"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Три пути, которыми Обама вызвал сирийскую катастрофу

Главный радикал поддерживал не только одного монстра. Он поддержал двоих.



Дэниэл Гринфилд, 9 апреля 2018

Обаме, как никому другому, принадлежит авторство катастрофы в Сирии. Его три политические линии пересеклись, вызвав кровопролитие, разрушения и ужасы.

1. Выход из Ирака

2. Арабская весна

3. Иранская сделка

Выход Обамы из Ирака повернул эту страну лицом к Ирану и ИГИЛ. Напряженность между марионеточным режимом шиитов в Багдаде (на поддержке которого настаивал Обама) и суннитским населением вызвала цикл насилия, который привел страну к кровавой гражданской войне между шиитскими ополченцами и Аль-Каидой в Ираке.

Крах разношенстной иракской армии позволил Аль-Каиде захватить огромные территории. И ИГИЛ, и Иран начали перекраивать Ирак в свои собственные этнически очищенные владения.

Затем Арабская весна позволила суннитским силам Мусульманского братства захватить власть в странах по всему региону. В отличие от Египта и Туниса, правительства которых попали под давление Белого дома и Ливии, в которую Обама вторгся и бомбил, иранцы и русские не порывали со своими сирийскими союзниками.

Гражданская война перекинулась с Ирака на Сирию. Первоначально Обама поддержал ополчения суннитского братства. Эти группы представляли себя свободными, светскими и демократическими. На деле ничего подобного не было. Однако, поскольку Ливия и Йемен превратились в катастрофу, а сирийские ополченцы требовали прямого военного вмешательства, Обама вместо этого обратился к Ирану. С суннитскими исламистами не сработало, поэтому он заключил сделку с шиитами.

Новая сделка Обамы с Ираном была запечатана целым состоянием в незаконной валюте, доставленной в немаркированных грузовых самолетах, что явилось виртуальным открытым чеком для иранской ядерной пролграммы, провалом санкций и отмены поддержки суннитских ополчений в Сирии. А это предоставило Ирану свободу действий в Сирии.

Если вы хотите понять, почему Сирия стала районом катастрофы, то для этого были эти три причины.

Обама укрепил ИГИЛ и Иран рядом с Сирией. Затем он укрепил Мусульманское братство и ополчения Аль-Каиды в Сирии. А затем он окончательно укрепил Иран, Асада и Россию в Сирии.

Если бы он намеревался причинить как можно больше смертей и разрушений в Сирии, он бы не смог причинить больше  ущерба, не сбросив ядерные бомбы или не ведя пропагандистскую кампанию в её крупных городах.

Каждый крупный террорист в Сирии был наделен полномочиями ужасными решениями Обамы.

ИГИЛ и иранский экспансионизм выросли в вакууме, который был создан его политикой. Он поддерживал боевые действия Братства и Аль-Каиды с помощью подготовки, политической поддержки и поставок оружия. А затем он вознамерился создать еще один вакуум, который позволил бы Ирану захватить регион и выполнить ту работу, которую он не хотел делать.

Сирия как раз является кульминацией целого ряда плохих решений, направленных единой катастрофической философией.

Внешняя политика Обамы была левым ответом на 9/11 и войну в Ираке. Его центральное предположение заключалось в том, что исламский терроризм возник из-за наших ошибок. Исламские террористы нападали на нас из-за нашей поддержки правительств Египта и Саудовской Аравии. Эта идея была неявно выражена в его речи в Ираке.
«Давайте бороться за то, чтобы наши так называемые союзники на Ближнем Востоке, саудиты и египтяне перестали притеснять свои народы и подавлять инакомыслие, терпимо относиться к коррупции и неравенству и так управлять своей экономикой, что их молодежь вырастает без образования, без перспектив, без надежды, готовыми новобранцами для террористических ячеек», 
- заявил он.

Решением стал выход из Ирака. И лишение наших союзников политической поддержки.

Исламские террористы станут баллотироваться на пост президента, побеждать на выборах, и перестанут быть террористами. Или, по крайней мере, ограничат свой терроризм внутренним и региональным насилием. Больше не будет оправданий для наших «империалистических» военных интервенций в регионе. Такова была «разумная сила» внешней политики Обамы.

Однако все пошло не так.

Альянс между Мусульманским братством, Катаром и режимом Обамы сверг дружественные правительства и заменил их террористическими по всему Ближнему Востоку. Однако народные восстания против исламистского правления в Тунисе и Египте заставили уйти союзников Обамы: Мохаммеда Морси и Рашида Ганнуши. Незаконное вторжение Обамы в Ливию привело ко всему, начиная с возвращения невольничьих рынков до городов ИГИЛ. Мусульманское братство Ливии, вкупе с Аль-Каидой, оказало влияние на террористические ополчения, приведя к нападению в Бенгази.

Другая катастрофа Арабской весны разразилась в Сирии и Йемене. Для начала Иран использовал тягу Братства к власти. Борьба между шиитскими и суннитскими джихадистами опустошила обе страны. Обама хотел, чтобы победило Мусульманское братство, но не хотел продолжать вторжение в эти страны, чтобы это сделать.

Мусульманское Братство не могло взять власть или удержать её без военной поддержки. Хиллари Клинтон говорила, что Обама вторгся в Ливию. Но он больше не хотел войн. Особенно после Ливии.

Когда некоторые из его советников призывали его более активно вмешиваться в Сирию, он не решался.

Лауреат Нобелевской премии мира, который отдыхал по всему миру, не смог найти никого, кроме французов, кто бы фактически поддержал действия в Сирии. И он слишком привык к тыловому лидерству, чтобы брать на себя инициативу. Красная линия была сломана. Он медленно карабкался к действию. А затем бежал, ничтожно обвиняя англичан в собственной трусости, двуличии и нарушенных обещаниях.

Бывший британский премьер-министр, как сообщается, описывает Обаму как одного из «самых нарциссических, поглощённого самим собой человека».

Обама избегал войны, унижая своего госсекретаря и вступая в сговор с русскими. Он увиливал от соблюдения своей красной линии, притворяясь, что Сирия уничтожила свое ОМУ.

Триумфальные пресс-релизы и средства массовой информации утверждали, что всё химическое оружие исчезло.

Эта ложная сделка послужила прецедентом для другой ложной сделки по прекращению собственно иранской программы ОМУ. Обе сделки были в равной степени бесполезны и поддерживались экспертами и журналистами, которые теперь требовали действий против сирийского ОМУ, которое, если вы их слушали, не должно было существовать.
«Значительная угроза силы вызвала вмешательство дипломатии, что привело к чему-то, о чём никто не думал как о возможном", 
- сказал Дерек Холлет, бывший помощник министра обороны по вопросам международной безопасности.

Не было никакой значительной угрозы силы. И была причина, о которой никто не думал, что это возможно. Ее не было.

Русские и иранцы обыграли Обаму. И они продолжали его обыгрывать, но Обама хотел, чтобы его обыграли. Он хотел спасти лицо, перекинув свою катастрофу русским и Ирану.

Он хотел осуществить смену режимов на Ближнем Востоке, но не хотел, чтобы его руки были запачканы.

Все началось с его поддержки суннитских исламских захватов власти. Затем он переключился на поддержку шиитских исламистов.

Как Хиллари сказала однажды: «Какая разница?» Кроме, как для умирающих и мертвых.

Мы поддерживаем монстров.

Это знакомая левацкая критика американской внешней политики во период «холодной войны».

Те же радикалы, которые поддерживали расистских сандинистов, которые скандировали: «Хо Хо Хо Ши Минь, с НФО мы победим» на своих антивоенных митингах и носили красные майки с надписью "Че", утверждая, что мы ошибочно поддерживали анти-коммунистических диктаторов.

Однако левые всегда дважды виновны в своих собственных обвинениях.

В Сирии Обама не просто поддержал монстра. Он поддержал двух. Кровопролитие в Сирии является продуктом решений, которые он принимал. Но он не был удовлетворен поддержкой только одной геноцидной группы исламских фанатиков в священной войне. В одном из самых необычных преступлений он поддержал обе.

И закрыл глаза, и позволил третьему, ИГИЛ, возникнуть.

Обама хотел свергнуть диктаторов, которые были нашими союзниками. И повернулся к Братству, чтобы выполнить эту работу. Когда Братство не смогло противостоять Ирану и ИГИЛ, он обратился к Ирану. Он неоднократно нарушил закон, предоставляя оружие суннитским джихадистам и получая деньги от шиитских джихадистов, запуская одну незаконную войну и угрожая запуском другой, и все это закончилось ужасной катастрофой, от которой он сбежал.

На его руках кровь 500 000 человек.

Дэниэл Гринфилд, сотрудник школы журналистики Шильмана при Центре Свободы, проводит журналистские расследования и пишет материалы, посвященные радикальному левому и исламскому терроризму.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ