"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Исламская угроза и как ее преодолеть


4 янвыря 2018

Примечание редактора: Ниже приведены видео и стенограмма замечаний Уильяма Килпатрика и Карла Гольдберга в Центре свободы Давида Горовица в 2017 году. Мероприятие состоялось 16 ноября в отеле Breakers в Палм-Бич, штат Флорида.


Уильям Килпатрик: 

Мы с доктором Гольдбергом — оба доктора, но не из тех, кто может помочь вам в экстренной ситуации, поэтому, если наши разговоры повергнут вас в шок, то вам не повезло.

Итак, разговор Карла будет об угрозе ислама, а мой разговор будет касаться угрозы со стороны католической церкви. Если говорить серьезно, мой разговор касается того, как заставить Церковь присоединиться к сопротивлению против ислама.

Теперь некоторые из не католических членов аудитории могут задаться вопросом: а что может предложить католическая церковь в борьбе против ислама. Ну, одна вещь, которую она может предложить, это цифры.

В мире около 1,7 миллиарда мусульман, и только около 16 миллионов евреев. Это не очень хороший перевес. Однако во всем мире насчитывается около 1,3 миллиарда католиков. Потенциально, католическая церковь является мощным центром сопротивления исламу.

Разумеется, все это было в прошлом. К сожалению, сегодня это не так. Что могут дать эти 1,3 миллиарда католиков в борьбе с исламом? По сути, очень мало. Многие из них просто стоят в стороне. Почему так происходит? Главная причина в том, что они получают мало руководства по исламу от католических лидеров.

Например, Катехизис католической церкви посвящает исламу всего 44 слова, что примерно на 80 слов меньше, чем предупредительная этикетка на бутылке Tylenol, за исключением того, что нет предупреждения. Только мягкое заверение, что вместе с нами мусульмане обожают одного милосердного Бога. Это все, что говорится в Катехизисе.

К сожалению, это было истолковано большим количеством католиков, как означающее, что можно продолжать спать. Не беспокойтесь ни о чем. Это всего лишь крошечная горстка экстремистов; большинство мусульман мирные, потому что это мирная религия. Но дело не только в том, что многие католики проявили самоуспокоенность в отношении ислама. Печальный факт заключается в том, что многие церковные руководители стали помощниками ислама. Я приведу несколько примеров этого, но прежде всего позвольте мне сказать, что не все католики потеряли разум.

Возьмите Карло Либерати, архиепископа Помпеи, который недавно предупредил, что Европа скоро станет мусульманской из-за нашей глупости. Ну, он должен знать, потому что плохие вещи случились в Помпеи, и это может случиться снова. Или, возьмите отца-иезуита Анри Брюллара, который критиковал политику Папы в отношении поддержки приема мусульманских мигрантов, заявив, что католическая церковь попала в ловушку либеральной левой идеологии, которая разрушает Запад. Вы, написал он Папе, идете от уступки к уступке и от компромисса к компромиссу в ущерб правде. Поэтому не все в церкви спят.

Вот еще один пример. В прошлом месяце примерно 1,5 миллиона польских католиков собрались на границе Польши, чтобы принять участие в мероприятии под названием «Розарий на границах».

Примечательно, что это мероприятие состоялось 7 октября, в годовщину битвы при Лепанто, одной из самых крупных военно-морских сражений. Под руководством Святой Лиги, организованной Папой Пием V, Католический флот уничтожил гораздо более крупный Османский флот и спас Европу от исламского вторжения. Папа Пий приписывал победу заступничеству Марии и установил 7 октября в качестве праздника Богоматери Розария, иногда называемой Богородицей Победы.

Некоторые католики знают свою историю. Поляки знают, что мусульмане неоднократно пытались вторгнуться в Европу и уверены, что это не произойдет под их контролем. Сказав это, следует признать, что многие католики глухи к угрозам, и это вдвойне относится к католическому руководству.

Не будет преувеличением сказать, что многие в руководстве стали проводниками ислама. Поощряя массовую мусульманскую иммиграцию, распространяя видение ислама в розовом цвете и поддерживая ислам на каждом шагу, католические лидеры помогают и поощряют распространение агрессивной антихристианской и антисемитской системы убеждений.

Католические лидеры вечно уверяют нас, что насилие не имеет ничего общего с исламом; что террористы извращают свою веру и что, перефразируя Папу Франциска, если мы говорим о мусульманском насилии, то мы также должны также говорить о католическом насилии, потому что в этом есть нравственная равнозначность. Ну, иногда мусульмане плохи, но католики иногда бывают очень плохими, так что это все затмевает.

Между тем, другие католические авторитеты говорят нам, что мы должны заявить о нашей солидарности с исламом, никогда не объясняя, почему католики должны проявлять солидарность с религией, которая предает отступников смертной казни, забрасывает прелюбодеев камнями и отрубает руки ворам.

Между тем католические университеты стали апологетами ислама. Ярким примером является Центр Джорджтауна по мусульмано-христианскому пониманию, также известный как Центр мусульмано-христианского понимания им. Алвалида Бин Талаля. Он носит такое название, потому, что большая часть финансирования Центра исходит от саудовского принца, что объясняет, почему основное внимание Центра сосредоточено на борьбе с самым большим злом, исламофобией. Это в значительной степени то, что они делают в Центре. Они изучают исламофобию и проповедуют против нее.

Алвалид Бин Талаль теперь в тюрьме, не так ли? Да, но только в Ритц Карлтоне. Это не плохое место для тюрьмы, надеюсь, что жители Джорджтауна скоро присоединятся к нему, минуя тюрьму округа Эр-Рияд.

Другие католические колледжи создают у своих студентов впечатление, что арабы создали цивилизацию, а третьи празднуют Международный день хиджаба, чтобы теперь всем вместе продемонстрировать свою солидарность с исламом.

Давайте посмотрим на это с другой стороны. Если вы окончили католический колледж, вы можете быть почти уверены, что ваша альма-матер, так или иначе, помогает исламу победить в войне культур.

И тут появляется ответ епископов на массовую мусульманскую миграцию в Европу. Не секрет, что епископы призывают к увеличению миграции и большему поощрению со стороны европейцев, но они, видимо, слепы к реальностям ситуации. Прежде всего, они, похоже, не охватывают общей картины, а именно, что, приветствуя массы мусульманских мигрантов, они также приветствуют жестокость закона шариата, угнетение женщин, гибель свободы слова и преследование христиан и евреев.

Поэтому плохая новость заключается в том, что многие в Церкви стали посредниками ислама. Хорошей новостью является то, что они могут измениться. Католики подвергались кампании дезинформации об исламе. Часть дезинформации исходит от средств массовой информации. Часть ее исходит от либеральных католиков, а часть ее исходит от невидимых джихадских организаций, с которыми епископы вечно общаются. Такие организации, как исламское общество Северной Америки.

Противоядие заключается в том, чтобы снабжать католиков твердой информацией и твердыми аргументами. В моих собственных книгах и статьях я стараюсь давать контраргументы на запас аргументов, которые часто предлагаются. Например, епископы в этой стране и в Европе, любят говорить, что мусульманская миграция похожа на любую другую миграцию. Однако, если вы возражаете, то становитесь похожи на «незнаек», которые выступали против католических иммигрантов в XIX веке, а вы не хотите быть такими.

Ну, ладно, это плохая аналогия. Это совсем не то. Исторически мусульмане использовали миграцию как средство завоевания. Когда Мохаммед мигрировал из Мекки в Медину, примерно, с сотней последователей, жители Медины сначала устроили им теплый прием. Они были счастливы тем, что они прибыли. Пророк -- они слышали о нем. Как чудесно! Но вскоре они пожалели, что пригласили их, потому что он захватил город и убил многих жителей. Затем он использовал Медину в качестве трамплина для завоевания всей Аравии. Таким образом, миграция в Медину была действительно точкой взлета или точкой прорыва для ислама. Это объясняет, почему мусульманский календарь начинается с 622 года, который является годом миграции. Не с рождением Мухаммеда, и не с его первым откровением.

Таким образом, миграция имеет для большинства мусульман значение, которого многие католики не понимают. Да и многие другие люди тоже. Не понимая этого, епископы настаивают на том, что вся миграция полезна. Чтобы продавить свое дело, и это их основной аргумент, они напоминают нам, что Иисус был мигрантом и беженцем. Именно тогда Святое семейство должно было бежать в Египет, чтобы избежать Ирода. Итак, Иисус был мигрантом и беженцем. Более того, Папа Франциск любит говорить, что в лице мигранта мы можем увидеть лико Иисуса.

Ну и, если вы закрываете границы, вы, по сути, закрываете дверь Иисусу. Ну, если вы христианин, то против такого аргумента трудно устоять. Кто хочет отгородиться от Иисуса? Поэтому, как контраргумент, я хотел бы отметить, что мы также оправдываем видение Мохаммеда в мусульманском мигранте. В конце концов, Мохаммед был также мигрантом и беженцем. Более того, мусульманские мигранты приносят с собой семена веры, которую он основал. Более того, если мы уж говорим об Иисусе, то почему бы нам не увидеть лико Иисуса в жертвах мусульманских беженцев? Тех, по сути, кого избивали, насиловали, зарезали ножом или сбили машиной?

Итак, лико Иисуса - это своего рода хитрая аналогия. Это относится к некоторым ситуациям, но не ко всем. Например, вы хотите сказать парню, который только что был сбит, что все в порядке, потому что Иисус ехал на машине? Так что это очень ненадежная территория.

Таким образом, многие аргументы, которые католики выдвигают в защиту ислама, являются чисто эмоциональными. Они основаны на принятии желаемого за действительное, и их нетрудно опровергнуть.

Теперь, если будет время во время ответов на вопросы, то я смогу упомянуть один из наиболее убедительных аргументов, которые могут быть использованы для пробуждения католиков. Я называю это "ядерным вариантом", потому что это своего рода взрывчатка.

Однако важная вещь заключается не только в том, чтобы выдвигать аргументы, но и в том, чтобы помочь лидерам Церкви восстановить свою память. В прошлом Церковь не заявляла о своей солидарности с угнетателями. Она сражалась против них. Если Церковь собирается успешно противостоять исламу, то ей необходимо восстановить свой боевой дух.

Некоторые примеры: в битве при Туре в 732 году, католическая армия Карла Мартела победила большую мусульманскую армию и спасла Европу от исламского вторжения. В 1571 году, католический флот, организованный Папой, разгромил больший мусульманский флот в Лепанто. Но, кстати, ничто из этого не было сделано без больших затрат. Сервантес, автор «Дон Кихота», сражался в битве при Лепанто, и навсегда потерял способность пользоваться одно рукой. Это проблема, если вы писатель. И еще один инцидент, который я хочу упомянуть. В 1683 году, в битве в Вене, католический польский король Джон Собеский, прибыл со своей армией в самый последний момент и еще раз спас Европу от исламского вторжения.

Но давайте перейдем к примеру сопротивления католицизма тирании в 20-ом веке — борьбе Церкви против коммунизма. Во время холодной войны, под руководством Папы Иоанна Павла II Церковь сыграла важную роль в прекращении коммунизма в Восточной Европе. В 1979 году, Папа совершил 9-дневный визит в Польшу против воли Советов. Два миллиона человек выстроились по маршруту от аэропорта до Варшавы. Двести пятьдесят тысяч человек приняли участие в открытии мессы на площади Победы. Когда Папа отправился в Храм Чустикавы, миллионная толпа была под рукой. Когда он праздновал мессу в Кракове, было от 2 до 3 миллионов; в общей сложности около 12 миллионов поляков или одна треть населения Польши увидели Иоанна Павла во время этой поездки.

Это путешествие стало поворотным моментом в истории. Год спустя, Лех Валенса призвал к массированной забастовке рабочих верфи в Гданьске. Это стало началом про-католического движения солидарности, и это стало началом конца коммунизма в Европе.

Еще одним человеком, который был вдохновлен поездкой Папы в Польшу, был Рональд Рейган, и с момента их первой встречи, Папа и президент стали партнерами в преднамеренных попытках уничтожить Советскую империю. Рейган не был католиком, но некоторые из его ближайших советников были, и наедине с Рейганом они часто говорили о БП, Божественном плане, чтобы уничтожить коммунизм. Но без вдохновения, внушенного Папой, БП, Божественный план, возможно, оказался бы не успешным. И, конечно же, он заплатил тяжелую личную цену за ту роль, которую он сыграл. Через два года после визита в Польшу, Иоанн Павел II стал жертвой попытки покушения, которая была заказана советской военной разведкой. Не все в то время понимали ту ключевую роль, которую сыграл Иоанн Павел в том, чтобы уберечь людей от ислама, но Советы, безусловно, понимали.

Я веду к тому, что Церкви необходимо восстановить боевой дух, и ей также необходимо восстановить интеллектуальную хватку, которая позволяла предыдущим Папам, священникам и католикам понять, что коммунизм - враг, что нацизм - враг, и что воинствующий ислам – враг, был и до сих пор есть.

К счастью, такое восстановление может начаться. Недавно венгерский епископ Ласло Кисс-Риго сказал о мусульманских мигрантах:
«Они не беженцы, это вторжение, они приходят сюда с криками "Аллаху Акбар". Они хотят захвата». 
Очень разумный епископ для разнообразия.

Теперь, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан был тоже откровенным критиком мусульманской миграции и решительным сторонником восстановления христианских корней Европы. Итак, венгерский епископ и венгерский премьер-министр хотят закрыть границы перед исламским вторжением.

Чешская Республика и Словакия призвали Европу заблокировать корни беженцев, и более миллиона поляков, как я уже упоминал, отправились на мероприятие «Розарий на границе». Итак, в Восточной Европе что-то шевелится. Существует множество признаков того, что сопротивление исламу действительно строится.

Вы можете спросить, почему в Восточной Европе? Ну, по двум причинам: Во-первых, недавно отбросив ярмо коммунизма, восточные европейцы не собираются подчиняться другой тоталитарной системе. Вторая причина в том, что католицизм, который долгое время находился в упадке в Западной Европе, на Востоке все еще очень жив. Венгрия, Польша и Словакия, например, являются странами с абсолютным католическим большинством. Ну, в Венгрии преобладают католики. В других - тоже большинство.

Конечно, можно возразить, что Франция, Италия и Испания также являются католическими странами. И католицизм сделал им много хорошего. Да, это правда, но их правильнее было бы назвать номинальными католиками. Посещаемость церквей очень низкая. Большие соборы в основном пусты, кроме экскурсий. Если вы были в Европе, вы, наверное, заметили это. В Польше, католики собираются массой у границ. Во Франции их нельзя беспокоить, чтобы отправиться на мессу. К тому времени, как они встали и выпили свой кофе с круассонами, — о, уже слишком поздно. Мы снова пропустили мессу.

И это не только католики. Вот уже более полувека, христианство в целом переживает резкий спад в Западной Европе. И это разочарование проложило путь исламу. Когда европейцы начали терять веру, они перестали иметь детей. Они прекратили рожать, потому что младенцы мешали им наслаждаться жизнью. А также потому, что у них не было ничего значимого, чтобы передать следующему поколению. Спад христианства в Европе создало духовный и демографический вакуум и вакуум, который начал вскоре заполняться исламом.

Поэтому важно понимать, что идеологическая борьба с исламом в значительной степени является духовной борьбой. Ее выиграют те, кто обладает глубочайшей верой и самым сильным чувством цели.

Но во что верит средний европеец? Он верит в короткие рабочие недели, длительный отпуск и скорейший выход на пенсию. Все это очень приятно, но вера в скорейший выход на пенсию - это не та вера, которая дает мужество противостоять исламистам.

Тут-то и приходит церковь. или должна прийти. Она может дать то чувство конечного смысла и цели, которое придает людям мужество воспитывать детей в мире, отстаивать свободу и сопротивляться тирании. Церковь когда-то была оплотом против ислама, и это может повториться сегодня. Церковь больше не командует армиями, но зато большая часть битвы, которую нужно вести сейчас, должна вестись на интеллектуальном, информационном и духовном уровнях.

Церковь - спящий гигант в отношении ислама. Если его удастся пробудить, это будет мощная сила сопротивления. Возможно, первым шагом на пути к этой цели является, чтобы церковные лидеры отказались от глупого представления, что все религии одинаково замечательны, и заменили его ясно выраженным взглядом, который принимали католики более раннего поколения, когда сталкивались с вражеской идеологией.

Этот четкий взгляд можно также найти в Евангелиях. Когда Иисус послал Своих учеников в мир, он их предупредил, чтобы они были такими же мудрыми, как змеи, и невинными, как голуби. Наши нынешние лидеры показали, что они могут быть такими же невинными, как голуби. Теперь им пора показать, что они могут быть такими же мудрыми, как змеи.

Спасибо.

Карл Гольдберг:

Так, теперь я хотел бы начать. И все ли присутствующие здесь посетили или посещали вчерашние лекции Кэти Хопкинс? Хорошо. Замечательная, изумительная лекция. Она описала надвигающееся разрушение Великобритании через исламизацию Великобритании, и она сделала это очень остро. Тем не менее, эта тема архисерьезная, и она убеждала нас, если вы помните, это было название ее разговора, что надо разозлиться и дать сдачи. Здесь кто-нибудь уже в ярости? Ладно, ладно. Хорошо. Тогда мне не нужно подталкивать вас, чтобы разъяриться и дать сдачи, но я хотел бы посвятить следующие несколько минут тому, чтобы дать несколько советов, как лучше это делать, как лучше давать сдачи.

Теперь консервативное движение по существу разделено на определение врага, и поскольку мы расколоты, мы неэффективны, а поэтому очень сложно будет выиграть войну, если мы не объединимся. Я имею в виду, что многие люди, в том числе, присутствующие здесь, на мероприятии Restoration Weekend, включая многих ораторов, считают, что наш враг -- это радикальный ислам, и я хотел бы чуть-чуть обсудить это. Clarion - организация, с которой, я уверен, вы знакомы, всегда говорит о радикальном исламе, и мы слышали выражение «радикальный исламский терроризм». Это бессмысленное выражение, потому что, когда вы ставите перед собой такое прилагательное, как "радикальный исламский" терроризм, это подразумевает, что существует нерадикальный исламский терроризм. Это не имеет никакого смысла. Поэтому нам нужно начать называть вещи своими именами. Каков наш враг? Кто наш враг, и как мы с ним сражаемся? Ну, если это не радикальный ислам, то позвольте мне рассказать вам, почему это не радикальный ислам. Президент Турции, Эрдоган, сказал, что «умеренный ислам» является уродливым термином, и что нет такого понятия, как умеренный или неумеренный ислам, что ислам - это ислам, и все. Мы также слышали здесь, как некоторые люди говорят, что хорошо, радикальный ислам является проблемой, а умеренный ислам - это решение. Но, по словам Эрдогана, радикального ислама не существует и умеренного ислама не существует. Тогда, если этого не существует, это не может быть проблемой, радикальный ислам, и, если умеренного ислама не существует, он не может быть решением.

Итак, где мы окажемся со всем этим? Проблема в том, что именно ислам является проблемой, и мы должны иметь смелость сказать это. Потому что чем дольше мы говорим -- спасибо. Чем дольше мы говорим о радикальном исламе, мы на самом деле не замечаем серьезных угроз, которые ислам представляет для нашей цивилизации. Если мы не говорим об исламе, нет никакого оправдания. Например, для прекращения иммиграции мусульман. Почему мы должны это делать, если даже нескольких террористов остановить непросто? Ситуация гораздо более серьезная, чем это, и на самом деле, говоря о радикальном исламе, мы склонны уделять внимание, прежде всего, террористам. Очевидно, что мусульманские террористы -- это исламские террористы. Но, делая это, мы отвлекаем наше внимание от реальных экзистенциальных угроз, с которыми мы сталкиваемся в исламе. Итак, главной экзистенциальной угрозой, конечно же, является невидимый джихад. Это происходит прямо под нашими носами, так сказать. Это похоже на вторжение термитов в здание. Вы можете увидеть пару термитных дорожек внизу, но, если вы не знаете, что ищете, вы не знаете, что происходит за стенами, а здание вот-вот разрушится, если вы не примете меры.

Итак, с кем мы воюем? Ну, это не радикальный ислам. Мы воюем с исламом, самим исламом. ислам воевал с нами в течение 1400 лет. И я говорю, что мы воюем с исламом, мы должны воевать с исламом, но большинство людей не являются и даже не находятся в консервативном моменте, о котором мы все согласились, что это наш враг. Каковы последствия отсутствия войны с исламом? Ну, тогда нет никаких оснований для запрета иммиграции мусульман. В конце концов, мусульманские иммигранты воспитываются в обществе, и мы можем видеть, каково их общество, откуда они происходят. Они приносят это с собой. Они приносят с собой идеологию ислама, в которой они воспитывались. Я не думаю, что мы этого хотим. Очевидно, что ценности, в которых они воспитывались (и это не означает 100 процентов из них, но, безусловно, большинство), являются ценностями ислама, которые во многих отношениях противоречат нашим ценностям, выраженным в Декларации независимости, Конституции и всей нашей западной цивилизации.

Сосредоточившись на радикальном исламе, мы также забываем об основном источнике исламских угроз и, конечно же, это мечеть и общественные организации. Именно там пропагандируется эта идеология. Еще одна причина, по которой нам нужно сосредоточиться на исламе, а не на радикальном исламе, -- это кандидаты от мусульман на политические должности. Это самые спокойные, сладкоречивые люди. Они красиво одеты. Они очень обходительные, и всегда говорят, что они такие же американцы, как и все остальные. Однако, если вы посмотрите на их прошлое, вы увидите, что они практически все, были членами Мусульманской студенческой ассоциации в колледже, а затем они прошли через Совет по американо-исламским отношениям, которая, как вы, конечно, знаете, является террористической организацией, связанной с ХАМАСом -- мусульманской террористической организацией, а сам ХАМАС является палестинским отделением «Мусульманского братства». Таким образом, все они связаны, и все кандидаты от мусульман связаны с этим. Что бы вы ни делали, вы должны стараться не допускать избрания этих людей. Однако вы не можете этого сделать, если говорите только о радикальном Исламе, потому что эти люди представляют себя мирными, и поэтому нет никакого способа узнать, что они, на самом деле, сторонники этой радикальной идеологии.

Другая причина, если мы говорим только о радикальном Исламе, мы пренебрегаем тем, что происходит в школах. Которые, конечно, в своих учебниках и учебных материалах изображает Ислам как религию мира. Который, как вы знаете, таковым не является. Еще одна причина -- хиджаб. Хиджаб изображается нам мусульманскими расистами как простой предмет одежды и скромности. На самом деле, это не скромность. Если вы прочтете стих в Коране, который по существу предписывает хиджаб, вы увидите, что цель — не скромность, цель состоит в том, чтобы защитить женщин от мусульман, от их приставаний, как говорит Коран. Кроме того, хиджаб является символом подчинения законам шариата. И они действительно скажут, хотя, если вы читаете мусульманские газеты, и я видел это раньше, что хиджаб -- это не вопрос скромности и, конечно, не вопрос моды, речь идет о том, чтобы женщина делала то, что Аллах хочет, чтобы она делала.

Другим примером здесь является то, что Исламская Республика Иран, на которую в наши дни никто не ссылается, как на Исламскую Республику Иран, но я хотел бы, чтобы вы все в будущем относились к этой стране, как к Исламской Республике Иран. Потому что, если вы ссылаетесь на него только как на Иран, вы видите это как просто другое национальное государство, но это не так. Это революционное государство, целью которого является распространение ислама во всем мире. Их конституция, а вы можете посмотреть в Google, что в «Конституции Исламской Республики Иран» в преамбуле четко и конкретно говорится, что они будут использовать свои вооруженные силы не только для обороны, но и для выполнения своей идеологической миссии, предусмотренной Богом, путем джихада, в основном джихада, распространяя ислам на остальной мир. Поэтому в своей конституции они говорят нам, что они намерены совершать военные агрессии против остального мира, чтобы распространить ислам, потому что это исламское государство. Используйте термин «Исламская Республика Иран».

Теперь в нашем движении есть люди, которые думают, что перед нами стоит задача модернизации ислама. Позвольте мне сказать вам, что мы не сталкиваемся с проблемой модернизации ислама, мы сталкиваемся с непоследовательностью в попытках модернизировать ислам. Ислам не может быть модернизирован, и причина, по которой он не может быть модернизирован, восходит к основному положению самого Ислама, а именно, что Коран считается всеми мусульманами буквальным словом их Бога. Ни один человек не собирается оспаривать буквальное слово своего Бога. Если вы думаете о нашей Библии, у нас есть десять заповедей, и у нас есть остальная часть Библии, и они разные. Мы можем говорить об остальной части Библии, но я не думаю, что вы найдете много людей, сказавших "хорошо, мы действительно должны пересмотреть десять заповедей". Это не значит, что люди следуют им, но, очевидно, никто не говорит об их пересмотре, потому что это буквальное слово Бога, если вы религиозны, и в Исламе каждое слово в Коране является буквальным словом их Бога, и это не может быть пересмотрено. Ни один человек никогда не сможет этого сделать. На самом деле это запрещено законом шариата. Любой, кто пробовал сделать такое, подлежит смертной казни по закону шариата.

Так вот, само понятие реформы означает нарушение святости Корана, и поэтому этого нельзя сделать. Конечно, есть мусульмане, которые утверждают, что хотят реформировать Ислам, но если вы посмотрите внимательно, вы увидите, что они никогда не критикуют Коран. Конечно, в Коране существует целая проблема с Исламом, и если вы не можете подвергнуть Коран критике и избавиться от его частей, что очевидно вы не можете, то тогда нет никакого способа реформировать Ислам, и все эти, так называемые, умеренные мусульмане просто пытаются обмануть нас и самих себя, потому что они по сути являются западниками. Они приняли западные ценности, но по какой-то причине они продолжают считать себя мусульманами, а это уже конфликт. Они страдают от конфликта между своей совестью и своей верой. Я действительно не завидую им, но мы не должны уделять им никакого внимания, потому что мусульманская община не обращает на них никакого внимания. Они не имеют никакого влияния в мусульманской общине, и мы не поддерживаем их в этом деле, и у нас нет дела, пропагандирующего представление о том, что Ислам может быть реформирован. Он не может быть реформирован, потому что Ислам -- что такое ислам? Ислам -- это Коран плюс священные записи о Мухаммеде: хадисы, Сунны. Это фиксированные тексты. Они не входят ни в какие версии. Нет такой вещи, как современная версия Ислама, отличная от старой версии Ислама, потому что Коран не пришел в разных версиях, и Сунна Мохаммеда не имеет разных версий, и оба они необходимы для того, чтобы быть правоверным мусульманином.

Другая причина, само слово «ислам» означает, конечно, как вы знаете, «подчинение». Любой мусульманин, который думает о реформировании ислама, автоматически нарушает само определение этого слова. Если вы подчиняетесь, то вы подчиняетесь и следуете этому. Вы его не оспариваете, и вы его не реформируете. Имеет ли это смысл? Хорошо. Тогда давайте не будем вводиться в заблуждение этими так называемыми реформаторами. Значит, суть Ислама, о которой мы должны помнить, состоит в том, что это полный образ жизни. И, кстати, все, что я вам дал, происходит из исламского текста и от исламских религиозных авторитетов. У вас есть мой адрес электронной почты в самом низу розданного материала, который у вас на руках, о действиях, которые нужно предпринять. Я буду рад направить вам сборник выдержек из Корана и Сунны и из мусульманских религиозных авторитетов, которые вы затем можете использовать в разговоре с другими людьми, чтобы объяснить правду об Исламе. Спасибо. Просьба всякий раз, когда вы разговариваете с другими людьми об Исламе, цитировать исламские тексты и исламских религиозных авторитетов. Не делайте этого от своего имени, потому что они скажут: «Ну, какое право вы имеете говорить об Исламе?» Ну, так не вы, не я этого не делаем, кроме исламских религиозных авторитетов. И возложите на них ответственность, то есть, на религиозных авторитетов и тексты, чтобы, если людям не понравится то, что они слышат, пусть они идут спорить с исламскими религиозными авторитетами, а не с вами

Говорят, что Ислам принципиально отличается от всех других религий, а не просто от религии, такой, как западная религия, потому что западная религия по существу является вопросом между верующим и Богом. Об Исламе говорят, как о полноценном образе жизни и о полном кодексе жизни, а это значит, что он тоталитарен. И если вы посмотрите на отрывки из Корана и Мухаммеда, они прямо говорят нам, что цель Ислама -- править миром. Создать всемирный халифат по закону шариата. Ну, а это империализм. Итак, то, что мы имеем здесь, -- это идеология, и, кстати, я не приукрашиваю слово «идеология» применительно к Исламу, они это делают. Исламские религиозные авторитеты говорят нам, что это идеология, и говорят, например, что это всеобъемлющая идеология, которая охватывает все. Ну, всеобъемлющая, полная, общая означает одно и то же. Это тоталитарная и империалистическая идеология, что-то вроде коммунизма и что-то вроде нацизма и фашизма. Просьба иметь это в виду.

И у этого есть определенные логические последствия, если Ислам не религия, как другие религии, потому что это тоталитарная и империалистическая идеология, то, что представляет собой мечеть? Ну, мечеть -- это не просто молельный дом, как в других религиях. Так что это? По словам исламских религиозных авторитетов, мечеть является идеологическим пропагандистским центром. Вспомните об этом в следующий раз, когда пройдете мимо мечети. И, между прочим, Мусульманское братство, о котором мы слышали в последние пару дней, потому что они организуют ту серьезную угрозу, о которой мы поговорим через секунду, Мусульманское братство в своих собственных документах говорит, что мечети и исламские центры являются организационными центрами исламской общины для содействия Исламу и торжеству Ислама.

Теперь, каковы угрозы, исходящие от Ислама? Существуют три основные экзистенциальные угрозы, и ИГИЛ не является одной из них. Ни Аль-Каида. 9/11 не было экзистенциальной угрозой для Соединенных Штатов, это было ужасное зверство, которое привело к гибели трех тысяч человек, но мы не погибли из-за этого. На самом деле, страна стала сильнее. Гораздо больше, во много, много раз больше людей погибают в год в разных городах США в автокатастрофах, и поэтому, когда мы видим мусульманские террористические акты, они по численности бледнеют по сравнению с другими насильственными смертями, которые происходят в нашей стране. Итак, каковы три основные экзистенциальные угрозы ислама? Первая - Исламская Республика Иран. Если она когда-либо получит ядерное оружие, там уже обещали, как я уже упоминал, распространять ислам во всем мире посредством военной агрессии. Они используют военное оружие, атомное оружие. И она так говорит в своей конституции, в которой они цитируют стих из Корана, гласящий: используйте все оружие, которое вы сможете найти, чтобы напугать врага. И поэтому нет ничего, что ограничивало бы их от применения ядерного оружия. Они пытались его получить. Они пытаются его получить, и они его получат, если мы их не остановим.

Второй серьезной экзистенциальной угрозой Ислама является иммиграция мусульман. Вы меняете население. Каддафи из Ливии однажды сказал, что мусульмане собираются покорить Европу, без выстрелов. И он был прав. В Европе более 50 миллионов мусульман. Они размножаются гораздо быстрее, чем европейская популяция, а еще больше -- ввозятся. Таким образом, вы меняете население, и не только само население, но и число, значительное, но факт, как отметил также доктор Килпатрик, мусульманского населения, охваченного значительными частями нашего населения. Конечно, все, кто голосовал за Хиллари, например, являются проводниками мусульманского превосходства в Соединенных Штатах, потому что они никогда не критикуют Ислам.

И поэтому, это не только то, что мусульмане составляют 1 процент от нашего населения, на самом деле, их сила и их влияние намного больше, чем можно было бы ожидать от 1 процента, и это потому, что они могут. И, как отметил Роберт Спенсер, а также университетская администрация по всей стране. Кроме того, наше христианское и иудейское духовенство. Часть программы Мусульманского братства опирается на так называемые «межконфессиональные» мероприятия. А они все те же, эти межконфессиональные мероприятия. У вас есть христианский пастор или католический священник с одной стороны, раввин посередине, и у вас есть имам или какой-либо другой представитель мусульманской общины на другом конце. И христианин всегда начинает извиняться за крестовые походы и инквизицию. Тогда раввин приносит извинения за то, что евреи 3000 лет назад причинили чьим-то оливковым деревьям. Я это сам слышал. Мусульманин никогда, никогда не извиняется ни в чем, никогда. Так вот, что происходит. И это то, что христианское и иудейское духовенство пропагандирует, и они пропагандируют своим общинам, что ислам, в основном, является религией мира. Иными словами, Мусульманское братство использует руки не мусульман, чтобы уничтожить нашу цивилизацию, как говорится в его программе. Я уверен, что вы, вероятно, знакомы с программой Мусульманского братства, если нет, отправьте мне электронное письмо, я пришлю вам все эти цитаты из исламских источников, и что оно говорит, что они будут использовать руки не мусульман. Например, те два мусульманских конгрессмена, которые у нас есть, вы думаете, они были избраны мусульманами? Нет. Они были избраны не мусульманами. Мусульманское население настолько мало, что у них нет избирательного влияния, и поэтому они полагаются на "руки не мусульман".

Таким образом, мусульманская иммиграция является серьезной угрозой, поскольку они превзойдут нас в воспроизводстве, они сами увеличивают свой процент населения и образуют отдельные общины. Ислам запрещает ассимиляцию. И, кстати, иммиграция без ассимиляции - это вторжение. Помните это. Так вот, то, что происходит в Европе - это только то, что происходит здесь. Таким образом, иммиграция без ассимиляции является вторжением. Мы подверглись вторжению. Это мирное вторжение, что, по словам Каддафи, и произошло в Европе.

Третьей и, возможно, самой важной экзистенциальной угрозой со стороны Ислама является так называемый «невидимый джихад». Вы все знакомы с этим. Роберт Спенсер написал книгу об этом несколько лет назад. С тех пор было гораздо больше информации об этом. Я призываю вас ознакомиться с невидимым джихадом. Что такое невидимый джихад? Ну, это подрыв всех наших учреждений, наших школ, наших университетов, наших средств массовой информации и государственных учреждений на всем пути от отлова собак до Белого дома. Теперь, что вы можете сделать по этому поводу? Мы должны предпринять два основных действия, и у вас у всех есть таблица перед глазами; действия, которые вы можете предпринять. Мы должны сосредоточить все наши усилия на достижении двух целей. Во-первых, объявить Мусульманское братство террористической организацией. Если мы этого не сделаем, мы ничего не сможем сделать. Итак, это прежде всего. Мы должны взять под контроль Мусульманское братство. И не только Мусульманское братство, как таковое, но и все его передовые отряды, такие, как Совет по американо-исламским отношениям и целый алфавитный набор других мусульманских организаций в Соединенных Штатах. И вторая цель, на которую мы должны обратить внимание -- ограничить каким-то образом или запретить иммиграцию мусульман в Соединенные Штаты. Это две цели, которых мы должны достичь, чтобы сохранить нашу цивилизацию. Другого пути нет. Теперь, как мы это сделаем? Ну, есть ряд действий, которые вы можете осуществить, и я надеюсь, что вы это сделаете. Давайте рассмотрим пару из них. Прежде всего -

Модератор: У нас осталась всего пара минут, так что -

Карл Гольдберг:

Хорошо. Если Республиканская партия нас не спасет, никто не спасет. Поэтому вы должны работать через Республиканскую партию и пытаться влиять на них и воспитывать их, чтобы показать им, что Ислам -- это враг. Я знаю, что это слишком неоднозначно, чтобы говорить об этом открыто, но сделайте, что сможете. Идите на заседания Республиканской партии, поднимайте вопрос об Исламе. Просите их поговорить об этом. Стимулируйте обсуждение Ислама, где бы вы ни находились. У нас нет времени, чтобы пройти все другие действия, которые вы можете сделать, но нам нужна ваша помощь. Если вы просто поедете домой и ничего не сделаете, мы проиграем. Недостаточно просто помогать деньгами другим людям, которые делают что-то. Нам нужно, чтобы вы действительно что-то сделали. У вас есть сферы влияния; используйте их всеми возможными способами, чтобы стимулировать обсуждение самого Ислама. Затем, в заключение, поскольку у нас нет времени, чтобы пройти через все остальное, то, опять же, без всякого внимания к Исламу как врагу, мы не сможем достичь целей прекращения иммиграции мусульман или объявления Мусульманское братство террористом, потому что в Соединенных Штатах Мусульманское братство маскируется под мирное. Они не говорят вам, каковы их реальные цели, за исключением того, что вы можете посмотреть в своих документах и узнать. Итак, если мы не достигнем этих двух целей, мы не сможем победить. Вы должны помочь нам победить. Пожалуйста, помогите сохранить нашу страну для своих детей, ваших внуков и ваших правнуков. Опять же, не только с вашей финансовой поддержкой, но и с вашими действиями. Пожалуйста сделайте что-нибудь. Как сказала Кэти Хопкинс, впадите в ярость и дайте сдачи. Вам нужно давать сдачи. Спасибо.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ