"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Разногласия в Тегеране по поводу списка требований Помпео

Госсекретарь США Майк Помпео. (Фото: Гейдж Скидмор / Фликр)

Амир Тахери, 28 мая 2018

С первого взгляда новая американская «дорожная карта» по Ирану, изложенная госсекретарем Майком Помпео на прошлой неделе, выглядит как рецепт для смены режима в Тегеране. Это мнение отражено в первоначальных комментариях Европейского союза по поводу списка требований из 12 пунктов, представленного Помпео в Фонде наследия в Вашингтоне.

Как министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, так и внешняя политика пресс-секретаря ЕС Могерини, утверждают, что выходя р за рамки спорной «ядерной сделки» с Ираном (известной как Совместный всеобъемлющий план действий - СВПД), Помпео, возможно, следует тайному плану в отношении иранского режима.

Такое утверждение не так уж и фантастично. Как Помпео, так и новый советник президента США по национальной безопасности, Джон Болтон, выступают сторонниками смены режима в Иране более двух десятилетий.

Однако пристальный взгляд на «дорожную карту» Помпео показывает более сложный подход.

Помпео пытался связать ядерный вопрос с более широким вопросом о поведении Ирана, поскольку оно касается интересов Соединенных Штатов и их союзников.

Причину такого подхода нетрудно угадать. Если бы Исламская Республика не угрожала этим интересам, то не имело бы значения, есть ли у нее ядерная программа и приобретает ли она ядерный арсенал.

Первые четыре требования, представленные Помпео, касаются ядерного проекта Ирана и были уже частично освещены в «ядерной сделке», разработанной президентом Бараком Обамой.

Первое требование, чтобы Иран сообщал обо всех предыдущих военных аспектах своего проекта Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ), подпадает под действие Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), одним из подписавших который является Иран. Не требуя от Ирана соблюдения этого договора во время переговоров по «ядерной сделке», Обама фактически ослабил его.

Помпео хочет исправить эту ошибку и восстановить грани ДНЯО, которые он потерял, благодаря нестандартной дипломатии Обамы.

Второе требование Помпео - «прекратить обогащение урана, никогда не заниматься переработкой плутония и закрыть его реактор тяжелой воды», также должно быть легко принято Ираном, при условии, что оно не содержит тайной программы, направленной на создание ядерного оружия.
«Сейчас Ирану совершенно бесполезен уран, который он обогащает до уровня ниже 5 процентов», 
- говорит один из иранских исследователей Хомаюн Накиби. 
«Прекращение такого обогащения вообще не нанесет никакого ущерба ни одному аспекту экономики Ирана».
Что касается производства плутония, Иран уже отказался от планов строительства завода по производству тяжелой воды и ведет переговоры с Китаем о перепроектировании объекта в Араке подальше от всякой возможной военной функции. Само собой, Помпео требует, чтобы Иран законсервировал завод в Араке, тогда как Иран пытается использовать его в невоенных целях. Но даже в этом вопросе компромисс не может быть полностью исключен.

Третье требование Помпео, чтобы Иран позволил инспекторам МАГАТЭ направляться туда, куда он сочтет необходимым, также закреплен в правилах МАГАТЭ и ДНЯО. Обама нарушил правила МАГАТЭ и ДНЯО, чтобы угодить Ирану, и придумал «способ», в соответствии с которым Иран и МАГАТЭ должны согласовать объекты, подлежащие инспекции. Помпео хочет восстановить законность взаимодействия с Ираном.

Четвертое требование Помпео заключается в том, чтобы Иран прекратил разработку баллистических ракет и производство ракет, способных нести ядерные боеголовки. Этот пункт не включен в СВПД, но упомянут в седьмой резолюции, принятой Советом Безопасности ООН по ядерному проекту Ирана. Здесь также соблюдение не должно быть сложным. Иран уже публично объявил о замораживании своего ракетного проекта свыше уже достигнутого диапазона в 2400 километров.

Однако весь диапазон ракет средней дальности, уже находящихся на складе, вызывает обеспокоенность из-за их относительно легкой полезной нагрузки, в среднем 75 кг. Такие ракеты могут иметь смысл, если их полезная нагрузка является ядерной или химической. Вынос 75 кг обычных взрывчатых веществ за пределы поля боя не имеет смысла в военном плане. Здесь Обама решил посмотреть сквозь пальцы, оставив Ирану дверь открытой для всяких спекуляций относительно его реального намерения в разработке ракет, которые имели бы смысл только в рамках стратегии ядерного оружия.

Требование Помпео устраняет такую двусмысленность на благо всех сторон.

Пятое требование Помпео, освобождение американских и союзных заложников, не является ни диковинной, ни трудной для выполнения. В настоящее время Иран удерживает 32 заложника. Никто не был, как полагается, обвинен, не говоря уже о предании суду и признании виновности. По крайней мере, 10 из них - граждане США и Великобритании, были энтузиастами установления Исламской республики в Америке и Британии. Среди них есть основатели Национального иранского американского совета (NIAC), лоббистской группы, созданной и финансируемой Тегераном, чтобы помочь Исламской Республике обойти санкции, введенные ООН, США и ЕС.
«Помпео просит Тегеран освободить его собственных лоббистов», 
- говорит Манучер Разави, бизнесмен, который помогал иранскому лобби в США и Великобритании.

Шестое требование Помпео касается прекращения иранской поддержки «террористических групп», таких как ливанский филиал «Хезболлы», «Палестинский исламский джихад» и «ХАМАС».

Здесь также обвинение США в «империалистическом поведении» неуместно.

Помпео требует именно того, что неоднократно требовали Совет Безопасности ООН и Европейский союз после того, как в качестве террористических организаций были назначены Хезболла, Исламский джихад и ХАМАС. Даже, если Помпео ничего не сказал бы об этом, Иран, как член Организации Объединенных Наций, уже давно должен был прекратить поддержку этих групп.

Седьмое требование Помпео может находиться в процессе выполнения, благодаря событиям внутри самого Ирака и за пределами его контроля. На своих последних всеобщих выборах иракцы фактически проголосовали за независимость, нанеся сокрушительное поражение партиям, группам и лицам, бывшим в подчинении у Тегерана. По словам звездного репортера, Али Джаванмарди, на прошлой неделе генерал Кассем Солеймани, человек Ирана, ответственный за «экспорт революции», должен был бежать из Багдада под покровом темноты после того, как его миссия по созданию про-тегеранской правительственной коалиции, потерпела провал. Опасаясь за свою безопасность, он был вынужден бежать в Сулейманию, где курдская фракция, все еще преданная Тегерану, дала ему убежище по пути обратно в Иран.

Тегеран отказался от своего первоначально враждебного подхода к результатам выборов в Ираке, которые ставили в список победителей фракцию, возглавляемую Муктадой Садром. В течение 48 часов официальные нападки СМИ на Садра прекратились, а во вторник посол Ирана в Багдаде, Ирай Масгеди, воздал должное Садру как «большому и уважаемому лидеру». В среду официальное информационное агентство IRNA дало лестное изображение Садра, утверждая, что иракский священнослужитель имел «тесные связи» с иранским «верховным руководством». Это было признаком того, что Исламская Республика готова к приходу нового иракского правительства во главе со сторонниками Садра.

Независимо от того, что произойдет с новой возможностью кризиса, созданной Помпео, одно можно сказать определенно: отсчет времени для ослабления влияния Ирана в Ираке уже начался. Что касается разоружения иракского ополчения, то это будет одной из ключевых задач следующего правительства в Багдаде, поскольку к ней привязаны все возможные компоненты следующей коалиции.

Восьмое требование Помпео, прекращение поддержки повстанцев хути в Йемене, уже получает поддержку внутри самого Ирана. Фактически, согласно источникам Ирана и ЕС, сворачивание поддержки хути было одним из «подсластителей», который министр иностранных дел Исламской Республики, Джавад Зариф, предложил своим коллегам из ЕС на встрече в начале этого месяца в Брюсселе.

Предлагаемый иранский «план» частично основан на плане, разработанном министром иностранных дел Великобритании сэром Аланом Дунканом и Кувейтом более года назад.

Девятое требование Помпео о том, чтобы Иран вывел свои силы из Сирии, уже поддерживается Россией, по крайней мере, неявно, в то время как ЕС будет трудно противостоять ему. В какой-то момент Иран может признать, что его грандиозные проекты по Сирии никогда не будут реализованы, и что нет смысла держать силы в месте, где, без воздушного прикрытия, они будут легкой добычей для нападений.

Требование о выводе из Сирии было одним из самых популярных лозунгов, скандированных миллионами протестующих против режима в более чем 150 городах Ирана с декабря прошлого года. Выйдя из Сирии, хомейнистский истеблишмент сможет разоружить некоторых своих критиков внутри Ирана.

Нехватка наличных средств также становится все более важным элементом, поскольку Ирану сложнее и труднее поддерживать около 80 000 человек, в том числе ливанских, афганских и пакистанских наемников в игре, которую контролируют Россия и США.

Последние два требования Помпео носят расплывчатый и общий характер, чтобы их было трудно выполнить. Поддержка Ираном талибов в Афганистане всегда была временной и случайной. Его последняя операция в Фарахе, афганской провинции на границе с Ираном, была больше направлена на разжигание проблем в ответ на решение Кабула сократить долю Ирана в водах реки Хирман.

Требование, чтобы Иран прекратил угрожать Израилю уничтожением и прекратил ракетные атаки на Саудовскую Аравию, может оказаться более сложным. Однако смягчение тона пропаганды против Израиля должно быть нетрудным и уже неоднократно случалось в прошлом. Что касается ракетных атак на саудовское королевство, решение о прекращении вмешательства в дела хути в Йемене достигнет этой цели.

Хорошие новости для хомейнистского истеблишмента и плохие новости для их противников внутри Ирана состоят в том, что в списке требований Помпео не упоминается уважение прав человека или, по крайней мере, прекращение репрессий внутри Ирана.

Это показывает, что, вопреки утверждениям, Помпео стремится к изменению поведения Тегерана по ряду специфических вопросов внешней политики, а не к смене режима. При этом он заканчивает политику Обамы по активной поддержке режима в Тегеране, не обещая прямого участия США в борьбе за власть внутри Ирана. С небольшими вариациями это именно то, что президент Трамп предложил Ким Юнг-уну. Северокорейский деспот был разумным или, по крайней мере, достаточно предусмотрительным, чтобы согласиться в принципе.

Нам предстоит увидеть, что будет делать "верховный лидер" Али Хаменеи, признанный поклонник Северной Кореи, если ему предложат подобную сделку. На этот момент, наилучшая отгадка заключается в том, что Хаменеи будет пытаться скорее тянуть время, чем провоцировать американцев на более жесткие меры против его режима. Это видно из ряда официальных заявлений и комментариев по список Помпео из 12 пунктов. Редакционная статья, опубликованная официальным информационным агентством IRNA в среду, пытается убедить, как США, так и Израиль в том, что иранские силы в Сирии и Ливане, включая Хезболлу, «не будут предпринимать никаких действий против кого-либо, если на них не нападут». Другими словами, соглашение о прекращении огня, заключенное с Израилем через посредничество Франции в 2006, остается по-прежнему в силе, что касается Ирана и его ливанских ополченцев.

Чтобы оправдать прекращение огня, редакционная статья утверждает, что «сионистский режим находится на скользком склоне к разрушению» и непременно «исчезнет в будущем», поэтому подразумевается, что нет никаких причин для осуществления Ираном военных действий.

Та же тему обыгрывает генерал Яхья Рахим-Сафави, бывший командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) и нынешний главный военный советник Хаменеи.
«Мы присутствуем в Ираке и Сирии только в качестве советников, не участвующих в каких-либо боевых действиях», 
- сказал он в своем выступлении в Хоррамшаре во вторник. 
«Наша стратегия не включает проведения агрессивных действий».
Ежедневная газета Кейхан, отражая взгляды Хаменеи, занимает аналогичную позицию по Йемену и Афганистану.
«Мы всегда говорили, что решение по Йемену может быть только политическим», - говорится в редакционной статье в среду. «Утверждение, что Иран помогает талибам, просто смешно».
Некоторые голоса прямо поднимаются, чтобы побудить руководство искать взаимопонимания с США, и не «впадать в ловушку конфронтации».

В понедельник IRNA провела интервью с политологом Али-Резой Алави-Панах, призвав Рухани «проанализировать аспекты нашей политики». Не назвав Хаменеи, она даже предложила, обойти «верховного лидера». 
"Президент, - сказал он, "не должен искать разрешения для изменения политики".
В то же время ведущий «реформистский» теоретик Саид Каджарян предупредил, что, если Рухани не воспользуется возможностью показать альтернативный путь, он потеряет всякую поддержку, которую «реформистское движение» все еще имеет в обществе.

Аргументом является то, что, если люди будут полностью информированы о реальной стоимости нынешней политики, включая вмешательство в дела других стран, они не поддержат стратегию «экспорта революции», как это обозначил генерал Сулеймани.

Консенсус может сформироваться вокруг необходимости сохранения режима, даже если это означает, что придется пойти на унижение и потерять лицо.
«Приоритетом является защита исламской системы», - говорит аятолла Джафар Собани. «Мы не должны доверять неверным европейцам, защищать наш порядок и не вступать в неравный бой, который мы в настоящее время не можем выиграть».
На прошлой неделе, собрав 220 лучших гражданских и военных представителей для обсуждения «12 заповедей Помпео», Хаменеи сказал, что ссора Ирана с США напоминает ему мультфильмы с Томом и Джерри, с Ираном, играющим мышку. 
«Все, что должна сделать мышь, - это уклониться от кошки»,
- сказал аятолла.

Тот факт, что Помпео не упоминал о смене режима, помогает так называемым «соглашателям», которые хотят тактического отступления, пока президентство Трампа не будет потрясено промежуточными выборами в США или не закончится. Тем не менее, все еще есть элементы, жаждущие войны с США. Итог дебатов в Тегеране завис в воздухе.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё