"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

"Я хочу умереть на моей родине» или почему некоторые евреи остаются в Иране.


Неделя Ирана: Как подходит к концу 3000-летняя история в Персии

Маджид Рафизаде
«Мои родители, дедушки и бабушки и прадедушки-прабабушки провели свою жизнь в этом районе», 
— объяснила мне по телефону Авива, 84-летняя еврейская бабушка из Тегерана, и ее теплый голос дрожал от воспоминаний. 
«Мои предки, по сути, поселились в этой стране более 30 веков назад».
Ссылка Авивы на 3000-летнюю историю указывает также на истоки еврейской общины в Иране, известном тогда как Персия. Взлеты и падения еврейской истории Ирана восходят к поздним библейским временам. Еврейское население преимущественно перебралось в Персию во времена Ахеменидской империи, когда Кир Великий вторгся в Вавилон. Еврейская община стала важной, неотъемлемой и влиятельной частью персидского общества, а некоторые ученые утверждают, что в какой-то момент 20 процентов населения составляли евреи. Люди, которые когда-то были пленниками, стали важными историческими фигурами, такими как королева Эстер. Персидские короли, включая Артаксеркса, Кира и Дария, разрешили евреям восстановить свой храм в Иерусалиме.

Когда арабский Ислам завоевал Персию, еврейская община столкнулась с новым социально-политическим и социально-религиозным ландшафтом: они были подвергнуты определенной классификации (димми) и должны были платить особые налоги, вместо мусульманского закята, чтобы компенсировать социальные пособия халифата, защиту и безопасность.

После того как шиизм стал официальной государственной религией в XVI веке, статус и права евреев ухудшились еще больше. Под властью некоторых царей евреи были вынуждены носить отличительный знак и одежду, которые выделяли их среди в общине, позволяя им стать мишенью для ненависти. Страх стал частью их повседневной жизни. После инцидента, известного как Алладад в марте 1839, евреев стали принудительно обращать в Ислам. Жизнь некоторых была сохранена, потому что они обратились в Ислам, чтобы спасти свою жизнь.

В 1948, в Иране по-прежнему проживало около 150 000 евреев — крупнейшее еврейское население на Ближнем Востоке после Израиля, сосредоточенное, в основном, в Тегеране, Исфахане и Ширазе. Хотя многие евреи мирно проживали в Иране после основания Государства Израиль, Исламская революция Ирана радикально изменила статус своей еврейской общины.
«С 1979, ситуация изменилась», 
— заявила на первый взгляд сдержанная и терпимая Авива. 
«Мы научились приспосабливать свою жизнь и адаптироваться к новой среде, чтобы выжить, как и многие другие. Мы не говорим о политике, о своем бизнесе и стараемся не иметь проблем».
Некоторые иранские политики и средства массовой информации создают впечатление, что с момента установления Исламской Республики, евреи живут в Иране на равных правах. Министр иностранных дел Ирана, Мохаммад Джавад Зариф, хвастался в Нью-Йорке: 
«У нас есть история толерантности и сотрудничества, а также совместной жизни в сосуществовании с нашим собственным еврейским населением и с евреями во всем мире». 
Основатель Исламской Республики, аятолла Рухолла Хоменеи, замечательно сказал делегату от еврейской общины, что евреи будут защищены, и выпустил фетву для этого:
“В Священном Коране, Моисей, приветствие ему и всем его родственникам, упоминался больше, чем любой другой пророк. Пророк Моисей был простым пастухом, когда он восстал против мощи фараона и уничтожил его. Моисей, говоривший с Богом, был представителем рабов фараона, угнетенных, самых презираемых в то время. Моисей не имел ничего общего с этими фараоно-подобными сионистами, которые управляют Израилем. И наши евреи, потомки Моисея, не имеют к ним никакого отношения. Мы признаем наших евреев отдельно от этих безбожных кровопийц-сионистов”.
Но факты, похоже, рассказывают нам историю, отличную от рассказанной Хаменеи, Рухани, Зарифом и другими современными иранскими лидерами, которую они пытаются распространить — историю, которая не является ни толерантной, ни доброй. С 1979, численность еврейского населения снизилась более, чем на 90%, и страх стал постоянным спутником тех, кто там остается, потому что они слишком стары, чтобы уйти или потому, что они привязаны к стране своего рождения.

Казнь Хабиба Эльганяна, главы еврейской общины, бизнесмена и филантропа, стала первым мощным ударом, постигшим еврейскую общину, и послала евреям пугающее сообщение от Исламской Республики. Эта казнь, по-видимому, совершилась, главным образом, с целью вселить страх. Обвинения против него включали «дружбу с врагами Бога» и «сионистский шпион». Его внучка, Шахрзад Эльганаян, сказала, что он был казнен «после 20-минутного судебного разбирательства по сфабрикованным обвинениям». В течение менее часа заставили умолкнуть влиятельный голос. Это послание, этот террор распространились на все сообщество.

В нынешнем климате антагонизма иранского правительства по отношению к Израилю, оставшееся еврейское население Ирана, численность которого составляет около 9 000 человек, живет в сложных условиях. Еврейская община Ирана должна быть крайне осторожна в проявлении симпатии к Израилю. Если они проявят малейший признак этого, они рискуют подвергнуться серьезным уголовным обвинениям, таким как ярлык израильского шпиона. Последствиями этих обвинений могут быть пытки и смерть.

Каждое высказанное слово, каждое предпринятое действие и всякое движение всего сообщества просчитаны и тщательно взвешены, чтобы предотвратить такие последствия. Но этого недостаточно. Государственные власти вмешиваются в оставшиеся считанные еврейские школы. Евреям не разрешают быть директорами школ. Учебная программа изменилась, и деятельность контролируется так, чтобы убедиться, что, например, основным языком является персидский, а не иврит. Распространение еврейских текстов или учение иудаизма рискованно и очень нежелательно.

Даже в школьных стенах еврейская община не может ожидать какой-либо безопасности или свободы. Нынешние ограничения и дискриминационная политика в отношении евреев включают запреты на занятие евреями ключевых правительственных и значительных руководящих постов. Среди прочих ограничений, еврей не может быть членом влиятельного Совета Стражников, командующим армией или становиться президентом государства. Евреям не разрешается быть судьей любого уровня или оказывать помощь судебной или законодательной системе. Кроме того, евреям запрещается становиться членами парламента (консультативной ассамблеи) на всеобщих выборах.

Евреи не могут наследовать от мусульман, но, если один из членов еврейской семьи обратится в Ислам, он унаследует все. Такой закон, как представляется, призван содействовать обращению в Ислам путем предоставления финансовых стимулов.

Существует также несколько форм дискриминации в уголовном кодексе. Кизас или право на равное правосудие, не указано в уголовном кодексе для еврейского народа. Например, если еврей убивает мусульманина, семья жертвы имеет право потребовать казни в качестве наказания, но если мусульманин убивает еврея, право члена семьи требовать казни убийцы будет оставлено на усмотрение судей.

Конституция Ирана подробно излагает защиту практики и проповеди Ислама, но не иудаизма. В статье 12 Конституции Ирана говорится:
Официальной религией Ирана является Ислам и школа двунадесятников Джафари, и этот принцип останется навечно неизменным. Другим исламским школам должно быть предоставлено полное уважение, и их последователи могут действовать в соответствии со своей собственной судебной практикой при исполнении своих религиозных обрядов. Эти школы имеют официальный статус в вопросах, связанных с религиозным образованием, делами личного характера (брак, развод, наследование и завещания) и связанных с ними судебных разбирательств в судах. В регионах страны, где мусульмане, следующие за любой из этих школ, составляют большинство, местные правила в пределах юрисдикции местных советов должны соответствовать соответствующей школе фикха, не нарушая прав последователей других [исламских] школ.
Интересно, как иранские лидеры осмеливаются хвастаться равенством между евреями и другими, запугивая целые сегменты своего населения для молчания по законам, которые явно неравны. Чтобы еще больше оскорбить общины, они заявляют, что евреи остаются в Иране, потому что к ним относятся одинаково. Создается впечатление, что иранское правительство создало такое доброжелательное пространство для своей еврейской общины, что они свободно хотят жить там. Нет упоминания о подавляющем большинстве бежавших от гнетущих законов и политики и поселившихся в других странах ради своей физической безопасности.

Так кто же остается в Иране? Некоторые из оставшихся в Иране евреев - пожилые люди, неспособные выдержать путешествия или создать новый дом в другой стране. Некоторые евреи полны решимости защищать свои священные места и синагоги или семейные дома.

На вопрос, почему она не иммигрирует в другую страну, Авива дала мне другую причину. 
«Когда я умру, я хочу покоиться в своей земле», 
— сказала она. 
«Я хочу, чтобы меня похоронили рядом с моими родителями, бабушками и дедушками и прадедушками. Там, где они сделали свой первый и последний вдох. Здесь они плакали от радости и печали. Их кровь, пот и жизнь — все это впиталось в почву, а небо здесь и мое тоже. Это мой дом".
Её простые слова, как эхо, пронизывают мой мозг. Иран — её дом.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё