"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Свидетельство Джона Р. Болтона о последствиях перемещения посольства США в Израиле в Иерусалим в Комитете Палаты представителей по надзору и в Подкомитете по национальной безопасности

Image result for John R. Bolton
Джон Р. Болтон
8 ноября 2017

Председатель Де Сентис, высокопоставленный член Линч и члены Подкомитета по национальной безопасности, я высоко ценю возможность предстать перед вами сегодня утром, чтобы обсудить, нужно ли переносить посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Это важная и своевременная тема, которая заслуживает постоянного рассмотрения Подкомитетом.

I. Резюме

Я считаю, что признание Иерусалима столицей Израиля и перемещение нашего посольства туда, на неоспоримую израильскую суверенную территорию, было бы здравым, разумным и эффективным для правительства Соединенных Штатов. Полное упорядочение американского дипломатического присутствия в Израиле принесет пользу обеим странам, поэтому во всем мире посольство США практически в любой стране, которую мы признаем, находится в столице принимающей страны. Перемещение посольства не будет отрицательно влиять на переговоры об окончательном статусе Иерусалима или в более широком мирном процессе на Ближнем Востоке и не ухудшит наши дипломатические отношения между преимущественно арабскими или мусульманскими странами. Фактически, благодаря честному признанию реальности, перемещение посольства оказало бы общее положительное влияние на дипломатические усилия США. На протяжении многих лет, как и во многих других аспектах ближневосточной геополитики, здесь и за рубежом развивалась почти теологическая и полностью засушенная схоластика о влиянии перемещения посольства. Сейчас, на самом деле, наступило идеальное время отбросить эти обломки в сторону и начать давно назревшее перемещение.

II. Дипломатическая результативность и экономичность

Имеет смысл, чтобы американские дипломаты, работающие за границей, были размещены вблизи местоположения правительства, на которое они аккредитованы. Близость к политическим лидерам правительства принимающей страны; крупным государственным учреждениям и представителям внутренних политических, экономических и социальных интересов говорит о здравом смысле, чтобы представители США в иностранном государстве находились в центре правительства этого государства. Могут существовать материально-технические причины временных отклонений от этого принципа (например, когда правительство переводит свою столицу, и необходимо время для переноса посольства), однако, нет никаких убедительных аргументов относительно дипломатического бизнеса ждать почти семьдесят лет, как это имело место с Израилем.

С учетом географии Израиля, некоторые ключевые институты национальной безопасности, такие, как министерство обороны, находятся в Тель-Авиве, что означает, что законные соображения диктуют, чтобы там оставалось дополнение к посольству США. Однако соображения стоимости, эффективности и экономичности также приводят к выводу о том, что основная часть персонала нашего посольства должна последовать практическому примеру своих коллег во всем остальном мире и переселиться в столицу Израиля. Несмотря на современные транспортные и телекоммуникационные возможности, расстояние по-прежнему требует затрат времени и ресурсов, не говоря уже о сложностях для наших дипломатов в Израиле. Более того, до сих пор нет замены личным контактам, общению лицом-к-лицу и легкой доступности, особенно во времена кризиса, с ключевыми должностными лицами правительства и политическими лидерами. Более того, проблемы безопасности, особенно, в переменчивом Ближнем Востоке, всегда являются главными факторами в принятии решений о переводе существующих дипломатических средств в новые места в существующих столицах, где физические условия лучше подходят для современных оценок рисков и их решения. Бюджетные вопросы, касающиеся как существующих операций, так и расходов на новое посольство, совершенно законны для Конгресса. Здесь вердикт уже ясен. Более двадцати лет назад Конгресс определил свою позицию, приняв Закон о посольстве в Иерусалиме в 1995, (ст.109 398, Общественное право, 104-45), при подавляющем большинстве в обеих палатах. Президент Клинтон выступил против законодательства, но позволил ему стать законом без его подписи, а не наложил на него вето, перед лицом почти определенной отмены Конгресса. В Законе предусматривается, что посольство должно быть перенесено в Иерусалим к 31 мая 1999, или средства, предусмотренные для Министерства иностранных дел, будут урезаны на половину. Президент Клинтон и его преемники единообразно использовали Раздел 7 (а) Закона, чтобы отказаться от требования о переносе, ссылаясь на «интересы национальной безопасности Соединенных Штатов». Часто применялся законодательный акт, предназначенный для дополнения Закона, в том числе и в начале этого года. Президент Трамп подписал самый последний отказ в прошлом июне. Я считаю, что процедуры отказа от закона, и в частности применение серий отказов целым рядом президентов, полностью конституционное. Усилия, направленные на более полное ограничение полномочий исполнительной власти в этой области, почти наверняка нарушат Статью II полномочий и обязанностей президента по иностранным делам. Недавнее решение Верховного суда в деле Животовски-Керри 576 U.S., 135 S. Ct. 2076 (2015), относительно статуса Иерусалима в вопросах паспорта, безусловно, указывает в этом направлении.

Если Конгресс захочет оспорить почти полную власть Исполнительной ветви в этой области, он должен утвердить один из своих собственных выраженных конституционных полномочий, а именно -- через процесс ассигнований. Закон о посольстве в Иерусалиме угрожал таким ответным действиям, однако, орган по отмене законодательства сделал его влияние недействительным. Захочет ли Конгресс пойти дальше – это, очевидно, дело Конгресса, но более разумным и регулярным порядком было бы однозначное решение исполнительной ветви власти в отношении принятия необходимых политических решений. Размещение и строительство нового посольства на бесспорной суверенной территории Израиля, не явится ни более трудным, ни более спорным, чем любая другая сделка с недвижимостью в Израиле. Правительство Израиля назначило место в районе Иерусалима-Тальпиот, которое было израильским с момента его независимости, для нового посольства США. [1] В то время как строительство продолжается, Генеральное консульство США на улице Агрон, 18, которое теперь служит резиденцией генерального консула и местом расположения нескольких его важных офисов, может быть переименовано как дополнение к посольству.

III. Эффекты за пределами Израиля.

Несмотря на подавляющие дипломатические и административные преимущества для Соединенных Штатов в связи с перемещением посольства, были выдвинуты многочисленные политические аргументы для сохранения посольства в Тель-Авиве. Я назову их по очереди. Некоторые из этих аргументов предлагаются вполне добросовестно, в том числе теми, кто не желает Израилю никакого вреда. Но давайте будем честными: многие спорят по совершенно противоположной причине, продолжая отрицать признание Израиля как законного государства с законной столицей. Во всех этих аргументах есть чувство, что, возможно, повторение со временем сделает их внутренние достоинства более убедительными. Падение жертвы до такой ложной конкретики является фатальной ошибкой в дипломатии, где запутывание мира риторикой, вместо реального мирового лидерства, приводит к упущенным возможностям с иногда трагическими последствиями. Соединенные Штаты могут и должны относиться с уважением к законным мнениям тех, кто пострадал от политических решений, таких, как перемещение посольства. Но из-за этого нельзя и просто недопустимо становиться заложником неправильных представлений тех, кто не желает ни нас, ни израильтян. Мы не должны недооценивать или игнорировать нашу способность объяснять и оправдывать наши действия, даже перед лицом пропагандистов, которые могут пытаться фальсифицировать и искажать наши намерения и нашу целостность. Поддаваться угрозам и словесным оскорблениям в течение десятилетий, прямо противоположно характеру нашей нации. Это показывает, что мы подвержены запугиванию по одному вопросу – месту расположения посольства, а, следовательно, можем быть потенциально подвержены запугиванию и по другим вопросам. Поступая таким образом, мы ставим под угрозу наши собственные интересы и большие интересы мирного и безопасного Ближнего Востока. В тех случаях, когда США размещают свое посольство в Израиле, этот вопрос касается только Америки и Израиля. Первый аргумент против перемещения посольства США заключается в том, что это нанесет ущерб переговорам об окончательном статусе Иерусалима. Этот аргумент, в лучшем случае, неискренен, поскольку ни одно серьезное предложение никогда не предполагало строительства посольства в каком-либо месте к востоку от Зеленой линии.

Это является территорией, которую Израиль будет удерживать, если только его самые ярые противники не получат свое желаемое, и государство Израиль не будет полностью исключено. По иронии судьбы, несмотря на то, что США были первой страной, признавшей новое государство Израиль в 1948, ни один президент США официально не признал суверенитета Израиля над какой-либо частью Иерусалима. К сожалению, двусмысленность позиции США в отношении того, является ли Западный Иерусалим суверенной израильской территорией, является ли Иерусалим вообще столицей Израиля, не говоря уже о том, должно ли наше посольство находиться там, помогает сохранить опасное заблуждение в отношении истинных фактов на местах. нежелание признать, что израильское государство имеет реальный физический капитал, подрывает мысль о том, что Израиль действительно является государством. Согласно любому признаваемому определению «государственности» в соответствии с обычным международным правом, образование должно иметь столицу и выполнять обычные функции правительства, что Израиль исправно выполняет. Действие, как будто мы не уверены в том, какой город является столицей Израиля, или что мы почему-то не можем его найти, или что мы слишком робки, чтобы принять физическую реальность Иерусалима в качестве этой столицы, унижает, как Соединенные Штаты, так и Израиль. Источником возражений против размещения иностранных посольств в Иерусалиме является резолюция 181 Генеральной Ассамблеи ООН, принятая 29 ноября 1947, в результате которой были созданы три образования из того, что осталось от британского мандата для Палестины: арабское государство, еврейское государство и "Особый международный режим для города Иерусалима".

В соответствии с Резолюцией 181 (и как было в дальнейшем, вскоре после этого, определено в резолюции 194 Генеральной Ассамблеи ООН) Иерусалим был обозначен как corpus separatum, находящийся в ведении Совета ООН по опеке – органа, учрежденного Уставом ООН для управления, среди прочего, бывшими мандатными территориями Лиги Наций. Сегодня, всего за несколько недель до семидесятилетия Резолюции 181, она и все последующие резолюции- преемницы – это мертвые буквы. Каким бы ни был окончательный статус Иерусалима, нет серьезной защиты того, чтобы Иерусалим был интернационализирован, и нет реальной возможности, чтобы это произошло. Тем не менее, последствия идеи интернационализации сохраняются в утверждении о том, что существует неопределенность относительно того, станет ли какая-либо часть Иерусалима, в конечном итоге, столицей Израиля. Еще в этом году, 6 апреля МИД России заявил: «Мы подтверждаем нашу приверженность утвержденным ООН принципам палестино-израильского урегулирования, которые включают статус восточного Иерусалима как столицы будущего палестинского государства. В то же время мы должны заявить, что в этом контексте мы рассматриваем Западный Иерусалим как столицу Израиля». [2] Безусловно, широкая позиция России по израильско-палестинским вопросам, как заявление министерства, указывает на то, что это не то же самое, что заявления Израиля или Соединенных Штатов. Тем не менее, откровенное признание Москвы статуса Иерусалима как столицы Израиля, и почти полное отсутствие реакции по всему миру, особенно на Ближнем Востоке, должно сказать нам что-то о реальности решения США о переводе его посольства. Если Россия может объяснить свою позицию по Иерусалиму как столицы Израиля без сильного ответного удара, то, безусловно, Соединенные Штаты тоже могут это сделать.

Второй аргумент против переселения посольства США, распространяющийся по более узкому вопросу о статусе Иерусалима, – это утверждение о том, что на более широкий мирный процесс на Ближнем Востоке будет оказано неблагоприятное воздействие. Например, палестинский переговорщик Саеб Эрекат заявил в декабре 2016, в ходе президентского переходного периода, что перемещение посольства приведет к «разрушению мирного процесса в целом». [3] В соответствии с этим, совершенно не говоря уж о той угрозе, к которой Соединенные Штаты должны отнестись с презрением, этот аргумент доказывает слишком многое. Учитывая объем двусторонней экономической и военной помощи, которую правительство Соединенных Штатов предоставляло Израилю на протяжении многих лет, не говоря уже об огромных объемах частных пожертвований и гуманитарной помощи, предоставленных гражданами США, трудно удивиться американским настроениям в отношении постоянства современного израильского государства. Более того, глядя на огромные всемирно-исторические события, которые влияют на Ближний Восток, которые произошли со времени обретения современным государством Израиль независимости в 1948, вопрос о признании столицы Израиля и перемещении туда посольства США бледнеет. Если мирный процесс на Ближнем Востоке – такая хрупкая снежинка, что размещение посольства США в Израиле может ее растопить, нужно высказать сомнение в том, насколько это необходимо изначально. Этот вопрос требует реального подхода, а не перегретой риторики, которую мы слышим так часто. Роль Вашингтона как честного посредника в мирном процессе не будет ни в малейшей степени большей или меньшей  с перемещением своего посольства в Иерусалим. Сказать иначе, значит принять предлог за реальную причину.

Перемещение посольства может, прежде всего, дать новые темы для разговора тем, кто никогда не примирится с существованием Израиля, однако, это не вызовет никаких изменений в существующей геополитической игре. Наконец, мы постоянно слышим вариацию, которая уступает окончательному решению о переводе посольства, но признает, что «прямо сейчас» –не ко времени. Такой подход отстаивает временную отсрочку этого действия, однако, любопытно то, что "временная отсрочка" длится почти семьдесят лет. Мы это слышим еще и сегодня. Когда я служил в Государственном департаменте, была постоянная шутка о том, что на текстовых редакторах в Ближневосточном бюро нужно нажать только одну клавишу, чтобы получить на экране компьютера фразу: «В этом особенно деликатном месте в ближневосточном мирном процессе», которая чаще всего появлялась в записках и телеграммах NEA. Администрация Трампа изучает, могут ли потенциально глубокие изменения на Ближнем Востоке обеспечить благоприятный момент для достижения прогресса в мирном процессе. Эти дипломатические усилия, как и все предыдущие с 1948, имеют свои взлеты и падения. Однако со всем уважением к возможному решению о переводе посольства, заявлять в оптимистическом ключе, что «мы не хотим рисковать достигнутым нами успехом» или высказываться в пессимистическом смысле, что «это может полностью обречь наши усилия», означает, что никогда не бывает хорошего времени. Вот почему в дипломатических кругах «не сейчас» часто означает «никогда». Я приветствую усилия администрации, но вижу, что они только случайно связаны с посольством.

Эффективное управление двусторонними отношениями Америки с Израилем; согласованность с международными геополитическими реалиями и простой здравый смысл подсказывают, что Соединенные Штаты должны признать Иерусалим столицей Израиля и перенести наше посольство в бесспорно суверенную территорию Израиля в Западном Иерусалиме. Политические аргументы против следующих дипломатических интересов США в их естественные выводы раздуты, ошибочны и устарели. Мы должны рассматривать вопрос о посольстве в Израиле точно так же, как мы рассматриваем его практически в любой другой стране мира, с которой мы имеем дипломатические отношения.

Председатель, позвольте мне еще раз выразить мою признательность за возможность выступить в Подкомитете, и я был бы рад попытаться ответить на вопросы Подкомитета.

______________________________

1 «Иерусалим Трампа: где избранный президент может расположить посольство США», «Times of Israel», 13 декабря 2016 года,


2 «Заявление МИДа относительно палестино-израильского урегулирования, 5 апреля 2017 года в 10:40:


3 David Smith, «Республиканские сенаторы представляют законопроект о переводе посольства США в Израиле в Иерусалим», The Guardian, January 3, 2017.




Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ