"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Действительно ли Франция — союзница Соединенных Штатов?

Президент Франции Эммануэль Макрон выступает на совместном заседании Конгресса США
в Вашингтоне, округ Колумбия, 25 апреля 2018. (Фото: Win McNamee / Getty Images)

Ги Мильер, 13 мая 2018

Во время своего недавнего государственного визита в Вашингтон президент Франции Эммануэль Макрон говорил о «старой дружбе» между Францией и Соединенными Штатами и пытался изобразить себя надежным союзником. Его, по сути, пустые слова должны восприниматься с особой осторожностью.

В сегодняшней Франции происходят частые забастовки в системах общественного транспорта, что ухудшает экономическую активность и создает атмосферу постоянных беспорядков. Теперь беспорядки стали частыми, и каждый протест заканчивается поджогом десятков автомашин и разграблением магазинов. Террористические атаки продолжают иметь место: за последние 6 лет погибло 250 человек, что больше, чем в любой другой европейской стране. В пригородах всех крупных городов быстро растет число "запретных зон". За последние несколько лет в отдельных районах Марселя и Парижа появились бидонвили (трущобные города), построенные нелегальными мигрантами из Африки и Ближнего Востока.

Исламизация царит повсюду. В сотнях мечетей, имамы произносят огненные антизападные речи. Церкви подвергаются вандализму. Быстро растет количество изнасилований. Группы женщин, скрытых покрывалами, ходят по улицам и оскорбляют «нескромных», непокрытых женщин. Тысячи евреев скрываются или бегут из страны.

Правительство, похоже, потеряло всякую надежду на восстановление порядка; оно ограничивается попытками избежать худшего, не будучи уверенным, что такое возможно. Устанавливается климат ползучей покорности.

Коррозия, которая пожирает страну, никак не идентифицируется и беспрепятственно продолжает разрушение.

Когда его спросили в последнее время, что является главной проблемой Франции, французский министр внутренних дел Жерар Коломб стал говорить о чувстве «исключения из жизни общества» у многих «юношей». Он сказал, что решение было «социальным проектом», на который будут потрачены еще миллиарды евро. Коломб не сказал, что сотни миллионов евро уже были выброшены на «социальные проекты», ничего не показавшие взамен. Премьер-министр Франции Эдуард Филипп говорил о необходимости создания центров «дерадикализации», где инструкторы объясняют, что Ислам якобы совместим с «ценностями республики». Он не упомянул о том, что центры «дерадикализации» были созданы много лет назад и не дали никакого эффекта.

Самым важным проектом Макрона было создание новых исламских институтов, по-видимому, для адаптации Франции к Исламу, а не для адаптации Ислама к Франции. Будет еще построено много мечетей, финансируемых за счет налогоплательщиков; откроются кафедры исламской культуры в университетах, откроются центры обучения имамов. Его главный советник по этому вопросу - Хаким Эль Каруи, автор книги "Ислам - религия французов", в которой объясняется, что Ислам в настоящее время является основной религией в стране; что предрассудки не мусульман являются источником большинства проблем, и что помощь мусульманам в получении доступа к более важным должностям во французском обществе имеет чрезвычайную актуальность.

Организации, субсидируемые правительством и Европейским союзом, отслеживают любые намеки на неуважение к мусульманской вере. Применяется запугивание. Журналисты и писатели, критикующие Ислам, подвергаются критике и отстраняются.

Иногда некоторые из них публикуют петиции, чтобы их голоса были услышаны, несмотря на подавление и цензуру. Чаще всего они вызывают только безразличие или гнев нескольких судей. Время от времени им удается создать кратковременный скандал.

Текст, недавно опубликованный в парижской газете, говорил об «исламском антисемитизме» и «этнической чистке», которые преследуют христиан и иудеев во многих областях. Текст подписали триста человек. Те, кто его составлял, тщательно избегали упоминать Ислам, а вместо этого использовали словосочетание «исламистский радикализм».

Стало сразу ясно, что они зашли слишком далеко. Далил Бубакюр, ректор Великой мечети Парижа, сказал, что текст был «безумным» и мерзким. Амар Ласфар, президент «Мусульман Франции» (французский филиал Мусульманских братьев), добавил, что авторы текста - «злобные невежды», оскорбившие всех мусульман. Левые интеллектуалы (многие из которых евреи) опубликовали статью, в которой говорится, что «Ислам не виноват», и что те, кто обвиняют Ислам, создают риск гражданской войны. Молчание быстро восстановилось.

Плюрализм почти полностью исчез. Популярность президента Макрона снижается, а политические партии страны находятся в руинах. Похоже, что население потеряло все ориентиры; ни один лидер не воплощает видение, которое может принести улучшение. Марксист ушел, все еще мечтая о «пролетарской революции», продолжая противоречить крайне правым, погрязнув в неудачных социалистических идеях. К ним относятся увеличение расходов на государственные услуги и призывы к большей «социальной справедливости». Умеренные правые ещё не оправились после своего катастрофического поражения на прошлогодних выборах. Впервые в Пятой республике умеренные правые были исключены из первого тура президентских выборов; они все еще разваливаются.

Повсеместное разрушение страны и истощенное лидерство, которое предположительно должно было управлять страной, также повлияли на внешнюю политику.

Франция способствовала уничтожению Исламского государства в Сирии, однако, когда французские лидеры говорили об этом, они, включая Макрона, кинулись отрицать существование врага. Вместо этого, они использовали арабскую аббревиатуру «Даэш» для Исламского государства в Ираке и Сирии (ИГИЛ) и подчеркивали, что Даэш был не мусульманином, а, предположительно, простым воплощением странной «идеологии».

Участие французских военных в недавней ограниченной бомбардировке заводов по производству химического оружия в Сирии было единодушно подвергнуто критике со стороны французских политиков, заявивших, что Франция не должна вести себя как «пудель Соединенных Штатов» и бомбить «суверенную нацию». Макрон сказал, что это было однократное мероприятие, которое более не повторится.

В Вашингтоне Макрон осудил терроризм в целом, но избегал слов «исламский терроризм». Когда он говорил со студентами, он не скрывал существование ненависти к евреям во Франции, но приписывал ее только крайне правым.

В своем выступлении на Конгрессе, Макрон странно высказался, что теракты - это «цена, которую мы платим за свободу». Он добавил, что хочет, чтобы Франция вносила свой вклад в «прочный мир в единой Сирии». Он ни разу не сказал, что страна полностью опустошена, потеряла половину своего населения и находится под контролем России и Ирана, которые заняты заполнением территории военными базами. Макрон также сказал, несмотря на все доказательства обратного, что с некоторыми изменениями, иранское ядерное соглашение может помешать Ирану создавать ядерное оружие.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху показал миру документы, подтверждающие, что Иран не остановил свою секретную программу по созданию ядерного оружия. Макрон не изменил свою позицию. Он опубликовал заявление, в котором перечислены «шаги, предпринятые в отношении расширенного соглашения о наблюдении за ядерной деятельностью Ирана». Он добавил, что сделка необходима для «обеспечения региональной стабильности и предотвращения эскалации». Это был способ сказать, что Франция предпочитает сохранить соглашение и что она по странности считает регион стабильным.

Макрон молчал во время массовых беспорядков в Иране в декабре 2017 года. Он удовлетворился тем, что отложил официальный визит, который должен был нанести в 2018 году.

Он ни разу не сказал, ни в Вашингтоне, ни где-то еще, что Иран угрожает Израилю и открыто говорит о цели уничтожения еврейского государства с карты.

Он ни разу не упомянул, что Франция имеет тесные деловые связи с Ираном и не проявляет никакого интереса к новым санкциям против Ирана. Французские предприятия, такие, как автопроизводители Renault и PSA, управляют крупными заводами в Иране. Год назад французская нефтяная компания Total и Национальная иранская нефтяная компания подписали контракт на разработку и производство крупнейшего в мире газового месторождения South Pars. Франция предлагает иранским покупателям своих товаров кредиты в евро, чтобы поддержать торговлю, пытаясь вывести свое предложение за рамки возможных новых санкций США.

Более четырех десятилетий Франция не прекращала поддерживать, политически и финансово, «палестинское дело». Все политики знают, что присутствие миллионов мусульман во Франции, устрашающий вес Ислама в стране и гегемонистский дух покорности могут любую позицию, благоприятную для Израиля, сделать причиной общенационального хаоса. Макрон не является исключением.

Каждый раз, когда в Израиле происходит теракт, французское правительство говорит о «цикле насилия», который должен прекратиться, и предупреждает Израиль не реагировать «непропорционально». В пресс-релизах упоминается, что у палестинского народа есть «право на государство».

Более месяца исламское террористическое движение ХАМАС организует марши, чтобы силой прорваться из Газы в Израиль, прекрасно понимая, что силы обороны Израиля будут защищать свою страну, и что захватчики будут расстреляны. Террористы ХАМАСа прячутся за спинами мирных жителей, используя их как человеческие щиты. Посол Америки в ООН Никки Хейли потребовала от ХАМАСа прекратить «использовать людей в качестве пушечного мяса». Франция отреагировала так, как будто ХАМАС не принимал никакого участия. Она настоятельно призывала Израиль «проявлять сдержанность» и уважать право «палестинцев» мирно протестовать. Пока что 200 акров израильских сельскохозяйственных угодий уничтожены «мирными» палестинскими огненными воздушными змеями.

В декабре 2017 года, через несколько часов после того, как президент Трамп объявил о своем решении перенести американское посольство в Израиле в Иерусалим, официальное заявление французского правительства гласило, что посольство Франции в Израиле останется в Тель-Авиве, и что «Восточный Иерусалим» должен быть столице будущего «палестинского государства». Макрон позвонил президенту Турции, Реджепу Тайипу Эрдогану. Вместе они решили попытаться убедить президента Трампа пересмотреть свое решение. После этого, Макрон заявил, что решение президента Трампа якобы «противоречит международному праву», и что Соединенные Штаты потеряли свою позицию «честного посредника» на Ближнем Востоке. Фактически же, перенос посольства не «идет вразрез с международным правом».

Когда премьер-министр Биньямин Нетаньяху находился в Париже в декабре 2017 года, Макрон сказал ему дипломатично, чтобы Израиль прекратил «колонизацию палестинских территорий».

Несколькими месяцами ранее Макрон приветствовал Махмуда Аббаса в Париже и подчеркнул, что Франция «знает» о постоянной приверженности Аббаса миру и «ненасилию». Он поцеловался с Махмудом Аббасом так же тепло, как и с Дональдом Трампом в Белом доме. Он не отреагировал на недавнее антисемитское заявление Аббаса. Когда Аббас хвалил убийц евреев, Макрон ни разу ничего не сказал.

Американская делегация из 250 человек приедет в Иерусалим 14 мая, чтобы открыть посольство США. Официального представителя Франции не будет. Франция бойкотирует церемонию.

В конце своих разоблачений об иранских ядерных проектах, премьер-министр Израиля Нетаньяху сказал, что он считает, что президент Трамп «правильно поступает». 8 мая президент Трамп объявил о своем решении выйти из иранского ядерного соглашения и восстановить санкции против Ирана. Президент Ирана Хасан Рухани ответил, что «иранское обогащение урана будет возобновлено», и что Иран сейчас будет вести переговоры со странами, оставшимися в соглашении.

Макрон сказал, что он «сожалеет» о решении президента Трампа и добавил нелогично, что «на карту поставлена международная борьба против ядерного распространения». Недавно он говорил о «риске войны», не замечая, что Иран уже ведет войны на большей части Ближнего Востока -в Ираке, Сирии, Йемене и Ливане, и даже со своими гражданами.

В совместном заявлении Макрон, канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Великобритании Тереза Мэй рассказали о своей «постоянной приверженности» сделке и добавили, что Иран «выполняет свои обязательства по сделке». Они упустили из виду, что эти «обязательства» были, мягко говоря, минимальными.

Макрону будет сложно повторить, что он является союзником Соединенных Штатов или что он надежен. К сожалению, Макрону, Мэй и Меркель также будет трудно скрыть, что они являются умиротворителями Ислама и слабыми командующими стран, которые им позволяют разрушать.

Доктор Ги Мильер, профессор Парижского университета, является автором 27 книг по Франции и Европе.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё