"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Одед Оуэн Шварцберг: Храмовая гора — кровь, ложь и террор



Памела Геллер, 2 августа 2017

Жестокий расистский исламский джихад, бушующий в Израиле в последние две недели, стал результатом поджигательского ложного повествования и подстрекательства к насилию на основе порочной ненависти к иудеям, поддерживаемой Кораном. ХАМАС призвал к «религиозной войне» против Израиля. И они считали, что достигли своего.

Ниже представлено эксклюзивное мнение Одеда Оуэна Шварцберга — представителя «Likud Pride - Ga'ava BaLikud» — консервативной организации ЛГБТ, основанной в 2011, связанной с израильской партией Ликуд.

Встреча с членами крыла Ликуда, ЛГБТ: Эваном Коэном, Одедом Оуэном
Шварцбергом и Омри Розенкранцем.
Одед Оуэн, 2 августа 2017

В 7 часов утра в пятницу, 14 июля 2017, три арабо-израильских террориста из Умм-эль-Фахма вошли на Храмовую гору и убили двух полицейских — прапорщика Хаиля Сатави и прапорщика Камила Шанаана — оба члены друзовской общины. Террористы использовали оружие, принесенное контрабандой террористом-сообщником, в мечеть аль-Акса. В ответ на это нападение израильское правительство запретило доступ к Храмовой горе в течение двух дней для расследования нападения, поиска оружия и принятия мер безопасности с целью предотвращения в будущем нападений и эскалации, которые часто следуют за подстрекательством во время пятничной молитвы в мечетях.

В следующее воскресенье Израиль открыл Храмовую гору для посетителей, предварительно установив металлоискатели за пределами святого места. Многие палестинцы поддержали муфтия Иерусалима, Мухаммада Ахмада Хусейна и ответили отказом пройти проверку на безопасность перед тем, как войти в святое место. Они инициировали бурные беспорядки в Восточном Иерусалиме, Иудее и Самарии, которые включали призывы к убийству иудеев и уничтожению Израиля, в дополнение к сжиганию шин, метанию камней и коктейлей Молотова.

В ходе столкновений с израильскими силами были убиты три палестинских мятежника. В тот вечер палестинский террорист проник в дом семьи Соломон в Неве-Цуфе, где совершил ножевое нападение на Йосефа Соломона, дедушку семьи, и двух его детей, Хаю и Элада, праздновавших рождение нового внука. Террорист Абд аль-Джалиль, 19-летний мусульманин, был застрелен солдатом, который жил неподалеку и услышал крики семьи. Он выжил и был отправлен на лечение в израильскую больницу.

23 июля в посольстве Израиля в Иордании произошел еще один крупный дипломатический инцидент с охраной, в котором израильский охранник выстрелами убил двух иорданцев после того, как один из них напал на него с ножом у него на квартире. Этот инцидент вызвал усиление напряженности между Израилем и Иорданией, поскольку эти две страны находятся уже на грани из-за того, что произошло на Храмовой горе. Иордания, подписавшая мирный договор с Израилем в 1994, призвала Израиль убрать металлоискатели, и к ней с таким же призывом присоединились Соединенные Штаты. Израиль был вынужден уступить, но объявил, что в будущем он планирует создать систему безопасности. На момент написания этой статьи, остается неясным, выполнит ли Израиль свое обещание. Как и ожидалось, сильные беспорядки продолжаются.

Стратегический аспект:

По мнению многих, палестинцы одержали победу, а ХАМАС и ФАТХ празднуют свою «огромную историческую победу». Это победа подрывает суверенитет Израиля на Храмовой горе.

Действительно, мир видел, что Израиль прогнулся перед лицом угроз к радости палестинцев. Это вполне обычный момент. Даже во время Британского мандата арабы понимали, что благодаря погромам и убийствам они могут достичь того, что хотят — своих политических целей и получения международного признания и сочувствия. Нравственный компас Запада сломан, и он, как правило, вознаграждает насилие со стороны палестинцев, указывая пальцем на жертв террора и тех, кто пытается его искоренить. Например, после арабских погромов в 1920 и 1921, арабы успешно подтолкнули британцев к созданию Комиссии Хейкрафта и изданию первую Белой книге. Это всего лишь один пример четко повторяющейся картины, в которой арабское насилие приводило британцев к уступкам, проявляемым ограничением еврейской иммиграции и предоставлением земли арабам, которые в то время считали себя частью Большой Сирии, а не палестинским народом.

Современные случаи, подобные этим, пропитали израильское общественное мнение. Нынешнее правое правительство подверглось нападкам правых из-за удаления металлоискателей, рассматривавших это как признак слабости и поражения, а также — левых, многие из которых, в первую очередь, возражали против металлоискателей. Будет интересно посмотреть, как Нетаньяху оформит дискуссию и оправдает их удаление. Он может использовать это решение в качестве рычага для давления на допуск других мер безопасности, таких, как камеры. Важно понять, что решение о размещении металлоискателей было прямым результатом нападения внутри Храмовой горы. Это было нелегкое решение. Еще до нападения были начаты споры о необходимости дополнительных мер безопасности на Храмовой горе, так как молящиеся мусульмане, кричат и даже нападают на иудеев и людей других религий, которые поднимаются на святое место. Однако любая инициатива по добавлению мер безопасности встречается сильной оппозицией со стороны палестинцев, которые необоснованно утверждают, что иудеи пытаются нарушить статус-кво и взять на себя управление.

Мусульманские беспорядки настолько страстны, что иудеи даже не могут молиться в их самом священном месте. Если Нетаньяху будет достаточно разумен, чтобы использовать удаление металлоискателей для разработки более эффективных средств, то временная порча имиджа окупится, помогая реализовать долгосрочную стратегическую цель. Он будет вынужден вести переговоры с Иорданией, в которой палестинское большинство находится под контролем хашимитского меньшинства. Хашимитскому королевству, которое находится под постоянной угрозой насильственной революции, удается сохраняться, только опираясь на бедуинское коренное меньшинство, которое занимает командные позиции в армии, полиции, правительстве и спецназе. Это так, поскольку иорданцы видят вокруг себя крошащиеся и нестабильные страны на Ближнем Востоке.

Израиль заинтересован в поддержке хороших отношений с Иорданией, а также в обеспечении стабильности в основном потому, что это обеспечивает Израилю спокойную восточную границу. Иорданское общественное мнение играет важную роль в этих отношениях, и король Иордании, Абдалла II, вынужден вмешиваться в вопросы, связанные с израильско-палестинским конфликтом и Храмовой горой, чтобы сохранить стабильность в своем королевстве. Обе страны заинтересованы в сохранении стабильности в Иордании. Из-за напряженности в иорданском общественном мнении, которое стало более выраженным после инцидента в посольстве Израиля, неудивительно, что Иордания решила взять твердую линию и потребовать, чтобы Израиль убрал металлоискатели. Должно быть понятно, что решение о превращении металлоискателей на Храмовой горе в серьезную проблему, было принято палестинцами и турками с намерением оказать давление на иорданцев. Спикер парламента Иордании, Атеф Тарауне, похвалил виновных в нападении на Храмовой горе. Тем не менее, король Иордании не спешит жечь мосты с Израилем. Иордания продолжает полагаться на Израиль в таких областях, как вода, а Израиль может помочь ему в случае восстания, как это было во время событий Черного сентября. Израиль должен быть осторожным, чтобы нынешняя ситуация не послужила катализатором нападения на посольство Израиля, аналогично нападению на консульство США в Бенгази в 2012 или нападению на посольство Израиля в Египте в 2011. Израиль принял во внимание дополнительные стратегические соображения в своем решении удалить металлоискатели. Это сопровождает растущую американскую интервенцию в регион, и различные события в сирийской гражданской войне. Решения по вопросу Храмовой горы, значение которой неоспоримо, не могут быть приняты без учета других региональных мероприятий и других игроков, которые влияют на это.

Медиа-аспект:

Многие средства массовой информации подвергли нападкам решение о размещении металлоискателей на Храмовой горе на том основании, что такой шаг может поставить под угрозу чью-то жизнь, воспламенить район, привести к насилию и поставить под угрозу жизнь израильтян. Эти аргументы показывают противоречия левой идеологии. С одной стороны, они заявляют, что у Израиля есть кто-то, с кем можно заключить мирное соглашение. С другой стороны, их ожидания от наших «партнеров по миру» настолько низки, что они нам доказывают, что то, что они пытаются продать — вымысел. Для левых — это закономерное явление. Они выбирают отношение к арабам, как к детям. Это расизм низких ожиданий, поскольку всем нам ясно, что никто не просыпается по утрам с желанием убить кого-то из-за металлоискателей. Тот, кто хочет убивать иудеев, сделает это рано или поздно, будь то с металлоискателями или без них. Ни одно научное исследование никогда не показывало, что металлоискатели вдохновляют людей на убийство иудеев.

Другим аргументом, на который часто ссылаются СМИ — это то, что размещение металлоискателей есть нарушение статус-кво. Это еще более отвратительное искажение со стороны СМИ, поскольку не Израиль изменил статус-кво на Храмовой горе, а те, кто решил превратить ее в террористическую базу для хранения оружия и осуществления терактов. Решение о размещении металлоискателей появилось после нападения. Как упоминалось выше, решение о размещении мер слежения в прошлом были приостановлены.

Сообщения о нападении на Храмовую гору и последующие демонстрации были проявлениями антисемитизма и отсутствием объективности. После каждой попытки нападения, средства массовой информации склонны сообщать о террористах и жертвах как о равных. «Шестеро погибли в результате нападений в Иерусалиме», — резюмировали заголовки, поскольку они считают террориста жертвой, которую нельзя обвинять в его действиях. По их словам, нет никакой разницы между семьей, которая праздновала субботний ужин в своем доме и была убита, и тремя террористами, которые принимали участие в жестоких демонстрациях и требовали второй Холокост. Они игнорируют насильственный характер демонстраций и избегают отвечать на сложные вопросы: что в культуре или религии Ислама заставляет арабов ненавидеть идею свободы религии? Почему они возражают против того, чтобы меры безопасности были использованы в таком чувствительном месте, которое они собираются почтить? Разве они не знают, что теракты внутри комплекса противоречат их религии? Почему они кричат о безопасности на Храмовой горе, но не тогда, когда миллионы мусульман подвергаются проверке в Мекке во время хаджа или когда их досматривают в Египте, Объединенных Арабских Эмиратах и других странах? Почему они пытаются обрисовать террористов как всего несколько человек, игнорируя при этом поддержку, которую они получают от большей части палестинского населения?

Последний раунд насилия вокруг Храмовой горы не будет последним. С первых дней иудейского ишува, главной части иудеев на земле Израиля, арабы использовали этот комплекс в качестве предлога для убийства иудеев. Так было во время беспорядков 1929, когда тогдашний муфтий, Хадж Амин аль-Хусейни, использовал комплекс для объединения мусульман, утверждая, что иудеи подвергли его риску. Многие мусульманские лидеры пошли по стопам Хусейни. Например, «умеренный» лидер Махмуд Аббас, обвиняющий Израиль в желании разделить Храмовую гору, сказал, что «израильтянам не разрешат пачкать Храмовую гору своими грязными ногами» и что «каждая капля крови, пролитая в защиту Иерусалима, чиста». Нынешний муфтий Иерусалима, шейх Мухаммад Хусейн, подлил масла в огонь, когда во время своей пятничной проповеди, сказал, что «иудеи, враги Аллаха, угрожают мечети аль-Акса».

Можно понять, что использование Храмовой горы в качестве предлога для терроризма, широко распространено и будет продолжать существовать, независимо от действий Израиля. Это нужно понять для того, чтобы вместо того, чтобы говорить с точки зрения эмоций, мы говорили с точки зрения справедливости и сохранения свобод, задавая себе вопросы: как мы собираемся защищать верующих на Храмовой горе, и как добиться свободы молитвы для всех? Нельзя игнорировать тот факт, что нападение на Храмовую гору и бурные бунты произошли всего за несколько дней до Тиша Б'Ав, ознаменовавшего уничтожение Первого Храма в 586 году до н.э. вавилонянами и уничтожение Второго Храм в 70 году н.э. римской армией. В субботу перед Тиша Б'Ав мы читаем Хафтора Шаббата Хасон — в этот Шаббат мы видим перед своими глазами Третий Храм. Еврейская связь с Храмовой горой, где находился Храм, является древней и вечной, и последнему раунду насилия не удастся ее разорвать, как и предыдущие попытки, потерпевшие неудачу. Недавние события вокруг Храмовой горы подняли это место до уровня сознания светских и религиозных людей, и символическое время, в которое они происходили, подчеркивает, в частности, его религиозное и национальное значение как святейшего места для еврейского народа.

Одед Оуэн Шварцберг - пресс-секретарь «Likud Pride - Ga'ava BaLikud» - консервативной организации ЛГБТ, основанной в 2011 и связанной с израильской партией Ликуд.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё