"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Британский политический кризис и европейская политика: дистопический сценарий.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, 29 сентября 2017
(Фото: Арно Миккор с помощью Wikimedia Commons)
Центр Стратегических Исследований Бегина-Садата (BESA)
Документ № 640, 13 ноября 2017

Др. Алекс Йоффе

РЕЗЮМЕ: Происходящий в настоящее время крах правительства Терезы Мэй в Великобритании повышает вероятность новых выборов, в которых лейбористский лидер Джереми Корбин будет вероятным победителем. Красно-зеленый альянс между европейскими крайне левыми и исламистскими партиями угрожает создать сценарий дистопии, в котором национальная идентичность будет быстро отброшена, а национальная безопасность -- подорвана терроризмом и сепаратизмом. Это будет представлять огромную опасность для евреев континента, Израиля и США.

Отставка Прити Патель, члена британского кабинета после утечек, что она тайно встретилась с израильскими официальными лицами для обсуждения помощи сирийским беженцам, погрузила правительство Терезы Мэй в переворот. Уже в начале этого года, после неудачных выборов и неудачных переговоров по Брекситу, теперь существует вероятность того, что правительство Мэй может пасть.

Такая перспектива вновь обращает внимание на демографические и электоральные тенденции в Великобритании и по всей Европе. В начале 2017 альянс между левыми и мусульманскими избирателями был недостаточным для того, чтобы привести коммунистического антисемита Джереми Корбина к власти в качестве премьер-министра под знаменем лейбористской партии, но в следующий раз это может произойти. В Европе такая проблема усугубляется присутствием мусульманских политических партий, которые перекраивают национальную политику.

Каковы долгосрочные последствия этого для Израиля и США?

Обещанные экономические и политические последствия победы Корбина — более высокие налоги, увеличение иммиграции, возобновление отношений с Европой (несмотря на обещанную поддержку Брекситу) и дистанцирование от США, могут оказаться недостаточными, чтобы оттолкнуть избирателей. На любых предстоящих выборах растущее разочарование в неспособности Терезы Мэй и ее правительства, непонятный гнев против истеблишмента и желание перемен снова сыграют свою роль.

Этот Корбин, громкий поклонник ИРА, ХАМАСа и Хезболлы и гость иранского телевидения, является авторитетным политиком, что говорит кое-что о значительной части британского населения. Особенно для британских евреев это сообщение зловеще. Их озабоченность по поводу быстро растущего антисемитизма, анти-израильского уклона и терроризма просто неважна как вопрос выборов. Бесконечно документированный антисемитизм на всех уровнях Лейбористской партии регистрируется с евреями, но не с более широким электоратом.

Победа Корбина, которая вполне правдоподобна, станет предвестником демографических и электоральных изменений во всей Европе. «Красно-зеленый альянс» левых и мусульманских партий номинально объединен против глобализации, капитализма, империализма и колониализма, но больше всего он фундаментально связан общим антиамериканизмом и антисемитизмом.

Альянс состоит в основном из коммунистов и зеленых, а также основных партий, таких как рабочая партия Корбина, а также явно мусульманских партий, таких как партия ДЕНК в Нидерландах, Партия равенства и справедливости во Франции и партия NZB в Австрии. Они призваны помочь сдерживать мусульманские меньшинства, но на самом деле являются частью сети, контролируемой турецкой партией ПСР, которая организует мусульман под анти-ассимиляционной платформой. Партия Ислама в Бельгии явно исламистская, как и Арабско-Европейская лига.

Эти мусульманские партии и другие люди уже перестраивают местную политику, функционируя как избирательные блоки, которые влияют на основных кандидатов и выдвигают своих собственных кандидатов. Они также влияют на такие организации, как профсоюзы. Рано или поздно одна из этих партий будет избрана в одиночку или будет иметь решающую национальную власть в коалиционном правительстве. Что можно ожидать? Новейшая история не дает оснований для оптимизма.

Первой проблемой является борьба с терроризмом. С одной стороны, на инциденты будет реакция, и террористы будут нейтрализованы. Но, с другой стороны, будет расширяться парадигма борьбы «против жестокого экстремизма», которая доказала, что она будет только укреплять умных исламистов финансированием и доверием. Это усилит проблемы, которые уже переполнили антитеррористические и полицейские силы в странах Западной Европы. Если будет применена «деэскалация» полицейской тактики, ситуация на улицах станет намного хуже.

Однако дальнейшая потеря контроля гарантирована. «Красно-зеленый» альянс уже уполномочил местных мусульманских лидеров, которые властвуют в пригородах и сотнях других запретных зонах. Большинство главных и всех мусульманских партий уже выступают против ассимиляции как средства национальной интеграции и выступают за увеличение иммиграции, якобы во имя мультикультурализма. Отступление от национального контроля и национальной идентичности ускорится.

Высказывание против этих тенденций уже считается «расизмом» на самых высоких уровнях. Посмотрите, например, на сговор Ангелы Меркель с Facebook и обещание Мэй активизировать уже и так обсессивную британскую политику в Интернете после недавних лондонских нападений, якобы во имя предотвращения «радикализации». Противостояние свободе слова на том основании, что она разрешает «диффамацию религии» уже находится в европейском мейнстриме и будет расширяться.

Параллельные мусульманские общества, которые уже существуют в Европе, будут расширяться и защищаться национальными администрациями, поскольку местные власти слишком кооптированы или напуганы, чтобы принимать меры. Захват «троянским конем» уже получил распространение в таких учреждениях, как школы, детские сады. Новые поколения жестоких сепаратистов культивируются и импортируются, укрепляя базы голосования для красно-зеленых альянсов.

Хорошо известно существование параллельных мусульманских правовых структур, недоступных европейским государствам. Растут призывы к мусульманской общинной автономии и автономным зонам в Европе, и, несмотря на громкие опровержения, запретные зоны разрастаются. Искушение формализовать мусульманские автономные зоны во имя свободы вероисповедания или других рационалистических объяснений будет огромным, поскольку оно будет иметь электоральную поддержку. Немецкий суд начал судебный процесс, объявив законным неофициальный «шариатский патруль», который контролирует «мораль» в мусульманских кварталах.

В конечном итоге политика, которая поддерживает сепаратизм, преступность и насилие, исходящие из таких мест, как Моленбек в Брюсселе, обеспечит безопасные убежища для более систематического мятежного насилия. Неясно, как правительства собираются реагировать на все кварталы или города, находящиеся вне государственного контроля. Такие меры безопасности, как кордоны и применение огнестрельного оружия являются по-прежнему анафемой, а еще хуже — профилактическое задержание, лишение гражданства и депортация.

В таком дистопическом сценарии, с проблемами обмена информацией между правительствами, жизненная сила борьбы с терроризмом будет нарушена, поскольку разведка и органы безопасности будут иметь свои цели, как в качестве сотрудников, так и в качестве политических надзирателей. Такой сценарий уже разыгрывается в Германии и Франции. У служб разведки и безопасности может возникнуть соблазн прервать обмен информацией со своими политическими эшелонами. Демократический надзор будет потрясен, потому что полиция и шпионы будут здорово бояться делиться информацией с таким министром внутренних дел, как Диана Эбботт.

Прогнозировать европейскую красно-зеленую внешнюю политику легко до скуки. Сближение традиционного европейского крайне левого и мусульманского антисемитизма и анти-империализма уже вызывает навязчивую ориентацию на Израиль, «маленького сатану», и «великого сатану», США. Корбин, сторонник ХАМАСа и Хезболлы, а также движения БИС, является этому примером, как и все европейские мусульманские политики. Левые европейские политики, такие как министр иностранных дел Германии, Зигмар Габриэль, уже непреодолимо громко осуждают Израиль. И это будет усиливаться, как со стороны левых, так и со стороны исламистов и политических оппортунистов.

Приостановление торговли, международные санкции и судебные иски против израильтян будут на картах, как только крайне левые/ исламские правительства получат власть в Европе. Это не приведет к созданию палестинского государства, но это никогда и не было целью. Игнорирование США может быть не таким большим, но оскорбление будет усиливаться, а сотрудничество в области безопасности будет снижаться, к выгоде русских и китайцев.

Взгляд сквозь пальцы уже направлен поверх Европы к быстро набирающему рост мусульманскому антисемитизму и даже убийству евреев. Стремительность, с которой правительства Швеции и других стран отбросили свою национальную идентичность и отказались от своих еврейских граждан, отражает пост-национальное стремление к ассимиляции, к мульти-культурным идеалам, т.е. к нормам, установленным иммигрантами, и к окончательному выражению своей ненависти к евреям.

В ответ, продолжатся израильские экономические и дипломатические сдвиги в сторону Азии и Африки. Защита еврейских беженцев из Европы станет фактором отношений Израиля с континентом. Иммиграция в Израиль из Франции быстро выросла за последнее десятилетие, и евреи из других стран, вероятно, присоединятся. Еврейская жизнь в большей части Западной Европы вымрет через несколько десятилетий. Усилится возрождение крайне правых и других сепаратистских движений, но такие тенденции также означают, что это будет плохо для национальной интеграции и для евреев.

Можно ли что-либо сделать, чтобы спасти эти страны от их, соответствующим образом избранных, суицидальных судеб? За последнее столетие США дважды вступали в ВТО, чтобы спасти Европу от германского милитаризма и фашизма, а затем в третий раз, чтобы защитить ее от коммунизма. Некоторые из тех же инструментов, которые отодвинули коммунизм, могут быть полезны против крайне левой/ исламистской силы.

Желание США использовать «активные меры» российского стиля против европейских стран в настоящее время кажется отсутствует. Однако европейские проблемы неизбежно станут проблемами США и евреев. В США политическая воля и стратегическая смелость почти такие же, как и в Европе. Если это будет продолжаться, то будущие дистопии продолжат разворачиваться.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё