"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Стратегия национальной безопасности Трампа: точки зрения США и Израиля совпадают

Председатели Объединенного комитета начальников штабов США слушиют президента
Дональда Трампа, который объявляет о новой стратегии национальной безопасности,
18 декабря 2017 (Фото: Белый дом/ Джойс Н. Богосян)

Центр Стратегических Исследований Бегина-Садата (BESA)
 № 731, 4 февраля 2018

Шимон Арад

РЕЗЮМЕ: Хотя недавно опубликованная Стратегия национальной безопасности США (СНБ) не предназначена для представления конкретного и подробного набора американской политики на Ближнем Востоке, она отражает общую логику и цели администрации Трампа в регионе в целом и показывает совпадение взглядов США и Израиля на Ближний Восток. Его суть и последствия требуют пристального внимания в Иерусалиме.

Глава нового документа о стратегии национальной безопасности США (СНБ) на Ближнем Востоке является короткой, но мощной. Это знаменует собой значительный отход от наследия Обамы и, таким образом, представляет большой интерес, как для партнеров Америки, так и для ее противников в регионе.

Стратегия признает, что нестабильность и неблагоприятный баланс сил на Ближнем Востоке отрицательно сказываются на интересах США. Согласно СНБ, нестабильность региона проистекает из взаимодействия между иранской экспансией, жестоким джихадистским террором и идеологией, слабыми государствами, социально- экономическим застоем и региональным соперничеством.

Документ предупреждает, что размежевание с Ближним Востоком не создаст защиты для США от распространения проблем региона. Он также не утверждает, что есть быстрое и простое исправление. Скорее, СНБ поддерживает долгосрочное и терпеливое участие США в регионе в качестве средства содействия благоприятному балансу сил, укреплению стабильности и безопасности и экономических интересов США.

В явном изменении точки зрения администрации Обамы, СНБ не рассматривает израильско-палестинский конфликт как главную причину проблем региона. Тем не менее, стратегия подтверждает приверженность администрации Трампа делу содействия всеобъемлющему мирному соглашению, которое, по его мнению, может послужить более широкой заинтересованности в содействии благоприятному региональному балансу сил путем расширения израильско-арабского сотрудничества в борьбе с общими угрозами.

Приоритетные действия, обозначенные в СНБ в региональном контексте, концентрируются вокруг сохранения американского военного присутствия, укрепления партнерских отношений в целях укрепления безопасности и стабильности, поддержания независимости Ирака, поиска урегулирования гражданской войны в Сирии, отказа Ирана от его ядерных и региональных устремлений и содействие заключению израильско-палестинского всеобъемлющего мирного соглашения.

СНБ подчеркивает приверженность Вашингтона оказанию помощи монархам Совета сотрудничества стран Персидского залива (ССПЗ) в укреплении их политических и военных институтов, что включает предоставление им военного потенциала и создания эффективной совместной системы противоракетной обороны. США также призвали арабские государства модернизировать свою экономику и продвинуть социальные реформы. Сделав выводы из прошлых ошибок, США будут пытаться достичь этих целей постепенно, не навязывая американские ценностям странам, о которых идет речь.

Последствия для Израиля


СНБ дает ясно понять, что США не отмежевываются от Ближнего Востока. Это обнадеживающая новость для Израиля. Не так давно партнеры Америки в регионе боролись с возможными последствиями стремления администрации Обамы отойти от этого региона к Азии.

Более того, общие принципы политики, изложенные в СНБ, представляют собой сближение американских и израильских взглядов на регион. Это ясно показывает иранский вопрос. СНБ Трампа отходит от восприятия Ирана предыдущей администрации США как части решения региональной нестабильности, вместо этого, прямо определяя Тегеран как основного источника проблем региона. Американское руководство работает над тем, чтобы сдержать и дать обратный ход злокачественному влиянию Ирана и его ядерных амбиций. Это и основной израильский интерес.

В этом контексте продолжающееся военное участие США в Ираке и Сирии будет служить для обеспечения прямого влияния США и косвенного влияния Израиля на роль Ирана и его прокси на этих аренах.

Сближение мнений относительно Ирана увеличивает потенциал для американо-израильского диалога и координации усилий по противодействию злокачественной иранской деятельности на Ближнем Востоке. Недавний отчет показал, что секретные переговоры по иранскому вопросу уже начались и что был создан ряд рабочих групп.

СНБ также отмечает явные изменения в том, как администрация США понимает место Израиля в регионе. Ушли те предположения, которым придерживались предыдущие администрации, что за поддержку Израиля арабскому миру приходится платить высокую цену, и что урегулирование палестинского конфликта является ключом к улучшению положения США в регионе. Это дает Израилю возможность играть более значительную роль в продвижении интересов США на Ближнем Востоке.

В общем подходе администрации к региону значимость израильско-палестинского мирного соглашения была сокращена. США рассматривают соглашение как потенциально способствующее укреплению связей между Израилем и Заливом, что будет способствовать достижению США целей в регионе. Израильско-палестинскому миру больше не предоставляется статус жизненно важного условия для улучшения сотрудничества между Израилем и странами Персидского залива. Как утверждает СНБ, «Израиль не является причиной проблем региона. Государства все чаще сталкиваются с общими интересами с Израилем в борьбе с общими угрозами». Подход администрации к мирному процессу, как представляется, меньше основан на нормативных предписаниях, а больше - на политических расчетах.

Несмотря на это, Израиль не должен упускать из виду тот факт, что администрация Трампа по-прежнему привержена продвижению израильско-палестинского мирного процесса. Иерусалиму было бы рекомендовано не отказываться от американских усилий по возобновлению переговоров.

Страны Персидского залива играют центральную роль в подходе администрации к региону. Ожидается, что они будут выполнять три взаимосвязанные задачи: помогать сдерживать Иран и его прокси, работать над отказом от радикальных исламских идеологий и вносить вклад в экономику США.

Таким образом, США, скорее всего, продолжат продавать новое вооружение государствам Персидского залива, в том числе, возможно, продажу им самолетов F-35 -- шаг, который подорвет традиционный качественный военный перевес Израиля. Вследствие этого, политические и военные аспекты треугольника США-страны Залива-Израиль должны будут оставаться первоочередной темой обсуждения между Иерусалимом и Вашингтоном.

Учитывая первоочередность поддержания стабильности на Ближнем Востоке в связи с продвижением реформ, администрация Трампа, похоже, намерена сохранить военное и экономическое сотрудничество с соседями Израиля и партнерами по миру, Египтом и Иорданией. Сохранение стабильности этих стран является жизненно важным для интересов Израиля и областью сотрудничества между США и Израилем.

Восприятие Трампа России и Китая как глобальных конкурентов, должно быть учтено Израилем на региональном уровне. Хотя это восприятие не сильно отличается от собственной оценки Израиля участия России и Китая в регионе, Иерусалим должен предусмотреть, чтобы его отношения с этими державами были прозрачными и согласованными с администрацией США.

С точки зрения Израиля, основной недостаток СНБ - это отсутствие упоминания Хизбаллы. Хотя и приравненная к борьбе с иранским влиянием, Хизбалла стала самостоятельным региональным игроком. США нуждаются в четкой политике в отношении Ливана, которая бы прямо затрагивала внутреннее влияние Хизбаллы и иностранное вмешательство.

В целом, Иерусалим может быть уверен в сути СНБ Стратегия в значительной степени согласуется с израильской точки зрения по региональным вопросам, закладывает основы для более надежной политики в отношении Ирана, поощряет сотрудничество между Израилем и Персидским заливом и ставит на первое место стабильность. Израильско-палестинские переговоры, если они будут начаты под эгидой США, с большей вероятностью будут ориентированы на решение вопросов таким образом, чтобы поддерживать региональное мировоззрение Трампа, а не значительный процесс, ограниченный рамками соперничающих исторических и моральных требований.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё