"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Истерика по поводу польского закона


Гершон Хакоен

Центр Стратегических Исследований Бегина-Садата (BESA), Доклад № 785, 3 апреля 2018

Резюме: Вся суть сионизма как национально-освободительного движения заключается в возвращении еврейского народа в историю в качестве суверенного игрока, как государства среди государств. По этой причине, поскольку Холокост не является оправданием его суверенного существования, реакция Израиля на польский закон, запрещающий обвинять поляков в их соучастии в нацистских преступлениях, должна опираться на прагматическое рассмотрение изменений на политической арене.

Острота реакции в Израиле на «закон о польских лагерях смерти», который запрещает обвинять польский народ в каком-либо соучастии в преступлениях нацистов, обнажил чувствительный нерв в израильском коллективном сознании. Еврейские граждане страны, конечно, помнят о Холокосте, но по этому вопросу реакция левых была более громкой. В частности, они утверждали, что поскольку Холокост является оправданием существования Израиля, польский закон требует особо жесткой реакции.

Это утверждение, однако, находится, как нельзя дальше от истины. Хотя Холокост, несомненно, травматическое и ключевое событие в еврейской истории, он не был и не может быть оправданием существования государства Израиль.
«Чем было слово "холокост" за два года до Холокоста?»,
- задает вопрос поэт Меир Визельтье. Тоска по Сиону, напротив, существовала задолго до основания сионистского движения в конце девятнадцатого века. Как сказал Теодор Герцль в своем заключительном обращении к Шестому сионистскому конгрессу в Базеле в августе 1903 года: 
«Я хочу сейчас произнести на языке наших предков древнее утешение, которое является для меня также обязательством: "Если я забуду тебя, Иерусалим, да отсохнет моя правая рука».
На практике, однако, когда речь заходит о государственных церемониях для официальных иностранных гостей, необходимый визит в Яд Вашем создает (неправильное) впечатление, что государство Израиль родилось из-за Холокоста. ЦАХАЛ придает Холокосту такой же важный акцент, что я сам наблюдал, посетив обед для делегации американских генералов несколько лет назад. Израильский генерал, который проводил это мероприятие, сказал своим гостям, что «завтра вы посетите Яд Вашем и поймете историю государства Израиль». Я возразил его утверждению, сказав, что если бы сионистская история была только о том, чтобы найти безопасное убежище для преследуемых евреев, то тогда Бруклин явился бы не менее адекватной альтернативой Земле Израиля. В отсутствии тысячелетней привязанности еврейского народа к своей родине, нет никакого оправдания для существования государства Израиль, что отцы-основатели сионизма объясняли за десятилетия до Холокоста, и как заметила Лига Наций в своем решении 1922 года предоставить Британии мандат на создание еврейского национального дома в Палестине.

В своей книге «Между правом и правом», израильский писатель А.Б. Иегошуа отвергает библейское / религиозное оправдание существованию Израиля на том основании, что оно «может иметь силу для самого религиозного человека, но оно не имеет морального значения для того, кто не только не является религиозным, но даже евреем». Аналогичным образом, утверждает он, историческая привязанность к Земле Израиля не может дать право на возвращение и лишение наследия тех, кто там уже живет. Все, что может являться оправданием для сионистских усилий, по мнению Иегошуа, заключается в праве, основанном на еврейском преследовании. А что может предложить более серьезный пример таких преследований, чем Холокост?

Однако в сионистской концепции даже в то время, когда бедствие в значительной степени стимулировало евреев к эмиграции в Израиль, Земля Израиля была историческим национальным домом для всего еврейского народа, а не местом убежища для преследуемых евреев. Существует очень широкий разрыв между целью Давида Бен-Гуриона «полного и окончательного искупления еврейского народа на своей земле, сбора изгнанников, национального суверенитета» и предоставления убежища бездомному и преследуемому народу.

Если бы физическая безопасность была единственным, чего добивались израильские евреи, то можно было бы утверждать, что, несмотря на технологическую и военную мощь Израиля, все, к чему он пришел за 70 лет своего существования - это замена одного вида экзистенциальной угрозы (например, погромов и попыток геноцида) другой угрозой (например, иранской ядерной программой). Однако, согласно сионистской идее, которая десятилетиями принималась без всяких сомнений, целью еврейского народа на земле Израиля является не поиск убежища, а восстановление национального дома. Безопасность может быть важным побочным продуктом еврейской государственности, но не ее целью.

Суть сионизма как национально-освободительного движения – это возвращение еврейского народа в историю как суверенного игрока – государства среди государств. Поскольку Холокост не является оправданием его суверенного существования, ответ Израиля на польский закон должен учитывать прагматическое отношение к переменам на политической арене.

Генерал-майор (в отставке) Гершон Хакоен является старшим научным сотрудником Центра стратегических исследований Бегина-Садата. Он 42 года прослужил в ЦАХАЛе. Командовал войсками в войнах с Египтом и Сирией. Он является также бывшим командиром корпуса и командиром военных колледжей ЦАХАЛа.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё