"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Насколько значительны отношения Израиля с арабским миром?

How significant are Israel's relations with the Arab world?

Сет Францман, 25 декабря 2017

11 декабря президент России Владимир Путин посетил три страны на Ближнем Востоке. Он отправился в Сирию, где объявил о сокращении численности войск. Затем - в Египет, где предстояло обсудить возобновление полетов и ядерную сделку. Наконец, он отправился в Турцию, чтобы встретиться с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Это было отмечено как символический тур «победы».

То, что Израиль не был включен в турне, можно рассматривать как факт, ничем не примечательный, но он также символизирует то, что Янус связан с интеграцией и изоляцией Израиля в регионе. Хотя Израиль более интегрирован, чем когда-либо в истории, поскольку его взгляды на иранскую угрозу тесно связаны с Персидским заливом, в то же время, он по-прежнему исключен из встреч с региональными лидерами.

Израильская дипломатия и ее попытка найти союзников или даже нормализовать отношения в регионе прошли несколько этапов. В 1949 году Турция стала первой мусульманской страной, признавшей Израиль. В 1950-х и 60-х, страна смогла выйти за пределы враждебных арабских государств, чтобы строить отношения с Ираном. Иерусалим также развивал отношения со многими африканскими государствами после того, как в 1960 году волна независимости охватила континент. В результате войны 1973 года произошел регресс, но и имели место крупные прорывы с мирными соглашениями с Египтом в 1979 году и Иорданией в 1994 году. В 1990-х, Израиль совершил прорыв в Бахрейне, Марокко, Тунисе, Омане и Катаре, только чтобы увидеть, как большинство из этих дипломатических или торговых миссий закрылись в 2000 году, в результате Второй интифады.

Теперь многие комментаторы видят новый раунд растущих отношений Израиля с арабским миром. Это началось с Персидского залива, с Объединенных Арабских Эмиратов. Сигурд Нойбауэр, аналитик из Вашингтона, написал в ноябре 2017 года, что отношения между Израилем и ОАЭ поддерживаются на нескольких уровнях, в том числе, присоединением ОАЭ к про-израильским голосам в США. 
«С учетом того, что Израиль и СССПЗ [Совет сотрудничества стран Персидского залива] рассматривают Иран как все более серьезную угрозу, Тель-Авив и ОАЭ в частности начали с 2006 года углублять сотрудничество в сфере безопасности».

Самюэль Рамани, который изучает международные отношения в колледже Св. Антония в Оксфордском университете, говорит, что Израиль и Персидский залив «значительно расширили сотрудничество в области обороны и разведки». Это включает ограниченные «положения о военной технике», как он пишет в газете Huffington Post. Он утверждает, что, хотя обмена дипломатами не будет, страны Персидского залива, возглавляемые Саудовской Аравией, меньше озабочены вопросом о Палестине, а больше - Ираном.

ОТНОШЕНИЯ ИЗРАИЛЯ с Саудовской Аравией кажутся особенно теплыми. В прошлом месяце министр по делам разведки Израиля, Катц, дал интервью саудовской газете Elaph, в которой он рассказал об общих интересах Израиля в противостоянии иранскому присутствию в Ливане. Он также пригласил наследного принца Мухаммада бин Салмана приехать в Израиль. По некоторым данным, эта последняя часть не попала в опубликованное интервью. Трамп: 
"Саудовская Аравия имеет «очень позитивное» чувство по отношению к Израилю
Начальник штаба генерал-лейтенант, Гади Айзенкот, дал интервью той же газете и обсудил возможность обмена «опытом» и «информацией разведки».

В докладе Аль-Джазиры в ноябре говорилось о включении Израиля в качестве «потенциального партнера» саудовцев как нового этапа на Ближнем Востоке. Он цитирует Халила Шахина, аналитика из Рамаллы, заявляющего о том, что снижение влияния США на Ближнем Востоке, «привело к тому, что Израиль заполнил пробелы, которые ранее были заполнены внешней политикой США». Это особенно актуально для иранской угрозы. Эр-Рияд и Абу-Даби решили, что США отказались от них в переговорах по сделке с Ираном в 2015 году. Тогда Израиль стал возможным партнером. Это согласуется с технологическим сотрудничеством и другими прагматическими, если не сказать, циничными, общими интересами. Кроме того, Саудовская Аравия стремилась играть более существенную роль в мирном процессе со времени своего предложения в 2002 году, которое предвидит нормализацию, если ради этого Израиль уйдет с Западного берега и восточного Иерусалима.

В отношении общих врагов Израиля, Эр-Рияда и ОАЭ все просто. Оба боятся исламского экстремизма и регионального хаоса. Оба выступают против Ирана и его прокси «Хизбаллы» в Ливане. Оба они близки Вашингтону как союзники. Недавний саммит Организации Исламского сотрудничества в Стамбуле продемонстрировал, что Саудовская Аравия ищет другой путь на Ближнем Востоке, в отличие от предыдущих. В то время как Эрдоган взял на себя инициативу приглашения в Стамбул короля Иордании, Абдаллы, и президента Палестинской администрации, Махмуда Аббаса, вместе с почти двумя десятками других мусульманских глав государств - лидеры Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта не присутствовали.

Однако в то время как Израиль установил дружеские отношения и повлиял на народы стран Персидского залива и Саудовской Аравии, у него возникли серьезные проблемы в Иордании и Турции. После того, как израильский охранник был вовлечен в столкновение и расстрелял двух человек в Иордании в июле, израильский посол был отозван. Согласно сообщениям, один из них напал на него. Посол Израиля в Египте сохранил низкий профиль. 

Он ненадолго вернулся в Каир в августе после восьмимесячного отсутствия. Новый израильский посол прибыл в Турцию в декабре 2016 года - первый после майского захвата корабля Mavi Marmara в 2010 году. Однако Эрдоган угрожал разорвать отношения с Израилем в связи с поддержкой Иерусалимом референдума о независимости в автономном районе Курдистана в Ираке, а также в связи с шагом о переносе посольства США в декабре.

Нынешний вопрос, с которым Израиль сталкивается в регионе, уже более сложный, чем отсутствие надежных отношений со странами, с которыми он имеет номинальные отношения: Турция, Иордания и Египет. Иран успешно поддержал союзников и привел своих прокси к власти в Йемене, Ираке, Сирии и Ливане. То, что лидер шиитского ополчения, Кайс Хазали, прибыл на ливанскую границу с Израилем из Ирака в начале декабря, показывает, что союзники Ирана почувствовали силу. Иран также получил теплый прием в Стамбуле, а президент Хасан Рухани встретился с Эрдоганом после саммита ОИС.

Кроме того, Рухани несколько раз встречался с президентом России, Владимиром Путиным. В ноябре в Сочи, Путин, Эрдоган и Асад имели дискуссию на высоком уровне по региону и Сирии. Эрдоган встречался с российским лидером не менее семи раз в 2017 году. Никаких параллельных встреч с Израилем не предусматривается.

Один израильский дипломат однажды назвал отношения Израиля с мусульманскими странами важными, потому что «они сидят в комнатах, в которых мы не можем сидеть». Это, как правило, то, как Израиль принижает свои отношения. Вопросы недостатка публичного присутствия Израиля, или того, что большинство региональных лидеров не будут замечены с израильскими политиками, или не встречаются с ними публично, не говоря уже о приеме их при государственном визите, сводятся к тому факту, что государственные визиты не имеют значения, а имеют значения секретные связи разведки. Отсутствие общественного приветствия выходит далеко за пределы политиков. В области спорта и культуры Израиль запрещен в регионе. Израильские спортсмены не могут даже играть под своим собственным флагом или слышать собственный гимн в таких местах, как ОАЭ. Совсем недавно израильские шахматисты были запрещены в Саудовской Аравии. В 2013 году, в Марокко протесты сопровождали показ местного фильма об еврейской общине в Марокко, даже не в Израиле.

Израиль в прошлом считал, что его, на первый взгляд, теплые отношения могут быстро прокиснуть. Мир с Иорданией сопровождался массовой резней на Острове мира в 1997 году. Иорданский солдат, убивший семь израильских детей, был встречен, как герой после того, как он вышел из тюрьмы в марте этого года. Аналогичным образом, Израиль оказался мишенью, а его посольство подверглось нападению в Египте во время массовых протестов "арабской весны" в 2011 году.

Являются ли отношения Израиля с Эр-Риядом и Абу-Даби глубокими, или они основаны на одном или нескольких чиновниках наверху? Если отношения Израиля основаны главным образом на иранской угрозе и вакууме влияния США в регионе, то изменение позиций Ирана может привести к изменению этих отношений. В прошлом году Иран успешно установил более тесные связи с Катаром и Турцией. Это поощрило Эр-Рияд в его взглядах на Израиль. Эр-Рияд стремился играть роль в мирном процессе с новой администрацией США. Но разочарование там или сделка, чтобы положить конец кризису Катара, могут привести к тому, что сделка по прекращению катарского кризиса, может повлечь за собой охлаждение в отношениях с Израилем. Рост связей Израиля в регионе реален, но каждый узел не обязательно безопасен.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ