"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Министр внутренних дел Германии: «Ислам не принадлежит Германии»

Новый министр внутренних дел Германии, Хорст Сихофер, чьи жесткие замечания об иммиграции
вызвали резкую критику со стороны мультикультуралистов страны, а также канцлера Ангелы Меркель.
(Фото: Википедия).
Сорен Керн, 17 марта 2018

Новый министр внутренних дел Германии Хорст Cихофер в своем первом интервью с момента приведения к присяге 14 марта заявил, что «ислам не принадлежит Германии». Он также пообещал проводить жесткую иммиграционную политику, включая реализацию «генерального плана» по ускоренной депортации.

Замечания Сихофера вызвали немедленную огненную критику со стороны самозванных стражей германского мультикультурализма, в том числе, от канцлера Ангелы Меркель, которая неоднократно настаивала на том, что «ислам принадлежит Германии».

Эта реакция ставит вопросы о том, сколько Сихофер, бывший министр -президент Баварии и громкий критик политики открытых дверей Меркель, будет способен выполнить во время своего пребывания в должности.

В интервью 16 марта с крупнейшей ежедневной газетой Bild, Сихофера спросили, принадлежит ли ислам Германии. Он ответил: 
«Нет, ислам не принадлежит Германии. Германия сформирована христианством. Эта традиция включает свободные от работы воскресные и церковные праздники и ритуалы, такие как Пасха, Пятидесятница и Рождество».
Сихофер добавил, что мусульмане, живущие в Германии, являются, «конечно», частью Германии. Но это не значит, сказал он, «что поэтому мы, из ложного уважения, откажемся от традиций и обычаев нашей страны». Он добавил: 
«Мое послание состоит в том, что мусульмане должны жить среди нас, а не рядом с нами и не против нас. Для этого нам нужно взаимопонимание и внимание, которое достигается только путем общения друг с другом».
Здравые замечания Сихофера открыли еще одну главу в десятилетней дискуссии по поводу фразы: «Ислам принадлежит Германии». Слова были впервые сказаны тогдашним министром внутренних дел Вольфгангом Шойбле в сентябре 2006 года, когда в Германии было 3,5 миллиона мусульман, а не более 6 миллионов, как сегодня.

Выступая перед первой в истории германо-исламской конференцией, институциональным диалогом между представителями правительства Германии и мусульманами Германии, Шойбле сказал:
«Ислам является частью Германии и Европы. Ислам является частью нашего настоящего и будущего. Мусульмане приветствуются в Германии».
Эта фраза была повторена в октябре 2010, тогдашним президентом Германии, Кристианом Вульфом, во время программной речи, посвященной 20-летию воссоединения Германии. Вульф провозгласил, что «ислам принадлежит Германии», потому что там сейчас проживают миллионы мусульман:
«Христианство, несомненно, принадлежит Германии. Иудаизм безусловно принадлежит Германии. Это наша иудео-христианская история. Но теперь ислам также принадлежит Германии (Der Islam gehört inzwischen auch zu Deutschland)».
Затем Вульф процитировал немецкого поэта Иоганна Вольфганга фон Гете, который в своем произведении "Западно-восточный диван (West–östlicher Diwan, 1819) писал:
«Тот, кто знает себя и других, поймет: Восток и Запад уже не разделимы».
С тех пор Меркель неоднократно подчеркивала, что «ислам принадлежит Германии». Во время встречи в Берлине в январе 2015 года, с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, она заявила: «Бывший президент Германии, Кристиан Вульф, сказал: 
«Ислам принадлежит Германии». Это правда. Это также и мое мнение».
Шесть месяцев спустя, во время Рамадана, Меркель сказала:
«Это, бесспорно, очевидно, что ислам в настоящее время принадлежит Германии».
В тот же день, когда Bild опубликовал комментарии Сихофера, Меркель через своего представителя, Штеффена Зайберта, дистанцировалась от нового министра внутренних дел: 
«Мусульмане принадлежат Германии, их религия также принадлежит Германии, ислам также. Мы должны сделать все возможное, чтобы обеспечить хорошие отношения между различными религиями».
Напротив, парламентский лидер AfD в Саксонии-Анхальт, Андре Погенбург, сказал, что заявление Сихофера о том, что хорошо интегрированные и законопослушные мусульмане принадлежат Германии, а ислам - нет, является «основным сообщением» его партии. Он сказал, что комментарии Сихофера «подтверждают, насколько мы правы».

Заместитель лидера анти-иммиграционной партии Альтернатива для Германии (AfD), Беатрис фон Шторх, сказала: 
"Многие мусульмане принадлежат Германии, но ислам не принадлежит Германии. Ислам лежит в основе политической идеологии, которая несовместима с Германской конституцией".
Александр Гауланд, еще один заместитель лидера AfD, уточнил: 
«Ислам - это не религия, как католицизм или протестантизм. Интеллектуально ислам всегда связан со свержением государства, поэтому исламизация Германии представляет собой угрозу».

Сихофер также пообещал расправиться с мигрантами-преступниками и ускорить депортацию мигрантов, чьи заявления о предоставлении убежища были отклонены. Он добавил: 
«На всей территории Германии должен быть консенсус, что мы больше не будем терпеть зоны, где царит беззаконие».
26 февраля Меркель впервые публично признала существование "запретных зон", районов беззакония в городах Германии, где государство фактически потеряло контроль над бандами мигрантов, и где местные немцы, в том числе полиция, все больше опасаются ходить в ночное время, В интервью телевизионному каналу RTL Меркель сказала:
«Естественно, что прибытие стольких беженцев вызвало множество вопросов, касающихся внутренней безопасности. Государство имеет монополию на законное использование физической силы (Gewaltmonopol). Государство обязано обеспечить, чтобы люди чувствовали себя в безопасности, когда они находятся в общественных местах. Люди имеют право на безопасность. Это наша главная ответственность. Это означает, что не должно быть никаких запретных зон - районов, куда никто не осмеливается заходить. Такие районы существуют. Мы должны их назвать по именам. Мы должны с этим сто-то делать".
Меркель сделала этот комментарий после того, как в начале дня заявила, что ее новое коалиционное правительство будет проводить политику «нулевой терпимости» в отношении национальной безопасности. 
«Безопасность не подлежит обсуждению»
- сказала она на конференции своего Христианско-демократического союза (ХДС) в Берлине. 
«Безопасность - это одна из основных задач сильного государства", - добавила она. «Нулевая терпимость - наш девиз».
Некоторые комментаторы быстро отвергли комментарии Меркель как просто пустые слова, запоздалую попытку вернуть рассерженных избирателей ХДС, которые в массовом порядке перешли в AfD после её решения в 2015 года, разрешить прибытие в страну более миллиона мигрантов из Африки, Азии и Ближнего Востока.

Другие комментаторы отметили, что комментарии Меркель о запретных зонах отражают растущую власть и влияние AfD, которая, согласно недавнему опросу INSA, обогнала левоцентристскую социал-демократическую партию (СПД) как вторую по величине партию в Германии. Фактически, решение Меркель о создании коалиционного правительства с СПД выдвинуло AfD на роль главной оппозиционной партии в парламенте Германии. Присутствие AfD почти наверняка гарантирует, что миграция и безопасность останутся главными проблемами государственной политики.

Вероятно, самым серьезным последствием признания Меркель является то, что оно нарушило молчание относительно запретных зон. Европейские политические и медиа элиты давно пытались прекратить обсуждение негативных последствий массовой миграции, провозгласив оппозиционные голоса расистскими и ксенофобскими. Премьер-министр Венгрии, Виктор Орбан, который был безжалостно опорочен самозванными стражами мультикультурализма в Европе за его политически некорректную позицию в отношении массовой миграции, приветствовал комментарии Меркель как победу. В блоге на веб-сайте правительства Венгрии говорилось:
«Помните это же время осенью 2016, когда правительство Венгрии имело смелость заговорить о «запретных зонах»?
«Выражая свое несогласие с квотами приема иммигрантов и политикой поощрения дальнейшей иммиграцию в Европу, мы указали на «запретные зоны», которые были обнаружены в некоторых городских районах Западной Европы. Населенные значительным числом иммигрантов, эти районы страдают от очень высокой преступности и называются «запретными», потому что местная полиция и власти больше не могут поддерживать там общественный порядок и безопасность.
«Критики отвергли это как вымысел и осудили нас как нетерпимых и даже хуже. Как посмел премьер-министр Виктор Орбан связывать иммиграцию со снижением общественной безопасности ...
«Сегодня кажется, что это табу было сломано. Угадайте, кто заговорил о «запретных зонах»? Канцлер Ангела Меркель. В интервью ежедневной новостной программе RTL Aktuell, канцлер Германии конкретно сослалась на «запретные зоны». Она также сказала следующее: «Свобода может восторжествовать только, если безопасность гарантирована».
«Премьер-министр Орбан уже несколько лет говорил то же самое, когда призывал Европу обеспечить приоритетность пограничной безопасности. Если мы не сможем защитить наши границы и сохранить нашу безопасность, сказал он, тогда наши с трудом завоеванные свободы, как свобода передвижения в ЕС, окажется под угрозой.
«В дополнение к тому, чтобы называть их по именам, канцлер Меркель пообещала проводить политику «нулевой терпимости» для запретных зон, чтобы добраться до места, где «нет общественного пространства, куда никто не смеет заходить».
«То, что мы, наконец, назовем их по именам, сигнализирует, что мы делаем шаг в правильном направлении».


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё