"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Что означают для Израиля политические беспорядки в Саудовской Аравии и Ливане?

Salman
Наследный принц Саудовской Аравии, Мохаммед бин Салман, в центре, встретился с американским
министром обороны Джеймсом Маттисом и его делегацией в Эр-Рияде, 19 апреля 2017.
(Фото: Джонатан Эрнст / Пул / Getty Images)
Рон Кампис, 7 ноября 2017


ВАШИНГТОН (JTA) — Что такое MBS? Почему премьер- министр Ливана ушел в отставку, и почему он в Саудовской Аравии? Что делает президент Палестинской администрации, Махмуд Аббас, в Саудовской Аравии? Где во всем этом Джаред Кушнер?

И что все это значит для Израиля?

На Ближнем Востоке это была напряженная неделя и, чтобы отвлечься, расскажу две с ног сшибательные истории. Они могут оказаться одной и той же историей, но мы до этого доберемся, только не вмешивайте напрямую Израиль.

Мохаммед бин Салман (сокращение МБС настолько беззастенчивое, что уже никого не удивляет) недавно отчеканенный наследный принц Саудовской Аравии, поместил под пышный домашний арест груду своих соперников, а Саад Харири, премьер-министр Ливана, подал в отставку, заявив, что страна неуправляема, поскольку Иран вмешивался в ее дела.

Ну и конечно же, Израиль замешан. Когда на Ближнем Востоке происходило что-нибудь, что не касается хоть каким-то боком Израиля?


Что случилось, часть 1

Мухаммед, 32, был назван наследным принцем своим отцом, королем Салманом, в июне. Это, само по себе, было уже потрясением, поскольку преемственность была непрозрачным, деликатным процессом, направленным на сохранение равновесия в полном смешении потомков основателя королевства, Абдулазиза. Объявление Салмана о том, что его сын станет его преемником, взволновало всю семью.

Уже министр обороны с 2015, наследный принц Мохаммед быстро сообразил, что он ответственный (из-за болезни отца).Он поместил своего предшественника в качестве наследного принца под домашний арест, неоднократно повторял о необходимости модернизации королевства и дал твердое обещание, когда его отец постановил, что женщины могут водить машину.

В эти выходные он собрал еще 11 принцев и десятки других высокопоставленных чиновников и поместил их всех под домашний арест, многих из них — в отеле Ритц Карлтон в Рияде. Официально отец и сын боролись с коррупцией.


Что случилось, часть 2

Угадайте, кто еще оказался в Эр-Рияде? Харири, премьер-министр Ливана, поддерживаемый Саудовской Аравией. Бывший премьер-министр. Он сказал, что уходит, потому что Иран контролирует страну через своего прокси, Хезболлу, и что он опасается за свою жизнь.

Хезболла держит под своим контролем ополчение, которое копирует ливанскую армию по огневой мощи, и на протяжении десятилетий фактически имеет право вето по всем ливанским делам. И, как широко полагают, она стояла за убийством в 2005 Рафика Харири, который также был премьер-министром.

Так зачем же было уходить сейчас?

Это может быть та же самая история.

Наследный принц Мохаммед, с тех пор, как стал министром обороны в 2015, стоял за агрессивным заявлением Саудовской Аравии о восстановлении господства в регионе перед лицом все более и более агрессивного Ирана. Он ведет войну Саудовской Аравии с поддерживаемыми Ираном повстанцами хути в Йемене. Вытащить Харири из Ливана — это часть с более широкой стратегии раскачивания Ирана.

Поскольку он ведет Саудовскую Аравию к более смелой конфронтации с Ираном в регионе, наследный принц вероятно чувствует, что ему необходимо укрепить свою власть дома.
«МБС принял очень напористый подход к внешней политике Саудовской Аравии», 
— сказала Тамара Кофман-Виттес, старший научный сотрудник Центра ближневосточной политики в Институте Брукингса. 
«Это происходит одновременно с его усилиями по укреплению внутреннего контроля».

Итак, Саудовская Аравия, противостоящая Ирану - это хорошо для Израиля, верно?

Кажется, израильское правительство так и думает. Посол США в Вашингтоне, Рон Дермер, заявил в понедельник американо-израильскому совету, что он «более оптимистичен сейчас, потому что я вижу изменения в регионе».

Дермер имел прямое отношение не к событиям конца недели, а к более широким изменениям. Тем не менее, было важно, что он озвучил то, что теперь стало известным посланием премьер-министра Биньямина Нетаньяху после отставки Харири и суровых мер в Эр-Рияде.
«Арабские правительства находятся не в том месте, где они были пять лет назад, и, разумеется, 10 или 15 лет назад, потому что они считают наши интересы согласованными с их», — сказал Дермер. «Много чего происходит под поверхностью, много чего замечательного».
В новостях израильского канала 10 приводилась ссылка на телеграмму израильского министерства иностранных дел дипломатам, в которой были перечислены про-саудовские моменты разговора об отставке Харири и об интервенции королевства в Йемен.

Джонатан Шанцер, вице-президент Фонда защиты демократий, сказал, что правительство Нетаньяху воспользовалось очевидной возможностью.

Отставка Харири «является еще одним индикатором возможной региональной архитектуры, построенной между суннитскими государствами и Израилем», — сказал он. «Если МБС сможет создать современную Саудовскую Аравию, то можно представить себе ее где-то на линии, где у нее с Израилем будут открытые связи».

Шанцер, однако, предостерегает: «Мы находимся еще в самом начале».

Нимрод Новик, бывший израильский мирный переговорщик, сказал, что внезапный вызов Аббаса в Саудовскую Аравию стал еще одним положительным сигналом, свидетельствующим о склонности наследного принца Мохаммеда к умеренности.

Новик, который сейчас является членом израильского политического форума в Израиле, сказал, что важно, что вызов поступил через неделю или около того, после тихого визита в Саудовскую Аравию Кушнера, зятя президента Дональда Трампа и его старшего советника. Администрация Трампа хочет, чтобы Аббас вновь заявил о своем контроле над сектором Газа, который сейчас контролируется ХАМАСом.

Саудовская Аравия, работающая с другими суннитскими умеренными в Египте, Объединенных Арабских Эмиратах и Иордании, давит на Аббаса, чтобы тот взял на себя необходимые риски, предложив ему «пуленепробиваемый жилет», как выразился Новик, — изменение с предыдущих лет, когда была тенденция Саудовской Аравии предлагать только квалифицированную поддержку для мирных шагов между Израилем и Палестиной.
«Я бы хотел быть мухой на стене» в Эр-Рияде», — сказал он.

Давайте не отвлекаться.

В недавнем сдвиге для Израиля есть куча рисков.

Даниэль Шапиро, бывший посол США, который сейчас является сотрудником Института исследований национальной безопасности в Израиле, сказал, что Израилю следует остерегаться быть втянутым в войну с Хезболлой, которая может нанести ущерб Хезболле, главной цели наследного принца Мохаммеда, но которая будет стоить всего ничего Саудовской Аравии и очень дорого обойдется Израилю.
«Израиль и Саудовская Аравия могут быть выровнены стратегически», пытаясь сдержать Иран, сказал Шапиро, «но они не выровнены тактически».
Он сказал, что Хезболла может взять приманку, поскольку она страдает от удара по своим амбициям, будучи в роли объединителя Ливана.
«Это может ускорить конфронтацию, которую Хезболла хочет с Израилем, потому что [война с Израилем] станет объединяющим событием» для ливанцев, сказал Шапиро.
И что бы Нетаньяху ни говорил, временный тактический альянс не означает долгосрочных преимуществ для мира, утверждают два специалистов по странам Персидского залива в Вашингтонском институте ближневосточной политики, Саймон Хендерсон и Лори Плоткин-Богардт.

Богардт говорит, что саудовцы могут координировать свои действия с Израилем за кулисами, но пока еще нет стимулов для открытых отношений. Хендерсон, присоединившись к ней в телефонной конференции для журналистов, сказал, что по-прежнему существует множество препятствий, в основном, популярное мнение, отмечая враждебный прием израильских спортсменов на конкурсе дзюдо в Абу-Даби.
«Это свидетельствует о сложности продажи проамериканской политики этим людям», — сказал Хендерсон.

А что насчет Джареда?


Кушнер сказал, что его визит в Саудовскую Аравию был просто продвижением израильско-палестинского мира. В Эр-Рияд его сопровождал Джейсон Гринблатт, чья миссия — посредничество в мирном процессе. Гринблатт далее уехал в Израиль и палестинские районы.

Иран предпочитает видеть заговор. Джавад Зариф, его министр иностранных дел, сказал в Twitter, что визит Кушнера «привел к странной отставке Харири, когда он находился за границей».

Был шум и в Вашингтоне.

Дэвид Игнатий, обозреватель газеты «Вашингтон пост», известный своими глубокими источниками в разведывательном сообществе США, написал после событий в Эр-Рияде, что 
«вероятно, не случайно, что в прошлом месяце Джаред Кушнер, старший советник Трампа и его зять, лично посетил Эр-Рияд. Говорят, что оба наследных принца не спали несколько суток до четырех часов ночи, обмениваясь историями и планируя стратегию».

Трамп, возможно, способствовал росту теории заговора на исходе понедельника, когда опубликовал в Твиттере свою поддержку применения суровых мер со стороны наследного принца Мохаммеда.

«Я очень доверяю королю Салману и наследному принцу Саудовской Аравии, они точно знают, что делают», — сказал он в Twitter.

Уиттс из института Брукингса сказала, что, если что, МБС примет намек не от Кушнера или от кого-либо еще в администрации Трампа, а заполнит вакуум, созданный из-за того, что временами представляла собой внешняя политика США без руля.

«Правительство США ничего не кладет на стол», — сказала она. «В отсутствие этого вы видите, как Израиль и Саудовская Аравия пытаются втянуть Соединенные Штаты в регион».



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё