"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Является ли израильско-палестинский конфликт «ближневосточным»?

Изображение флагов Cole Baratte, coleinone.wordpress.com

Проф. Хилель Фриш

Центр Стратегических Исследований Бегина-Садата (BESA)
№ 685, 15 декабря 2017

РЕЗЮМЕ: Является ли конфликт между Израилем и Палестиной эквивалентом «ближневосточного конфликта», как характеризуют его представители и агентства ООН, ЕС и крупные СМИ? Конечно нет. Конфликт не так смертелен, как многие другие, и давно стал локальным по сравнению с конфликтами в Сирии, Ираке и Йемене.

«Может ли Трамп разрешить конфликт на Ближнем Востоке?» - кричали заголовки в «Аль-Джазире» в июле 2017. Годом раньше «Нью-Йорк таймс» опубликовал статью о студентах и ближневосточном конфликте, в которой говорилось исключительно о конфликте между Израилем и палестинцами.

Средства массовой информации едва ли одиноки, объединяя израильско-палестинское противостояние с конфликтом на Ближнем Востоке. Они принимают намек от должностных лиц и учреждений ООН и других международных организаций. В заявлении, аналогичном высказыванию многих его предшественников, в августе 2017 года, Генеральный секретарь ООН, Антониу Гутерриш, «повторил свой призыв к политическому урегулированию ближневосточного конфликта». Официальный новостной сайт ООН на Ближнем Востоке посвящен исключительно новостям, связанным с израильско-палестинским конфликтом. «Квартет» - политический форум, появившийся в 2002 году в Мадриде и состоящий из США, России, ЕС и ООН исключительно для обеспечения мира в этом районе, официально известен как ближневосточный квартет.

Отражает ли сочетание израильско-палестинского конфликта с ближневосточным конфликтом реальность? Ни в коем случае. Израильско-палестинский конфликт не только не является одним из многих конфликтов на Ближнем Востоке (даже, если это был конфликт между Израилем и арабскими государствами), но он не является даже одним из самых смертоносных или самых взрывоопасных. На самом деле, условно говоря, конфликт между Израилем и палестинцами не очень жестокий, что может быть одной из причин, по которым он так долго сохраняется.

Беглое сравнение с современными конфликтами на Ближнем Востоке приводит к такому мнению. Во время первой интифады, второй интифады, трех раундов насилия между ХАМАСом и Израилем за последнее десятилетие и прерывистых волн насилия низкой интенсивности, когда были убиты 2000 израильских граждан и сотрудников службы безопасности и 11 000 палестинцев (большинство - во вторую интифаду). К этому можно добавить около пятидесяти иностранцев, убитых в результате террористических актов против израильтян. При всем сказанном, общие цифры потерь для обеих сторон не превышают 14 000 человек за последние двадцать лет, или 700 в год.

Сравните это с 200 000 смертей в сирийской гражданской войне, которая длится всего 6 лет. Правда, сирийское население более чем в два раза превышает численность израильского и палестинского населения на Святой Земле. Тем не менее, смертность была пропорционально в 15 раз выше. Несмотря на успех сирийского правительства против мятежников (достигнутого при значительной поддержке Ирана, боевиков «Хизбаллы», иракских и афганских шиитов и российских ВВС), окончания гражданской войны нигде не видно. 

Является ли израильско-палестинский конфликт действительно ближневосточным конфликтом?

Почему кровопролитный иракский конфликт не считается ближневосточным?

По данным Iraq Watch, за восемь лет массивного военного присутствия США, в стране было убито более 100 000 иракцев. К ним можно добавить 4000 американских военнослужащих и гражданских лиц, которые там встретили свою смерть. На пропорциональной основе иракский конфликт (продолжающий существовать), по крайней мере, в пять раз более смертелен, чем израильско-палестинский конфликт. И снова, несмотря на успехи, достигнутые иракской федеральной армией и контролируемыми иранцами шиитскими ополченцами в войне против ИГИЛ, конца междоусобной войне между суннитами и шиитами в Ираке нигде не видно. Жестокость шиитских ополченцев в «оккупированных» суннитских районах Ирака увеличивает вероятность того, что разновидности ИГИЛ снова начнут расти.

То же самое можно сказать и о конфликтах в Ливии и Йемене, где мало кого волнуют ужасные цифры. На этих аренах конца насилия нигде не видно. Это, не говоря уже об «устойчивых, прочных и взрывоопасных» (все это прилагательные, используемые для объединения израильско-палестинского конфликта с ближневосточным) войнах в Судане, продолжительность которых почти такая же, как и израильско-палестинского конфликта.

Но, возможно, подсчет трупов является не единственной меркой, которая будет использоваться при оценке центральной роли конфликта. Возможно, иностранное участие тоже должно учитываться.

Совершенно верно, что израильско-палестинский конфликт требует иностранного внимания, но он не управляет иностранным участием. В то время как конфликт между Израилем и арабскими государствами во время соперничества сверхдержав грозил воспламенить Третью мировую войну, израильско-палестинский конфликт давно стал локальным. Последний раз, когда какое-то арабское государство или иностранная организация участвовала в израильско-палестинском конфликте, было 35 лет назад, когда сирийская армия попыталась остановить продвижение Израиля в Ливан в 1982 году. В 2006 году, Хезболла вела самую длинную военную кампанию против Израиля после израильской войны за независимость, а палестинцы стояли в стороне. Хезболла оказала покровительство во время раундов столкновений между Израилем и ХАМАСом в 2008, 2012 и 2014 годах. Её солдаты остались в казармах.

По мере того как израильско-палестинская траектория становится все более узкой, траектории других региональных конфликтов идут в обратном направлении: они начались как местные гражданские войны, но превратились в региональные и международные пожары. Сирийские, иракские и йеменские конфликты стали трехуровневыми конфликтами - гражданскими или сектантскими войнами в их основе, прокси-войнами между региональными соперниками (Иран, Саудовская Аравия и, в меньшей степени, Турция), и аренами международного соперничества мировых держав. Тот же и Хезболла, которая осталась дома во время насилия высокого уровня между Израилем и палестинцами, отправившись на поля битвы Сирии от имени Ирана, чтобы поддержать режим Асада.

Израильско-палестинский конфликт - это конфликт ближневосточный? Да бросьте!



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё