"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Опасность создания палестинского государства для Иордании

Президент Египта Гамаль Насер посредничает в прекращении огня во время Черного сентября
и председателем ООП Арафатом и королем Иордании Хусейном, 1970. (Фото: Wikimedia Commons)
Абе Хаак, 1 июня 2018

Перспективы Центра BESA № 852

РЕЗЮМЕ: Иорданское Хашимитское Королевство проиграет больше, чем любая другая сторона от создания Государства Палестина. Хотя потенциальная опасность и осложнения для Израиля от такого государства могут быть значительными, Иордания столкнется с угрозами как для своей социальной стабильности, так и для её основополагающей идеи, что она управляет арабским населением на обоих берегах одноименной реки. В дополнение к существенным политическим трудностям и проблемам безопасности, которые такое государство создаст для Иордании, оно также может поставить под угрозу его жизнеспособность, сместив центр политического руководства большинства иорданцев от Аммана в Рамаллу.

Становится все более очевидным, что палестинская государственность является отжившей идеей. Несмотря на официальные заявления, главные стороны не слишком заинтересованы ее достижением, и, в первую очередь, ПА.

Однако, если посредством некоторых односторонних действий государство Палестина все же будет объявлено на территории, включающей зоны A и B, последствия (в основном отрицательные) повлияют на Хашимитское Королевство Иордании больше, чем на любую другую сторону, включая Израиль.

Опасности ожидают Королевство на трех уровнях: политическая угроза, угроза безопасности и угроза существованию.

Политическая угроза

С установлением (или объявлением) государства Палестина, напряженность, которая характеризовала отношения между палестинскими организациями и Хашимитским королевством с 1960-х, приобретет институциональную конкретность и превратится в неотъемлемый компонент новой пост-государственной сцены. Недавняя вспышка напряженности из-за управления доступом и безопасностью Храмовой горы служит примером общественного порицания и дипломатического паралича, которые в результате серьезно повлияют на отношения между Израилем и Иорданией.

Израиль и Иордания имеют очень тесные официальные отношения, возможно, самые сильные в регионе. Экономическая интеграция развивается быстрыми темпами, поскольку значительная часть электроэнергии Иордании и поставка воды обеспечивается Израилем. Такое положение находится на пути к такому уровню в обозримом будущем, когда неожиданный срыв приведет к катастрофическим последствиям для Королевства.

Возможно, сотрудничество и интеграция в сфере безопасности имеют такую же важность. В течение многих десятилетий, враги Иордании, как внутренние, так и внешние, должны были считаться с мощной парой сдерживающих факторов при планировании насильственных действий против правительства - передовыми отрядами обороны безоговорочно лояльной иорданской армии, и ошеломительно могучего ЦАХАЛа.

Даже на фоне растущей интеграции, иордано-израильские отношения хронически напряжены из-за авантюризма и неприятия руководства ПА, и эта напряженность резко усилилась бы, обладай палестинское руководство полными правами государства на арабских и международных форумах.

Угроза безопасности

Для предварительного ознакомления с отношениями, которые Иордания будет иметь с государством Палестина через реку, стоит взглянуть на нынешние отношения Египта с ХАМАСом. Основное различие заключается в том, что проблемы Иордании возрастут во много раз по сравнению с теми, от которых Египет страдает сегодня. Причин много:

1. Иорданская граница с Западным берегом более длинная и проницаемая, чем граница между Газой и Синаем.

2. Палестинские политические силы, которые поддерживают ХАМАС, больше представлены и более укоренены в политической жизни Иордании, чем в Египте.

3. Иорданский юг более густонаселен, а некоторые города (особенно, Маан) более радикализированы, чем синайские племена, которые под знаменем ИГИЛ временами отвоевывали у Египта контроль над частями полуострова.

4. Возможно, самое важное, что на культурным, лингвистическом и этническом фоне, различие между египтянами и жителями Газы намного четче выражено, чем между арабами, живущими по обе стороны реки Иордан. В результате малейшая организованная подрывная деятельность или даже небольшие волнения в Иордании будут больше напоминать гражданскую войну. Это будет проверкой лояльности иорданских вооруженных сил, особенно, если Израиль будет рассматриваться в качестве партнера иорданского правительства в таких усилиях.

5. И последнее, но не менее важное: Иордании придется бороться с кошмарами в сфере безопасности, которые, вероятно, начнутся сразу после одностороннего объявления палестинского государства. Такая декларация, вероятно, ускорит решение Израиля о том, чтобы вытащить пробку из коррумпированной и неэффективной ПА, что почти наверняка приведет к ее краху. За этим последует кровавая борьба за верховенство между националистами и исламистами, как это произошло в Газе. Из-за отсутствия непрерывности между многими городами районов А и В, исходом будет не скорая победа ХАМАСа, как это было в 2006 году, а длительная вялотекущая гражданская война с убийствами и спорадическими вспышками массового насилия. Израиль, скорее всего ограничится сдерживанием и предотвращением распространения насилия на зону С и за её пределы.

Независимо от того, кто одержит верх, арабы Западного берега, способные избежать этой кровавой бойни, постараются ее избежать в спешке и уйдут в единственном направлении, открытом для них: на восток, в Иорданию, в результате чего, Королевство столкнется с двумя досадными вариантами: либо абсорбировать еще одну большую волну беспокойных беженцев в систему, которая уже трещит по швам, либо восстановить, с вероятного молчаливого согласия Израиля, ограниченные административные и оборонные прерогативы в отношении пострадавших районов Западного берега, чтобы предотвратить большую гуманитарную катастрофу и массовый исход, который такая катастрофа ускорилась бы.

Экзистенциальная угроза

Можно утверждать, что такие сценарии угроз могут быть решены с помощью иорданского руководства и армии, которые неоднократно демонстрировали устойчивость в кризисных ситуациях большой продолжительности и серьезности. Однако, отодвинув в сторону все ситуационные проблемы, которые декларация палестинского государства создаст для Иордании, перед Королевством неизбежно возникнет качественно более долгосрочная стратегическая угроза от реализации палестинской государственности.

Факт, что большинство палестинцев являются иорданцами, а большинство иорданцев - палестинцами. Точнее сказать: большинство тех, кто самоопределяется как палестинцы внутри и за пределами Иордании, имеют иорданский паспорт (включая Махмуда Аббаса и Халеда Машаля), а большинство жителей Иордании самоопределяются как палестинцы. Это была хроническая головная боль для Иордании с конца 1950-х, когда президент Египта Гамаль Абдель Насер начал активно превращать сепаратистский палестинский национализм в прямой вызов официальной опеке Иордана арабов Западного берега. Проще говоря, предполагаемая палестинская национальная идентичность была результатом египетской кампании против хашимитов, начатой в конце 1950-х и институционализированной с созданием ООП на арабском саммите в Каире в 1964 году.

Эта кампания против хашимитов лежала в основе самой опасной череды кризисов в Иордании в 1959, 1967, 1970-71, 1986 и 1988 годах. Официальное заявление о палестинской государственности перевело бы её на гораздо более опасный уровень по той простой причине, что государство не может долго продержаться, когда большинство его граждан заявляют о национальной принадлежности к соседнему (и, скорее всего, враждебному) государству.

Эту концепцию легко понять. Если, например, большинство граждан Гватемалы, идентифицируют себя как мексиканцы, Гватемала просто превратится в культурного и политического вассала Мексики.

Аналогичным образом, национальную идентичность Иордании и ее политическую жизнеспособность будет трудно поддержать, если большинство ее граждан будут выражать политическую верность соседнему иностранному, хотя и арабскому государству. Такое государство сможет косвенно вмешиваться в дела Иордании, мобилизуя значительную часть ее граждан для осуществления своих целей, если его интересы вступят в конфликт с интересами иорданского правительства.

Оставив в стороне официальную позицию Иордании в отношении конфликта, политический класс в Королевстве должен знать об этих угрозах со стороны будущего палестинского государства, особенно, первых двух. Необходимо также знать, что все здание палестинского национального движения, является политической конструкцией арабских врагов Иордании, которая должна была сделать страну неуправляемой покойным королем Хусейном. По своему происхождению и на практике палестинские националистические организации, независимо от их риторики, являются больше анти-хашимитами, чем анти-сионистами. Эти организации всегда утверждали, что представляют большинство граждан Иордании, что является опасным заявлением для любой страны. Для Иордании такое утверждение становится невыносимым, когда конкретизируется в соседнем государстве, руководство которого последовательно пытается саботировать Хашимитское правление.

По мнению многих иорданцев, объявление о размежевании в 1988 году, которое официально признало ООП единственным представителем «палестинцев» (большинства граждан Иордании), было ошибкой, которая разорвала национальное демографическое единство страны в ответ на арабское политическое давление. Условия, вызвавшие такое давление, теперь исчезли, они отменены. Следовательно, Иордании следует рассмотреть вопрос об отмене объявления (которое, по сути, остается недействительным по сей день, поскольку оно никогда не было ратифицировано парламентом Иордании). Это будет отвечать интересам граждан Иордании на обоих берегах и в интересах мира и стабильности в регионе.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ