"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Алекс Штейн и электричество в Газе


Вик Розенталь, 1 марта 2018

Полные морального негодования публикации в Гаарец – далеко не редкость. И читая очередную из них, я никак не могу понять, почему вещи, вызывающие приступ негодования у авторов этой газеты, кажутся мне вполне разумными.

В данном случае речь идет о взглядах Алекса Штейна – ученого-юриста, который недавно был назначен судьей в Верховный суд вместе с Офером Гроскопфом. Оба они являются признанными юристами мирового класса, но наших левых, которые привычно доминируют в юридической системе Израиля, немало нервируют "консервативные" убеждения Штейна.

Кто-то каким-то образом раскопал публикацию Штейна в Facebook о том, что если Израиль прекратит поставки электричества в Газу, то это не будет противоречить международному праву. Я лично всегда полагал, что Израиль не должен поставлять электроэнергию для работы станков по производству ракет, которыми ХАМАС бомбит наши города.

Привожу позицию Штейна, которую "Гаарец" сочла экстремальной:
Заметки Штейна о Газе были опубликованы во время войны 2014 года. Он писал, что поскольку Израиль давно не оккупирует Газу, то все его обязательства, когда он защищается от ракет, сводятся к тому, чтобы минимизировать ущерб для гражданского населения. По этой же причине Израиль не обязан поставлять в Газу электричество, но может делать это исключительно из гуманитарных соображений.
Штейн в своих публикациях также критикует то, что он называет "неверным толкованием международного права". Диктуемый международным правом принцип пропорциональности должен отвечать реалиям современной войны и здравому смыслу. Когда этот принцип толкуется таким образом, что крупные державы, которые нападают на небольшие государства, должны соблюдать равенство в количестве жертв, это совершенно нелепо и неприемлемо. В законе говорится совершенно о другом.
Эта позиция не вызывает возражений среди тех, кто действительно разбирается в международном праве, а не привычно заявляет о том, что все поступки Израиля противоречат ему априори. Предполагаемая "оккупация" Газы Израилем – это единственная в мире военная оккупация без присутствия военных на оккупированной территории. Ограничения на ввоз материалов военного назначения и охрана безопасных границ могут не нравиться ХАМАСу, но никак не являются "оккупацией". А принцип пропорционального ответа в военных действиях – это именно то, о чем говорит Штейн. 
Он также обрушился на Верховный суд с резкой критикой за так называемый "юридический активизм". В частности, Штейн критикует его позицию, заключающуюся в том, что нет таких дел, которые не могут рассматриваться в суде, - в отличие от американской доктрины, запрещающей судам выносить решения по "политическим вопросам". Хотя Верховный суд довольно редко объявляет законы недействительными, продолжает он, его риторика является определяющей, и он претендует на главенство власти.
Штейн также цитирует слова покойного судьи Верховного суда США Антонина Скалли о том, что если ему хочется испытать настоящее потрясение и убедиться в том, что американские суды вовсе не так уж плохи, он читает вердикты Верховного суда Израиля.
Хотя позиция Штейна и "противоречит" юридическому истеблишменту, привыкшему к разделению полномочий между различными ветвями власти исключительно в свою пользу, пришла пора прислушаться к ней – хотя бы в качестве "противоядия" путчу, организованному Верховным судом при его предыдущем президенте Аароне Бараке. Не будет особым преувеличением, если мы скажем, что во времена Барака суд мог выносить решения абсолютно по любому вопросу, и любой желающий имел право передать дело в суд, даже если это не затрагивало его напрямую. Это привело к размыванию полномочий Кнессета  -демократически избранных представителей народа - и к вынесению Верховным судом ряда весьма сомнительных решений.

Естественно, назначение Штейна совсем не порадовало наших левых. Они обрушились на него с личными нападками, стремясь воспрепятствовать этому любыми путями. Даже то, что перед избранием Штейн удалил свою учетную запись в Facebook, было воспринято таким образом, что ему стыдно за свои слова, и он пытается скрыть свои "радикальные" взгляды. 

В то время, когда Штейн публиковал в Facebook свои комментарии (2014 г.), Ави Белл – профессор юриспруденции Бар-Иланского университета и юридического факультета университета в Сан-Диего - написал юридическое заключение о том, что Израиль не обязан поставлять в Газу воду и электричество. Это заключение так расстроило другого израильского профессора, что он предложил оказать давление на Ави Белла и заставить его отказаться от своих взглядов ввиду того, что они "абсолютно аморальны" (Белл, кстати, заявил, что он не приветствует израильскую блокаду Газы, хотя, по его мнению, Израиль имеет на это полное законное право). К сожалению, возмущенный профессор не смог оспорить утверждения Белла с юридической точки зрения. 

В конечном итоге, юридические принципы проистекают из моральных. Полагаясь на мнения профессоров Штейна и Белла по юридическим вопросам, я считаю, что моральный аспект отключения электричества в Газе также не должен вызывать особых затруднений:

Хизбалла размещает свои ракетные установки в густонаселенных районах, чтобы помешать Израилю атаковать их. В то же время закон военного времени гласит, что если одна из сторон использует свое население в качестве человеческого щита, то она же и несет ответственность за любой ущерб этому населению. Моральный принцип, оправдывающий подобные действия, заключается в том, что Хизбалла подвергает свой народ опасности исключительно по своему добровольному решению. 

ХАМАС тоже принял добровольное решение об отказе в использовании любых ресурсов на благо своего народа, включая разработку собственных источников воды и электроэнергии, и о производстве оружия и создании военной инфраструктуры. Поэтому благополучие жителей Газы по-прежнему зависит исключительно от Израиля. Это – исключительно решение ХАМАСа, и Израиль не отвечает за ущерб, который может возникнуть в связи с отключением электричества.

Здесь можно возразить, что отключение электричества – это коллективное наказание, которое запрещено военными законами. По этой причине бомбардировки союзниками немецких городов, в которых не было военных объектов, сегодня тоже могут считаться военными преступлениями (в частности, с учетом принципа пропорциональности). Аргументы против коллективного наказания применимы только в том случае, если гражданское население в целом не отвечает за действия режима, и если страдают невинные люди (в том чиcле и дети). Если бы отключение электричества было временным (а так бы оно и было), произошло после серии предупреждений и было обусловлено согласием хамасовского режима на его условия, тогда вся ответственность за ущерб возлагалась бы на ХАМАС, поскольку он бы эти условия наверняка не принял.

Стоит ли Израилю принять тактику отключения света в Газе – это другой вопрос, даже если подобная тактика допустима с юридической и моральной точек зрения. Я полагаю, что ни Штейн, ни Белл ее не поддержат.

Алекс Штейн и Офер Гроскопф – юристы высочайшего класса, способные привнести в решения Верховного суда рассудок и сбалансированность. И то, и другое им бы не помешало. Не принятая в северном Тель-Авиве точка зрения не делает Штейна ни экстремистом, ни аморальным человеком. Министра юстиции Айелет Шакед и президента суда Эстер Хаит можно поздравить с достижением компромисса, который укрепит статус данного юридического учреждения. Ему это определенно не повредит. 


Перевод: Л.Ш.

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё