"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

100-летие Декларации Бальфура: мифы и факты


Анна, 2 ноября 2017

Сегодня, 2 ноября 2017, исполняется 100 лет знаменитой Декларации Бальфура.

Прежде чем я начну, давайте вспомним, что было сказано в самой декларации:

Декларация Бальфура - эти 67 роковых слов задали истории новое направление.

Министерство иностранных дел
2 ноября 1917

Дорогой лорд Ротшильд, 
Я с большим удовольствием передаю вам от имени правительства Его Величества следующую декларацию симпатии к чаяниям еврейских сионистов, которая была представлена и утверждена кабинетом министров. 
«Правительство Его Величества с одобрением относится к созданию в Палестине национального дома для еврейского народа и будет прилагать все усилия для содействия достижению этой цели, четко понимая при этом, что ничего не должно быть сделано, что может нанести ущерб гражданским и религиозным правам существующих не еврейских общин в Палестине, а также — правам и политическому статусу евреев, которыми они пользуются в любой другой стране». 
Буду признателен, если вы доведете эту декларацию до сведения сионистской федерации.
Искренне Ваш,
Артур Джеймс Бальфур


Однако, вопреки общему восприятию и принятой мудрости, Декларация Бальфура не заложила основы для еврейского государства. Это сделали уже сами евреи, живущие в тогдашней Палестине. Они создавали киббуцы, профсоюзы, больницы, школы и молодое правительство. Декларация просто подтвердила поддержку британского правительства того, что уже существовало, и фактически заверила еврейский народ, что британское правительство, которое получило мандат для Палестины, не запрещало создание молодого государства.

Конечно, как мы все знаем, британцы почтили Декларацию Бальфура нарушением. Они нарушили свои слова почти сразу, не успели чернила высохнуть на бумаге.

Для получения дополнительной информации о Декларации, прочитайте гостевой пост Брайана Гольдфарба от мая месяца.

По аналогичной теме было опубликовано несколько статей о том, чем Декларация Бальфура не является. Вот два вопроса, первый из которых был мне прислан Робом Харрисом от произраильского ирландского блога Eirael:

Из точно названного блога Politically Incorrect Politics (политически некорректная политика): Демистификация декларации Бальфура
Начнем с того, чем она не является: это не международный инструмент, не соглашение между государствами или какое-то соглашение, если на то пошло, подписанное тогдашним министром иностранных дел, Артуром Джеймсом Бальфуром и адресованное еврейскому магнату Лайонелю Уолтеру Ротшильду. Это было одностороннее заявление. Конечно, односторонние обязательства иногда могут быть нерушимыми обязательствами. Однако оно не было нерушимым. На самом деле, это было даже не обязательство. Стоит еще раз прочитать текст «Декларации».

***
Обратите внимание на «грубое» качество терминов: «с благосклонностью рассматривает», а не «поддерживает»; «Использует все свои усилия для содействия достижению этой цели», а не «добьется этой цели». И что, черт возьми, означает «национальный дом» (за исключением еврейского контекста, такой неопределенный эвфемизм никогда не использовался, ни до, ни после)? 
Формулировка (которая тщательно уточнялась в течение нескольких месяцев) была предназначена для затуманивания мозгов. Это становится еще более очевидным, если рассматривать изменение этого в ряде черновиков: четкое обязательство, первоначально предложенное сионистами, постепенно разбавлялось в каждой последующей версии, пока не превратилось в окончательно «шерстистый» продукт. Приведу лишь один пример: термин State «государство», использованный в первых черновиках, превратился в Homeland «родина» и, наконец, в National home — «национальный дом». 
Давайте также укажем, что Декларация лишена каких-либо практических деталей: она ничего не говорит о том, как «эта цель» должна быть достигнута и когда. Никакой план действий не подкрепил неопределенное, слабое заявление о намерениях. 
В своем окончательном варианте, официальная форма Декларации была очень далека от твердого обязательства. Она не была даже четким обещанием. На самом деле, правительство Его Величества и не могло ничего обещать, даже, если бы оно искренне хотело: продвигаясь на север от Египта через Синайский полуостров, британские войска едва достигли линии фронта, простирающегося от небольшого прибрежного города Газа до еще меньшего оазисного поселения Беэр-Шева в пустыне Негев. 
Большая часть «Палестины» (населенной и плодородной территории, включавшей крупные города) все еще находилась под контролем Османской империи, и не было никакой уверенности в том, что она может быть взята британской армией. Но даже, если бы это произошло, все еще не было предрешено, что правительство Его Величества сможет распорядиться по своему усмотрению этим (неопределенным) куском территории. Как и весь Левант, «Палестина» подчинялась некоторому полу-установленному пониманию с французами, а также, возможно, с недавно приобретенным союзником Британской империи, Хусейном Шарифом (Хозяином) Мекки.

Вопрос, который часто возникает, заключается в том, что побудило лорда Бальфура и англичан составить эту Декларацию?
Ну, 31 октября 1917: мир сокрушен величайшим, самым кровавым военным столкновением, когда-либо известным -- Первой мировой войной. Это была война империй: британской, французской и русской (так называемой, Entente Cordiale), которые победили германскую, австро-венгерскую и османскую империи (также называемые Центральными державами). Речь шла не только о том, кто лучше воевал, но и о том, какой из блоков мог привлечь сильных союзников, чтобы сражаться на их стороне. В апреле 1917, США официально вступили в войну. Но они это сделали осторожно и несерьезно. Они объявили войну Германии, а не союзникам Германии. Многие американские политики не хотели посылать «американских мальчиков», чтобы они умирали за то, что они видели, как «чужую войну». На Востоке, другой могучий союзник - Россия, находился в муках революции. Для новых держав, которые находились в Петрограде, и, особенно, для большевиков - это была тоже «чужая война». Британия нуждалась в одном союзнике - США, которые бы полностью вступили в сражение, она нуждалась в другом союзнике - России, чтобы сражаться дальше. 
А в довольно антисемитских умах «христианских сионистов», Ллойд Джорджа и Бальфура, евреи обладали огромной силой, как в Америке, так и в России. Достаточной силой, чтобы толкнуть на полной скорости первого - к войне, и не дать второму соскочить. 
Конечно, если бы только можно было сунуть подходящую приманку под эти еврейские носы... 
Насколько «важной» была Декларация? 
Если поверить Яну Блэку, редактору отдела Ближнего Востока в газете The Guardian, Декларация Бальфура «привела к британскому мандату [для Палестины]». 
Да неужели, мистер Блэк? Правда, что Декларация была упомянута в тексте Мандата, который, как кажется, подтверждает утверждение г-на Блэка. Однако это только, если игнорировать гораздо более «важное» соглашение Сайкса-Пико, которое уже обсуждалось еще за 2 года до Декларации, по словам предшественников Ллойда Джорджа и Бальфура. Наконец, подписанное в мае 1916, соглашение Сайкса-Пико включало большую часть будущего мандата для Палестины в «британскую сферу влияния», а остальную — в нечеткую «международную сферу» (которая в дипломатических выражениях того времени, вероятно, означало «позже разберемся»). 
Соглашение Сайкса-Пико разделило Левант на «сферы влияния».
На самом деле, европейские / христианские державы (Великобритания, Франция, Италия, а также Германия и Россия) долгое время домогались «Палестины» не из-за ее потенциала как «еврейского национального дома», а из-за предполагаемого престижа, придаваемого контролем над христианскими святыми местами.

Однако к 1917, религия стала менее важной составляющей европейской политики, а престиж всегда был нематериальным активом. У Британии была более прагматичная причина: в головах политиков начала 20-го века, которые думали о путешествиях по суше и морю (а не по воздуху), «Палестина» сидела по маршруту, соединяющему Британские острова с важнейшей жемчужиной императорской короны — Индией. Как, впрочем, и «Месопотамией» (будущим Ираком) — вот почему эта территория была также включена в «британскую сферу». Фактически, когда британские дипломаты, в конечном итоге, разработали мандаты, они включили «Палестину» и «Месопотамию» в один документ. Оба были, в конце концов, призваны служить одному и тому же имперскому интересу. 
*** 
Декларация Бальфура не привела к британскому мандату. Что к нему привело, так это имперские интересы и вековой обычай — делить «трофеи» между победителями. Обычай, на который мандаты Лиги Наций нанесли лишь современный лоск. 
А что же насчет следующего предположения [редактора отдела Ближнего Востока газеты Guardian] г-на Блэка, что Декларация Бальфура «привела к [...] массовой еврейской иммиграции»? Неудивительно, что такое предположение также явно ложно. То, что европейцы называли «Палестиной», евреи тысячелетиями называли Эрец Исраэль «земля Израиля». Это название часто упоминается в иудейских писаниях, традициях и ежедневных молитвах. Как отдельные люди, так и небольшие группы, евреи всегда пытались добраться до «Палестины» и поселиться там. Но как насчет «массовой иммиграции»? Исторически сложилось так, что до создания Государства Израиль было 5 волн еврейской «массовой иммиграции» (т. е., тысяч и десятков тысяч человек). Первая такая волна (известная как «Первая алия в сионистской хронологии») имела место между 1882 и 1903 и увидела прибытие в «Палестину» около 30 000 евреев -- в основном, из Восточной Европы и Йемена. Вторая алия произошла между 1904 и 1914 годами, в результате чего в Палестину прибыло около 35 000 евреев, в основном, из Российской империи и Йемена. 
*** 
Османы, кстати сказать, даже пальцем не пошевельнули, чтобы остановить эту иммиграцию. Их нельзя было заподозрить в «христианском сионизме», они просто так или иначе, не разделяли европейскую одержимость евреями. Было много национализма, который угрожал разрушить их много-этническую, многоконфессиональную империю: греческий, армянский, славянский, египетский, левантийский и бедуинский арабский ... Еврейский колорит этого — сионизм находился в самом конце списка забот султана.
Статья довольно длинная, но ее очень даже стоит прочитать ради подробного объяснения того, как британцы нарушили условия мандата, которые были предоставлены ему два года спустя, на конференции в Сан-Ремо. Просто небольшой отрывок:

За 10 лет мандатного режима британские власти «подтвердили» две транзакции, уже сделанные с османами; позволили создать пляжный объект; арендовали болото на драконовских условиях; а также арендовали совершенно непригодный участок земли для группы британских солдат.
За десятилетие 1921-1930 это вся степень соблюдения требований Мандата, «поощрять [...] плотное заселение земли евреями». 
Хаим Вейцман
Прочитайте всю статью. У вас наступит просветление и удивление.

В журнале «Мозаика» есть увлекательная статья "Забытая правда о Декларации Бальфура".

Поэтому интересно, что покойный Абба Эбан, хотя и сыграл важную роль в обеспечении резолюции 1947, думал иначе. События 1947 и 1948, как он писал, «затмили Декларацию Бальфура» и «имели более революционные последствия». Но на самом деле, к 1947, сионисты уже не могли быть остановлены: Ишув был «слишком велик, чтобы в нем преобладали арабы, слишком самоуверен, чтобы быть ограниченным опекой, и слишком жестоко сопротивлялся помехам в их главной цели - «государственности». 
В 1917, напротив, предложение признать права евреев на «национальный дом» в Палестине было «восстанием против инерции установленных фактов» и против «огромных препятствий для рациональности». По мнению Эбана, Декларация Бальфура, таким образом, выступила как «решающая дипломатическая победа еврейского народа в современной истории».
В статье обсуждаются различные мотивы Великобритании и союзных держав в поддержке еврейской родины в Палестине, главным из которых было то, что они верили в «еврейскую силу», чтобы убедить свои правительства вести войну до полной победы.
Сегодня нам кажется большим преувеличением сила евреев в то время. Однако британские политики верили в то, что британский сионист, Гарри Сахер назвал «великой еврейской легендой»:
Эта легенда находит самое грубое и самое глупое выражение в «Протоколах Сионских мудрецов» (пишет Сахер), но многие, даже те, кто отвергает подлог и ложь, имеют остаточную веру в силу и единство еврейства. Мы от этого страдаем, но это не совсем без компенсаций. Это одна из неопределенностей политики, и она играет, сознательно или бессознательно, свою роль в расчетах и решениях государственных деятелей.
Второе объяснение заключается в том, что британцы прибегли к сионизму, как к оправданию своих собственных притязаний на Палестину в ожидаемой послевоенной перекроенной части Ближнего Востока. Британцы, как покровители евреев, могли исключить своего французского союзника из Палестины, заявив, что они защищают «самоопределение» маленького народа. Хотя это объяснение отличается от первого, оно разделяет с ним прямое предположение: нуждаясь в сионизме для своих целей, англичан не требовалось подталкивать к разработке Декларации Бальфура. 
Но в коллективной памяти сионистов и израильтян есть еще один фактор: убедительный гений одного человека, Хаима Вейцмана. Рассказ такой: Вейцман, известный биохимик, а позже глава английской сионистской федерации, единолично добился победы над британскими политическими лидерами. Сага Вейцмана разворачивается за кулисами лондонских гостиных, где этот русский еврейский иммигрант, приехавший в Англию только в 1904, преуспевает в том, чтобы убедить, а некоторые говорят, соблазнить таких, как Бальфур, Марк Сайкс, Альфред Мильнер и Дэвид Ллойд Джордж, которые вскоре взяли судьбу Ближнего Востока в свои руки. Декларация Бальфура -- это торжество неустанной воли одного человека и его личного влияние на нескольких британских государственных деятелей.

Далее в статье подробно обсуждается роль, которую сыграл Наум Соколов в получении поддержки не только Британии, но и всех других союзных держав. Соколов был русскоязычным журналистом, писавшим на иврите, который «попал под заклинание Герцля»:
Соколов является отправной точкой в более полную историю Декларации Бальфура. Во времена Декларации многие евреи по всему миру наделяли его большей благодарностью за это, чем Вейцмана. Это было отчасти потому, что Соколов -- еврейский журналист был более известен, чем Вейцман, биохимик. Как современник Герцля, он также был старше Вейцмана по возрасту и своему положению в мировом сионизме.
Наум Соколов
Однако Соколову оказывали уважение еще и потому, что он совершил то, что многие считали невозможным: весной 1917, он обеспечил явное или молчаливое согласие французских и итальянских правительств и даже католического папы на еврейский «национальный дом» под британской эгидой.
Как он застал врасплох всех, включая Вейцмана, своим достижением? Почему это было забыто? И как восстановление этого может принести пользу столетней ретроспективе в Декларации Бальфура?

Некоторые приписывали успех Соколова его манере и поведению:
Соколов был дипломатом сионистского движения, дипломатом школы Quai d'Orsay [французского министерства иностранных дел]. Его красивая внешность, прекрасное воспитание, изысканные манеры, вежливая речь, обдуманные выражения, осторожные действия, хорошо скроенная одежда, монокль были верны традиции, которая, возможно, не так хорошо соблюдается, как до войны… Дипломаты и министры чувствовали, что он принадлежит к их клубу, говорит на их языке и является одним из них. Он применял их искусство и имел право на их привилегии.
Соколов производил впечатление государственного деятеля, хотя и без государства, и это выходило за рамки его потрясающего владения европейскими языками. Один из поклонников объяснил его дипломатическую утонченность тем, что он «европеец до мозга костей, как внутри, так и снаружи, по своему мировоззрению и манерам... Он сиял в присутствии Вудро Вильсона, Поля Пенлеве, Джорджа Клемансо и Артура Джеймса Бальфура».
И хотя Соколов не представлял никакого государства, лидеры Европы видели в «этом маленьком искушенном еврее», все еще имеющем российскую национальность, подлинного представителя еврейских масс России и Польши, который мог их продвигать в желаемом направлении силой своих слов. Он, казалось, олицетворял то, что Захер назвал «великой еврейской легендой», как космополитический лидер «великого еврейства», к которому Сайкс и другие приписывали огромное, неземное влияние.

И когда война подошла к концу, Соколов получил все одобрения, которые ему удалось добыть у союзников, и которые он умело опубликовал, чтобы потом никто не мог отрицать их, чтобы получить одобрение для еврейской родины.

В своем предисловии Соколов говорил о Декларации Бальфура, как если бы это было сделано всеми союзниками:
"В разгар этой страшной войны вы, как представители великих держав Западной Европы и Америки, опубликовали Декларацию, в которой содержится обещание помочь нам, по вашей доброй воле и с вашей поддержкой, создать этот национальный центр, для реализации которого поколения жили и страдали.
В тщательно подобранных словах Соколова Декларация Бальфура превратилась в заявление союзников. Монументальное усилие во многих столицах позволило ему произнести такую фразу, не опасаясь противоречия.
Конференция в Сан-Ремо в апреле 1920, была продолжением мирной конференции. Одна из ее задач заключалась в том, чтобы отдать бывшие османские территории под мандаты, которыми власти будут управлять как доверенные лица от имени Лиги Наций. Там власти согласились, что Британия получит мандат Лиги Наций для Палестины.
Что касается того, почему Наум Соколов был широко забыт? К сожалению, это в основном связано с мелкой личной политикой. Но настало время восстановить честь Соколова и вспомнить ту важную роль, которую он сыграл.

В статье содержится гораздо больше, слишком много, чтобы здесь приводить. Просто пойдите и прочитайте все это. Я гарантирую, что вы узнаете кое-что новое и захватывающее.

Что касается британского предательства Декларации Бальфура и своего мандата, то это для другого поста.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё