"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

БРИКС без Восточного Иерусалима

The BRICS summit will bring together 11 world leaders - here, Brazil's President Michel Temer,  Narendra Modi, China's President Xi Jinping, Russia's President Vladimir Putin, and South Africa's President Jacob Zuma (L-R) are pictured hand-in-hand at last year's event
Лидеры БРИКСа (Фото: канцелярия президента России)

Доклад Центра Стратегических Исследований Бегина-Садата (BESA), №. 607, 8 октября 2017

Проф. П. Р. Кумарасвами
РЕЗЮМЕ: 43-страничная Сямэньская декларация, выпущенная после девятого саммита БРИКС в начале сентября, представляет собой интересный сдвиг в отношении Израиля. В пункте 42 он делает обычные ссылки на «соответствующие» резолюции ООН, Мадридские принципы, Арабскую мирную инициативу 2002, «предыдущие соглашения» и призывает к «справедливому, прочному и всеобъемлющему решению» израильско-палестинского конфликта. В Декларации содержится призыв к созданию «независимого, жизнеспособного, территориально сопредельного палестинского государства, живущего бок о бок в мире и безопасности с Израилем», но не содержит ссылки на Восточный Иерусалим.

Организация БРИКС, состоящая из Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки, представляет более 40% мирового населения, а на ее коллективную экономику приходится более одной пятой мирового ВВП. Две из этих стран являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, а другие три стремятся ими быть. Таким образом, БРИКС является крупным блоком мировых держав.

Первоначально страны БРИКС были озабочены исключительно вопросами развития и вообще не занимались Ближним Востоком, не говоря уже об израильско-палестинском конфликте. Все стало меняться, когда Южная Африка присоединилась как полноправный член к саммиту в Санья в апреле 2011. Заявляя, что они «глубоко обеспокоены турбулентностью на Ближнем Востоке», лидеры надеялись на «мир, стабильность, процветание и прогресс». Народные протесты в арабском мире стали более зловещими, чем израильско-палестинский тупик. 

Палестинский вопрос был поднят в марте 2012, когда лидеры БРИКС встретились в Нью-Дели для своего четвертого саммита. Они призвали обе стороны «принять конструктивные меры, восстановить взаимное доверие и создать правильные условия для возобновления переговоров, избегая односторонних шагов».

Этот умеренный тон резко изменился в марте 2013, когда саммит прошел в Южной Африке. В Дурбанской декларации впервые упоминается Восточный Иерусалим как столица будущего палестинского государства. В дополнение к обычному, он, среди прочего, призывает к решению двух государств, включая создание «сопредельного и экономически жизнеспособного палестинского государства, существующего бок о бок в мире с Израилем, в рамках международно признанных границ на основе существующих 4 июня 1967, со своей столицей в Восточном Иерусалиме».

С момента своего возвращения на международную арену пост-апартеидная Южная Африка находится на переднем крае международной кампании против Израиля. Она подталкивает или содействует осуществлению различных антиизраильских заявлений, действий и резолюций. Всего за несколько дней до нападений 11 сентября, в Дурбане состоялась конференция ООН по борьбе с расизмом, которая выделила Израиль для поношения. Таким образом, как распорядитель БРИКС, Претория отметила свою позицию по Восточному Иерусалиму, а другие лидеры БРИКС под этим подписались. (Ссылка на Восточный Иерусалим также появилась в начале 2010, когда Южная Африка стала членом трехсторонней группы IBSA вместе с Бразилией и Индией).

Члены БРИКСа действительно сочувствовали больше палестинцам, чем Израилю. Китай и Индия не нормализовали свои отношения с Израилем до января 1992, а бывший СССР не имел дипломатических отношений с Израилем с июня 1967 по октябрь 1991. Только Бразилия имела официальные связи с ним с конца 1940-х годов. Следовательно, другие влились в хор Претории по Восточному Иерусалиму.

Политический статус Иерусалима неоднозначен со времен Плана раздела ООН 1947, который предполагал, что это должен быть международный город. Мировое сообщество не признает Западный Иерусалим, бывший частью Израиля с мая 1948 как столицау страны. Большинство стран, включая США, имеют свои посольства в Тель-Авиве.

В то же время город фактически остается столицей Израиля и является домом для всех символов государства и его суверенитета, таких как резиденция премьер-министра, Кнессет (парламент) и Верховный суд. Представление верительных грамот иностранных послов, аккредитованных в Израиле, включая арабо-мусульманских послов, таких как Египет, Иордания и Турция, проходит в Иерусалиме, а не в Тель-Авиве.

Более того, нет никаких резолюций или планов ООН, объявляющих город столицей палестинского государства. Соглашение Осло и другие двусторонние соглашения просто указывают на то, что окончательный политический статус города должен быть разрешен путем переговоров и урегулирования.

Ядро Иерусалимского вопроса заключается в Старом Городе, в котором размещаются святые места для всех трех авраамических вероисповеданий. Город является не Берлином, который должен быть разделен или подразделен на зоны, а может быть только поделен посредством урегулирования и компромисса. Внешнее вмешательство в пользу только одной стороны, в данном случае, палестинцев, делает проблему лишь более неразрешимой.

Израильское правительство обязано взять на себя часть ответственности за конфликт в Восточном Иерусалиме. Например, до принятия резолюции ЮНЕСКО от апреля 2016, которая ставит под сомнение еврейские связи с Иерусалимом, правительство Нетаньяху было равнодушным к международным сдвигам. Даже страны, дружественные к еврейскому государству, проголосовали за арабско-исламские страны. Израильский гнев на принятие резолюции не мог скрыть его дипломатической неряшливости.

Между тем, за последнее десятилетие Восточный Иерусалим стал неотъемлемой частью обязательств Индии на Ближнем Востоке и фигурировал в основных политических заявлениях и двусторонних заявлениях. Ссылка на Иерусалим поддерживалась даже после смены правительства в Индии, когда правое индуистское националистическое правительство БЮП заменило партию Конгресса, которая с начала 1920-х годов сочувствовала палестинцам.

Со времени своего первого саммита БРИКС в Форталезе в июле 2014, премьер-министр Индии Нарендра Моди, включил Восточный Иерусалим. В апреле этого года Восточный Иерусалим фигурировал в заявлении послов Ближнего Востока стран БРИКС, организованных Индией. Такую же формулировку можно увидеть в делах Дели с Египтом, Саудовской Аравией и другими.

Однако крупный сдвиг произошел в мае этого года, незадолго до июльского визита Моди в Израиль. В присутствии президента Палестинской автономии Махмуда Аббаса, стоявшего рядом с ним, Моди призвал к «суверенной, независимой, единой и жизнеспособной Палестине, мирно сосуществующей с Израилем». Впервые за почти десятилетие отсутствовала ссылка на Восточный Иерусалим.

Будет ли эта новая тенденция продолжена? Ответ заключается в превратностях израильско-палестинского конфликта и тонкости израильской дипломатии.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё