"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Марш Великого обмана на границе Газы

Image result for Gaza Strip

Ноа Бек, 4 мая 2018

Что бы сделали США, если бы 30 000 мексиканцев, организованных известной террористической группой, приблизились к границе Техаса, требуя своего возвращения в дома своих предков, причем многие из протестующих бросали бы камни и коктейли Молотова, имели бы при себе резаки для забора, запускали бы горящих воздушных змеев для поджога территории США вблизи границы, жгли бы шины и даже применяли бы огнестрельное оружие против американских сотрудников пограничной службы?

Если бы США применили силу для защиты своей границы от такого «мирного протеста», какой был бы процент от 30 000 мексиканцев убитых и раненых? Больше или меньше 40 (почти 0,13%)? И как бы мировые СМИ и правозащитные организации осветили эти инциденты?

Теперь посмотрим на реакцию на защиту Израильской суверенной границы от такого рода нападений, получивших название «Марш великого возвращения» и организованных террористической организацией ХАМАС. ХАМАС признал, что по меньшей мере, пять его членов были среди убитых в марше. Число террористов, вовлеченных в соответствующее насилие, вероятно, намного выше. По данным Информационного центра по разведке и терроризму Меира Амита, «32 из 40 убитых палестинцев (80%), были оперативными террористическими агентами или лицами, связанными с ними».

Если бы «Марш великого возвращения» имел хоть долю правды, то организованное Хамасом пропагандистское наступление было бы названо «Маршем Великого Обмана», потому что оно полностью основано на обмане. Невероятно, но 6 апреля советник Махмуда Аббаса, лидера Палестинской администрации (ПА), сам подчеркнул обманный характер марша, обвинив ХАМАС в том, что он «продает иллюзии, торгует страданиями и кровью». Махмуд аль-Хаббаш, Советник Аббаса по делам Ислама и Верховный шариатский судья, произнес проповедь, передававшуюся по официальному телеканалу ПА в присутствии Аббаса, в которой Аль-Хаббаш обвинил ХАМАС в намеренной отправке палестинцев в Газу, чтобы они "пошли и погибли" только для того, чтобы у ХАМАСа была история о погибших палестинцах для «телевидения и средств массовой информации».

ХАМАС имеет долгую историю использования человеческих щитов для увеличения потерь в Газе, чтобы тем самым испортить имидж Израиля. Как показала каждая из последних трех войн Израиля против Газы, чем больше ХАМАС произведет жертв в Газе, тем легче будет запятнать Израиль в СМИ и у их потребителей. Такая демонизация выполняет более широкую задачу юридической делегитимации Израиля с применением правовых мер на международных форумах и экономически, посредством бойкотов, изъятий и санкций (БИС).

ХАМАС знает, что большинство наблюдателей сосредоточатся на картинах раненых и убитых жителях Газы, вместо того, чтобы обвинять ХАМАС в том, что он отправил детей к милитаризованной границе. Совершенно очевидно, что не было бы никакого риска спровоцировать силовую реакцию со стороны израильских пограничных сил, если бы протесты мирно проводились на расстоянии не менее 500 метров от границы. Однако протестующие активно пытались повредить сам пограничный забор, одновременно угрожая израильтянам с другой стороны. Они что, ожидали объятий и цветов?

Но больше всего так называемый «Марш великого возвращения» обманул самих палестинцев, порождая в них надежду, что они могут вернуться в какие-то дома или на территории современного Израиля, которые их предки оккупировали до 1948 года. Разве израильские евреи когда-нибудь требовали «возвращения» в миллионы домов, потерянных их предками в Европе во время Холокоста или в арабском и мусульманском мире, из которых между 1940-х и 1970 было перемещено около миллиона преследуемых евреев? Вместо этого, евреи приняли жестокость истории и сосредоточили свою энергию на построении яркого государства на клочке земли, который был им дан в 1948 году.

В то же время, жители Газы, получив историческую возможность после одностороннего ухода Израиля оттуда в 2005 году, доказать, что они могут принять участие в ответственном и мирном государственном строительстве, решили превратить сектор Газа в Сомали, а не в Сингапур. Вместо того, чтобы выбрать сосуществование и сотрудничество, ХАМАС стал насаждать культуру ненависти к Израилю, отвлекая ресурсы Газы на террористические ракеты и штурмовые туннели, даже после инициирования и проигрыша трех войн против Израиля в течение семи лет (в 2008, 2012 и 2014 годах).

Плохое управление имеет последствия, что жители Газы поняли по нехватке рабочих мест, электричества, плохой санитарии и отсутствию товаров первой необходимости, которыми Хамас не смог их обеспечить.

Тем не менее, мировая реакция на «протесты» в секторе Газа показывает, насколько "Марш Великого Обмана” преуспел в надувательстве многих, которые, в конечном итоге, обвинили Израиль, игнорируя роль Хамаса в насилии, а в более широком плане, давая ХАМАСу пропуск для его жестокости, коррупции и катастрофической политики.

Правозащитная организация Amnesty International недавно призвала к эмбарго на поставки оружия Израилю, утверждая, что Израиль «убил и ранил мирных жителей, устроивших демонстрацию в Газе, с помощью израильских сил, несмотря на то, что они не представляли непосредственной угрозы».

Если даже палестинские лидеры видят насквозь уловку ХАМАСа, то почему Амнистия, ООН, Нью-Йорк Таймс, Берни Сандерс и многие другие так плохо понимают, что происходит на самом деле?

Их реакция не учитывает ни историю, ни контекст, а показывают, как мало израильтяне могут полагаться на заверения тех, кто оказывает на них давление с целью вынудить пойти на уступки заклятым врагам Израиля.

Почему нет сопоставимого возмущения в отношении недавних действий Турции в Африне, например, где погибло намного больше (500 гражданских лиц) и не менее 150 000 человек были перемещены. Может быть, потому, что палестинцы каким-то образом заслуживают уникального сочувствия?

Но почему тогда убийство 36 палестинских мирных жителей, погибших в течение десяти последних дней боевых действий в Ярмуке, Сирия, в результате которых было произведено около 5 000 палестинских беженцев, сопровождалось таким оглушительным молчанием?

Возможно, потому, что газета «Нью-Йорк Таймс», например, уделила почти в четыре раза больше внимания Газе, чем Ярмуку. Сравнивая охват Таймс этих двух зон конфликта, начиная с 17 апреля (когда начались боевые действия в Ярмуке) до 30 апреля, получаем поразительные результаты:

-Ярмуку посвящено 22 статьи и ни одного обзора;

-Газе посвящена 81 статья, в том числе, по меньшей мере, 3 обзора

Помещая в перспективу искаженное внимание газеты Times, отметим, что с 2011 года в Сирии было убито почти 4 000 палестинцев, что примерно в два раза больше числа жителей Газы, вместе с террористами, убитыми во всех конфликтах с Израилем за тот же период. Такие цифры, в сочетании с хорошо документированным и сильно предвзятым отношением Таймс к Израилю, свидетельствуют о том, что непропорциональный охват больше обусловлен враждебным отношением к Израилю, чем каким-то сочувствием к страданиям палестинцев.

Была статья о вере европейских и американских «прогрессистов», что конфликт Израиля с палестинцами может быть разрешен, если только Израиль уйдет с территорий, которые он завоевал в 1967 оду, после того как окружающие арабские армии угрожали уничтожить страну размером с Нью-Джерси. Чтобы проверить эту идею и в надежде улучшить отношения с жителями Газы, Израиль в 2005 году в одностороннем порядке вышел из сектора Газа.

Правые израильтяне утверждали, что такой шаг будет воспринят как признак капитуляции от слабости и вакуума власти, созданных "размежеванием", как был назван выход из Газы в 2005 году, который будет быстро заполнен экстремистами, которые используют свою новообретенную свободу для нападения на Израиль.

Левые израильтяне утверждали, что, взятие на себя большого риска для улучшения отношений и, в конечном итоге, мира с Газой, укрепит международное положение Израиля. Те, кто поддерживал размежевание, также утверждали, что это принесет Израилю мировую поддержку в случае, если израильской армии придется защищать свою границу с территорией Газы, из которой она вышла.

Марш Великого Обмана показывает, насколько правые были правы.

Ноа Бек является автором книги «Последние израильтяне», апокалиптического романа об иранском ядерном оружии и других геополитических проблемах на Ближнем Востоке.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ