"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

На Ближнем Востоке Трампа Израиль больше не является проблемой.

В новой стратегии по национальной безопасности скрыто обращение вспять многолетней внешней политики США.


Он видел всё по-особенному (Фото: Abbas Momani/AFP /Getty Image)
Зиф Чафет, 21 декабря 2017

Новая Стратегия Национальной Безопасности администрации Дональда Трампа подняла волны ввиду неожиданного упора на альянсы, жесткие переговоры относительно торговли и защиту страны. Однако мало, кто заметил скрытый на странице 49 параграф, который радикально меняет многолетнее американское мышление в области стратегии на Ближнем Востоке:
В течение многих поколений конфликт между Израилем и палестинцами понимался как главный раздражитель, препятствующий миру и процветанию в регионе. Сегодня угрозы радикальных джихадистских террористических организаций и угроза со стороны Ирана создают осознание того, что Израиль не является причиной проблем региона.
Наряду с заявлением на прошлой неделе о том, что Иерусалим является столицей Израиля, Трамп нанес удар ради реализма по иногда перевернутому миру внешнеполитического мышления США. Он также с силой ударил по двум своим предшественникам: Джимми Картеру и Бараку Обаме.
Ни один из этих бывших президентов фактически не выходил и не говорил, что Израиль является причиной всех проблем на Ближнем Востоке. Но оба они основывали свою региональную дипломатию именно на этом предположении.

В 2006, рекламируя книгу, в которой обращение Израиля с палестинцами сравнивалось с апартеидом в Южной Африке, Картер открыл окно в свои истинные мысли: 
«Сердце и ум каждого мусульманина затронуты вопросом, справедливо ли затрагивается проблема Израиля и Палестины», 
- сказал он интервьюеру. И добавил, что США ненавидимы 
«бывшими близкими друзьями» - Египтом и Иорданией», потому что мы ничего не делаем участью палестинцев».
Это то, что американо-израильский ученый, Мартин Крамер, назвал «привязкой» - близорукой тенденцией видеть Израиль в качестве гаечного ключа в колесе арабской политики Америки. В том интервью Картер даже назвал это «фактором привязки». Но, если быть честным, эта концепция была изобретена не им.

Это произошло, по крайней мере, в конце Второй мировой войны. В 1945 году, Государственный департамент послал новоизбранному президенту, Гарри Трумэну, памятную записку о «постоянной напряженности в ситуации на Ближнем Востоке в основном в результате палестинского вопроса». Рекомендация государства заключалась в том, чтобы избегать сионистских активистов и думать о долгосрочной перспективе американских интересов.

Трумэн (как и Трамп) ни во что не ставил экспертные советы. В 1947 году, он приказал неподатливому послу США проголосовать «да» на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций по созданию еврейского государства. Противоположную оценку дипломатов Трумэн высмеивал, поскольку «мальчики в полосатых брючках», честно говоря, ошибались.

Джимми Картер был не лучшим пророком. Несмотря на отсутствие палестинского государства, ни Иордания, ни Египет не испытываю ненависти к Соединенным Штатам. Напротив, они связаны с их правительствами и Израилем в борьбе против Ирана.

Картер также переоценил приверженность мусульман Палестине. Когда президент Турции, Реджеп Тайип Эрдоган, созвал чрезвычайный саммит Организации исламских государств, чтобы объявить протест против решения Трампа по Иерусалиму, более половины приглашенных глав государств и премьер-министров не потрудились прибыть.

Хотя преемники Картера имели более тонкий взгляд на регион, Обама был настоящим приверженцем Картера. В 2008, в разгар своей первой президентской кампании, он отправился на Ближний Восток и встретился с королем Иордании, Абдаллой. 
«Если мы сможем разрешить израильско-палестинский процесс, то это облегчит для арабских государств и государств Персидского залива поддержку нас в вопросе об Ираке и Афганистане", 
- сказал он после возвращения. 
«У нас должна быть всеобъемлющая стратегия, признающая, что все эти проблемы связаны».
Король Абдалла был заинтересован в том, чтобы говорить такие вещи - более половины его граждан сами являются палестинцами, и он не возражал бы, если бы многие из них отправились на другой берег реки Иордан. Обама не был наивным. Король ему сказал то, что он хотел услышать, и он покинул регион, как и приехал, в твердой уверенности, что мир и война на Ближнем Востоке образуют матрицу, эпицентром которой является Святая земля.

После вступления в должность Обама установил привязку на совершенно новом уровне. Во время его выступления с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, его спросили, является ли необходимость поддерживать ядерные амбиции Ирана в качестве необходимой предпосылки для возрождения мирного процесса. 
«Если есть привязка Ирана к израильско-палестинскому мирному процессу, то я лично считаю, что это работает в другую сторону», 
- ответил он. 
«В той мере, в какой мы можем заключить мир с палестинцами, между палестинцами и израильтянами, то я думаю, что это укрепит нашу руку в международном сообществе в борьбе с потенциальной иранской угрозой».
Нет смысла останавливаться на ошибках Обамы на Ближнем Востоке. Но даже после передачи Ирака нежной милости Исламского государства, принятия Мусульманского братства в Египте, отравив отношения с Саудовской Аравией и отступив от своей «красной линии», чтобы наблюдать, как распадается Сирия, он продолжал намекать, что упрямство Нетаньяху сорвало его «арочную стратегию».

Я сомневаюсь, чтобы кто-то сказал, что Трамп умнее Картера или Обамы. Но он гораздо реалистичнее, чем любой из них. Он понимает, что нет «арабского мира», стремящегося к справедливости, а только регион суверенных стран, преследующий то, что они считают своим личным интересом. Как гласит новая стратегия, арабские государства «все чаще сталкиваются с общими интересами с Израилем в борьбе с общими угрозами».

За этой оценкой следует план действий: противодействие (неуказанным) насильственным идеологиям, поддержание государств Персидского залива, укрепление стратегического партнерства США с Ираком, стремление к урегулированию сирийской гражданской войны, которая устанавливает условия для возвращения беженцев, нейтрализует иранскую агрессию и в конце списка «помогает содействовать всеобъемлющему мирному соглашению, приемлемому как для израильтян, так и для палестинцев».

Фактический план Трампа о том, что он называет «конечной сделкой» на Святой Земле, по-прежнему является секретом. Но вряд ли это будет щедрее для палестинцев, чем то, что они отвергли в прошлом. Что касается Америки, то мы на Ближнем Востоке живем в новом, независимом, поколении.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ