и производство тяжелой воды; незаконные попытки международной закупки ядерных и ракетных технологий двойного назначения; препятствия проведению международных инспекций (которых было недостаточно).
  • Об Америке ходят зловещие слухи, что она "не держит свое слово". Это нонсенс. Главная обязанность президента состоит в том, чтобы оградить американских граждан от внешних угроз. Должен ли был президент Джордж Буш оставить Соединенные Штаты в договоре о противоракетной обороне в 1972, а не выйти из него, чтобы позволить создать ограниченный национальный противоракетный щит для защиты от ядерных атак враждебного государства?
  • Хотите заключить пари, что Тегеран и Северная Корея сблизились? Смотрите, не ошибитесь, делая ставки.
-------------------------------------------------------------------------------------
Во второй раз за время администрации Трампа, Госдепартамент, по слухам, решил подтвердить, что Иран выполняет свои обязанности по ядерной сделке от 2015, заключенной с пятью постоянными членами Совета Безопасности и Германией, официально известной как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД).

Если это правда, то это будет вторым добровольным заблуждением администрации в отношении СВПД. В последние два года стала доступна общественности значительная информация, подробно описывающая нарушения Тегераном сделки, в том числе, нарушение ограничения на обогащение урана и производство тяжелой воды; незаконные попытки международной закупки ядерных и ракетных технологий двойного назначения; и препятствие попыткам провести международные инспекции (которых было недостаточно).

Поскольку международная проверка катастрофически неадекватна, а наша собственная разведка далека от совершенства, эти нарушения, несомненно, только царапают поверхность неистощимой лживости аятолл.

Подтверждение госдепартамента является добровольной ошибкой, поскольку применимый статут (Пересмотр ядерного соглашения с Ираном от 2015 или ПЯСИ) не требует ни подтверждения соответствия Ирана, ни подтверждения его несоответствия. Паула Де Суттер и я ранее объясняли, что ПЯСИ требует только того, чтобы государственный секретарь, которому президент Обама делегировал эту задачу, «определил ... может ли [он] подтвердить «соблюдение» (выделено мной). Секретарь может удовлетворять уставу путем простого «определения» того, что он пока не готов подтвердить соответствие, и что политика США находится на рассмотрении.

Это настоящая политика нейтралитета в процессе пересмотра. Подтверждение соответствия далеко не нейтрально. Оно в действительности может нанести ущерб американскому авторитету, если впоследствии будет принято решение об отмене сделки.

Однако помимо процессуального вопроса, важно быстро решить лежащий в основе политический тупик. Президент Трамп неоднократно высказывал свою точку зрения, что иранская сделка была падением дипломатии. Как утверждают некоторые, она не подлежит пересмотру, поскольку нет никаких шансов, что Иран, названный Рональдом Рейганом государством-спонсором терроризма в январе 1984, согласится на какие-либо серьезные изменения. А зачем ему? Президент Обама создал для него невообразимо выгодные условия, и нет оснований думать, что Китай и Россия окажут нам любезность, пересматривая их.

Следовательно, высшим приоритетом должен быть скорейший выход из СВПД. Администрация должна прекратить пересмотр и принять решение. Даже предположив, против фактов, что Иран соблюдает СВПД, он по-прежнему ощутимо вреден для американских национальных интересов. Для прихода к такому выводу не требуется шести месяцев. Задолго до 20 января, мы наблюдали иранское несоблюдение в течение 18 месяцев и враждебное поведение в качестве доказательств. Переходная команда Трампа должна была определить отмену сделки в качестве одного из самых высоких приоритетов политики администрации.

В администрации Трампа сторонники СВПД утверждают, что отказ от сделки нанесет ущерб Соединенным Штатам, поставив под сомнение нашу приверженность международным соглашениям в целом. Ходят зловещие слухи, что Америка «не держит своего слова».

Это нонсенс. Главная обязанность президента состоит в том, чтобы ограждать американских граждан от внешних угроз. Должен ли был президент Джордж Буш оставить Соединенные Штаты в договоре о противоракетной обороне в 1972, а не выйти из него, чтобы позволить создать ограниченный национальный противоракетный щит для защиты от ядерных атак враждебного государства? Была ли «приверженность» Вашингтона договору по ПРО важнее защиты невинных граждан от ядерных атак со стороны аятолл или диктатуры северокорейских Кимов?

Точно так же президент Буш указал, что мы не подписываем договор о создании Международного Уголовного Суда, потому что мы не собираемся быть его стороной. Совершил ли он также ошибку, выпутывая сотрудников американской службы и развед-персонал, не говоря уже о простых гражданах, из риска произвольного, необоснованного и политически мотивированного задержания и уголовного преследования МУС?

Ответ, разумеется, отрицательный. Президент не выполнил бы свой долг, если бы он сначала не поставил интересы граждан США, вместо того, чтобы беспокоиться о «международном сообществе», разрабатывающем пустое дело. Сама администрация Трампа уже проявила мужество, отказавшись от парижских соглашений по климату. В сравнении с этим, отмена СВПД — это удар в один дюйм.

Будучи свободными от политических пристрастий администрации Обамы, мы должны также срочно произвести переоценку имеющихся у нас разведданных по таким вопросам, как совместные ирано-северокорейские ядерные и баллистические ракетные программы. Сотрудничество между Тегераном и Пхеньяном является глубоким и многолетним. Запуск ПЯСИ в Северной Корее должен вызвать больший интерес в отношении последствий для Ирана.

Большая часть нынешних споров по СВПД была бы стратегически неактуальной, если бы, практически наверняка, аятоллы не отправили банковский перевод Ким Юнг-Уну для покупки всего, что разрабатывает Северная Корея.

В прошедшие годы, определение иранской и северокорейской угроз неизменно усиливалось, благодаря более широкой осведомленности общественности о том, что поставлено на карту. Одно полезное предложение с этой целью было сделано здесь на прошлой неделе Валери Линси в Висконсинском проекте. Она первая из администрации Трампа выступила за рассекречивание четвертого полугодового отчета (что также требует ПЯСИ) с указанием инцидентов, связанных с нарушениями Ирана.

При надлежащей защите источников и методов разведки, чтобы сделать этот отчет общедоступным, можно будет достичь повышения осведомленности общественности о продолжающемся продвижении Ирана, и информированности о более широких политических дебатах.

За последние шесть месяцев Иран добился еще шести месяцев продвижения в создании смертельной угрозы для Америки и ее союзников, а теперь уже двух лет с момента согласования СВПД. Такой подход США является и опасным, и ненужным. Хотите заключить пари на близость Тегерана и Северной Кореи? Смотрите, не ошибитесь, делая ставку.

Джон Р. Болтон, бывший посол США в ООН и бывший заместитель государственного секретаря по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности.

Джон Р. Болтон, бывший посол США в Организации Объединенных Наций, является председателем Института Гейтстоуна, старшим научным сотрудником Американского института предпринимательства, а автором книги «Капитуляция - это не вариант: защита Америки при Организации Объединенных Наций и за рубежом».



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё