"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Будет ли специалист по заключению сделок Трамп иметь успех на Ближнем Востоке?

Трамп всегда представлялся как специалист по заключению сделок, и не удивительно, что ему хочется попробовать применить свое умение на Ближнем Востоке. Сможет ли он добиться успеха? 




Амир Тахери, 4 марта 2018

Определяя себя как лучшего друга Израиля, какой только может быть, Президент Дональд Трамп обещает, а можно даже сказать грозится объявить о своем великом плане по мирной "сделке", чтобы покончить с так называемой "проблемой Ближнего Востока". 

Трамп всегда представлялся специалистом по заключению сделок, он даже написал книгу на эту тему. Поэтому не вызывает удивления, что ему хочется применить свой опыт в вопросе, на котором погорели многочисленные специалисты по заключению сделок за шесть десятков лет. 

Каковы его шансы на успех? Короткий ответ - никаких.

Это не размышления по поводу таланта Трампа в заключении сделок. Проблема с "ближневосточной проблемой" заключается в том, что те, которые пытались ее разрешить, никогда не удосуживались прежде всего ее определить и, в результате, жертвовали экзистенциальной реальностью на земле в угоду эссенциальной абстракции недостижимых идеалов. 

Теперешняя фаза этой саги началась в 1945 году, в конце Второй мировой войны. 

История так называемых специалистов по заключению сделок 


Первым так называемым специалистом по заключению сделок был британский премьер-министр Климент Этли, ответственный в то время за судьбу куска Большой Сирии, оставшегося от османских времен, известного как Палестина.

Находясь под влиянием Министерства иностранных дел, которое уже выделило часть добычи Транс-Иордании, Этли был видимо убежден, что остальная часть должна быть также разделена между арабскими государствами, бывшими тогда союзниками Британии, сгруппированными в Арабскую лигу.

Однако британская открытая позиция встретила оппозицию американского президента Гарри С. Трумэна, который также представлялся как специалист по заключению сделок. Чтобы сгладить разногласия между двумя соперничающими специалистами по заключению сделок - Лондоном и Вашингтоном, была назначена англо-американская Комиссия по расследованию.

Посланником Трумэна на эту комиссию был калифорнийский судья-католик, Бартли С.Крам, который признался, что ничего не знает по данному вопросу. Однако, за месяцы, что он провел в регионе, участвуя в многочисленных слушаниях Комиссии со стороны посланников от арабских государств, коренных мусульман, христианского и еврейского населения, он пришел к заключению, что создание "родины" для евреев, как было обещано Великобританией в Декларации Бальфура от 1917 года, должно быть частью любой "сделки".

К тому времени, однако, Британия переступила через Бальфура и надеялась создать арабский блок против надвигающейся советской угрозы в регионе.

Как Этли, так и Трумэн не сумели навязать свои сделки, и в феврале 1947 года, секретарь Министерства иностранных дел, Эрнест Бивин перебросил эту горячую картошку ООН.

В ноябре 1947 года, Генеральная Ассамблея ООН, которая тоже считала себя специалистом по заключению сделок, приняла Резолюцию 181, которая рекомендовала создать два государства: одно - для арабов, и одно - для евреев. Британия была одной из 10 стран, которые воздержались, тогда как остальные 13 (в их числе Афганистан, Куба, Египет, Греция, Индия, Иран, Ирак, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Турция и Йемен) голосовали против.

Однако очень быстро стало ясно, что и ООН тоже потерпела неудачу в заключении сделки.

Резолюция была такой длинной, такой подробной и такой перегруженной терминологией, что мало кто, кроме бывалых юристов, мог понять, уже не говоря о том, чтобы применить ее.

Вместо того, чтобы признать свой провал, ООН упорствовала в своей способности заключить сделку. Череда генеральных секретарей, от Дага Хаммершельда до Курта Вальдхайма, кроме У Тана, назначали специальных посланников для формирования сделки. Некоторые посланники, как, например, шведский Гуннар Ярринг, заявляли, что они уже вот-вот, на пороге сделки. Во всех случаях они были близки, но все срывалось.

До 1970 года, вопрос назывался "Арабо-израильским конфликтом" - термин, подкрепленный четырьмя войнами. Это десятилетие было также ознаменовано началом инфляционных тенденций в стремлении заключить сделку на Ближнем Востоке. Генри Киссинджер, которого называли "современным Меттернихом", погнался за миражом со своей "челночной дипломатией" и потерпел провал.

Его преемником в этой роли стал Джимми Картер, который добился прекращения огня между Египтом и Израилем, но похоронил мир.

К 1980-му, конфликт получил новое название - "Палестинский вопрос", но соблазнительная мечта о заключении сделки осталась.

С тех пор, список так называемых специалистов по заключению сделок не переставал увеличиваться и стал таким длинным, что уже не вмещал всех в одну колонку. Среди претендентов был французский президент Жак Ширак, британский премьер Тони Блэр и отдельной строкой -- норвежское правительство. В 2005 году, даже Ангела Меркель, только что избранная Канцлером Германии, решила поиграть в ближневосточного специалиста по заключению сделок, но, при всей мудрости этой дамы, ей пришлось быстро переключиться на другие вопросы.

Мир никогда не обсуждается, он только навязывается


Есть множество причин, почему проиграли все эти специалисты по сделкам

Первая – состоит в том, что мир никогда не обсуждается, а всегда навязывается стороной, одержавшей победу в войне. В истории нет ни одного случая, который был бы повествованием о бесчисленных войнах, в которых аутсайдер навязывал бы мир не готовым к нему воюющим сторонам.

Вторая причина заключается в том, что посторонние специалисты по сделкам имеют свои интересы и повестки дня, которые делают уже запутанную сетку еще более запутанной. Например, в случае с американскими специалистами по заключению сделок: как получить еврейские голоса в США без того, чтобы разозлить арабов, которые продают нам нефть и покупают у нас оружие?

Третья причина заключается в том, что сторонники сделки не полностью осознают важность статус-кво, реальность на местах. Всякий раз, когда статус-кво, по крайней мере, терпим для обеих воюющих сторон, желание рисковать им в надежде на неопределенный мир уменьшается. Многие люди в мире живут со статус-кво, который они не считают идеальным.

Россия и Япония сосуществуют, торгуют друг с другом и поддерживают правильные отношения, несмотря на то, что они технически находятся в состоянии войны при оккупации Россией частей Курильских островов.

Китай и Индия сосуществуют, несмотря на китайскую аннексию крупных индийских территорий вдоль границы.

Боливия и Чили по-прежнему технически находятся в состоянии войны из-за чилийской аннексии доступа Боливии к океану. По подсчету, не менее 89 из 198 членов Организации Объединенных Наций участвуют в территориальных спорах или являются родиной релаксирующих, а иногда и сепаратистских меньшинств.

Если мы добавим ирредентистские мечты и утверждения, связанные с мифами или историей, почти все члены ООН спорят со своими соседями. Я не встречал мексиканца, который бы не считал, что Калифорния и Техас принадлежат Мексике. Вы также не найдете много сербов, готовых забыть Приштину, их «святой город», теперь находящийся в руках албанцев-мусульман. И есть немногие иранцы, которые не чувствуют грусти, что Багдад, место их древней столицы Ктесифон, является теперь арабским мегаполисом.

Счастливее со статус-кво?


Наконец, что еще более важно, не может быть никакой сделки и никакого мира, если и пока те, кто участвует в конфликте, этого не желают. Без такого желания, лучшее, чего можно было бы достичь - это перемирие, позволяющее сосуществовать - жить и наполовину жить, как выразился англо-американский поэт Элиот.

Есть одна вещь, которую Трамп, специалист по сделкам, может сделать. Он может попросить израильтян и палестинцев разработать соглашение, каждый в своем лагере, с тем, что они точно хотят, и сообщить ему.

Мое мнение состоит в том, что в этот момент ни одна из сторон не сможет сформулировать какое-либо соглашение в своем собственном лагере относительно того, какую сделку они готовы принять. А это, по крайней мере, косвенно, означает, что оба они более счастливы со статус-кво, чем с продолжением «мирного процесса», который никогда не сможет привести к миру, а теперь уже не является даже процессом.

Амир Тахери, бывший редактор главной иранской газеты Kayhan до иранской революции 1979 года, известный писатель, живет в Европе. Статья впервые была опубликована в газете Asharq Al Awsat.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ