"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

«Доктрина Трампа» для Ближнего Востока

Президент Дональд Трамп принимает у себя наследного принца Саудовской Аравии
Мохаммеда бин Салмана в Белом доме 20 марта 2018, в Вашингтоне, округ Колумбия
(фото Кевина Дичча-Пула / Getty Images)
Ги Милье, 13 июня 2018

После того, как три последовательных президента США использовали шестимесячный отказ от перевода посольства США в Иерусалиме на протяжении более двух десятилетий, президент Дональд Дж. Трамп решил больше не ждать. 7 декабря 2017, он заявил, что Соединенные Штаты признают Иерусалим столицей Израиля; официальный перевод посольства состоялся 14 мая, в день 70-летия Израиля.

С момента заявления Трампа, лидеры мусульманского мира выражали гнев и объявляли о серьезных неприятностях. Спустя неделю в Стамбуле была созвана Исламская конференция на высшем уровне, которая завершилась заявлением о «преступлении против Палестины». Западные европейские лидеры последовали этому примеру. Канцлер Германии Ангела Меркель сказала, что решение президента Трампа было «серьезной ошибкой» и может иметь огромные «последствия». Президент Франции Эммануэль Макрон пошел еще дальше, сказав, что такое решение может спровоцировать «войну».

Несмотря на эти зловещие предсказания, неприятности в общем отсутствовали. Заявление в Стамбуле оставалось заявлением. «Война», ожидаемая Макроном, не разразилась.

Исламская террористическая организация Хамас направила массы мятежников из Газы, чтобы разрушить пограничный забор Израиля и пересечь границу, заставив израильских солдат стрелять, тем самым позволив ХАМАСу иметь тела «мучеников», чтобы показать на камеры. До сих пор ХАМАС отправил 62 человека на смерть. Пятьдесят из них были, по собственному признанию ХАМАСа, были его членами.

Палестинские террористические группы выпустили ракеты по югу Израиля; Израильские самолеты ответили воздушными ударами. ХАМАС отправил воздушных змеев с прикрепленными зажигательными устройствами и взрывчатыми веществами, через границу с Израилем. До сих пор 200 зажигательных воздушных змеев, отправленных ХАМАСом, уничтожили 6200 акров израильских лесов и сельскохозяйственных угодий.

Эксперты, которые предсказывали более сильные реакции, были удивлены относительно спокойной реакцией палестинских и мусульманских общин. Причина этого может быть названа «Доктриной Трампа для Ближнего Востока».

Один из ее элементов заключался в сокрушении Исламского государства в Сирии и Ираке. Президент Трамп пообещал быстро очистить мир от того, что явилось стержнем исламского терроризма. Он сдержал свое обещание менее чем через год и без массового развертывания американских войск. Трамп показал силу Соединенных Штатов и восстановил свой авторитет в регионе, где сила и мощь определяют доверие.

Еще один ее элемент был поставлен на место во время поездки президента Трампа в Саудовскую Аравию в мае 2017. Президент Трамп возобновил связи, которые серьезно ухудшились в течение предыдущих 8 лет. В более широком плане Трамп заложил основу для нового союза Соединенных Штатов с суннитским арабским миром, но он поставил перед ним два условия: прекращение поддержки суннитскими арабскими стран исламского терроризма и открытость к перспективам регионального мира, который включал Израиль.

Оба условия постепенно выполняются. В июне 2017 года король Саудовской Аравии Салман назначил своего сына, Мохаммеда бин Салмана (MBS) в качестве наследника престола. MBS начал внутреннюю революцию, чтобы внедрить новые направления в королевстве. Соединенные Штаты Америки поддержали коалицию исламского военного антитеррористического движения, созданную 15 декабря 2015 года; она провела свое первое заседание 26 ноября 2017 года. Кроме того, были укреплены связи между службами безопасности Израиля и Саудовской Аравии и активизировалась координация между израильскими и египетскими вооруженными силами.

Также медленно и неофициально начал формироваться альянс между Израилем и основными странами суннитского арабского мира с целью сдерживания Ирана. MBS, назвав ХАМАС террористической организацией, заявил, что ее нужно «уничтожить». Он сказал представителям еврейских организаций в Нью-Йорке, что палестинским лидерам необходимо «принять [американские] предложения или заткнуться».

Лидер Палестинской администрации Махмуд Аббас был вызван в Эр-Рияд дважды - в ноябре и декабре 2017 года, и было впечатление, что его «попросили» молчать. Никогда еще дистанция между палестинскими организациями, Саудовской Аравией и суннитским арабским миром не была такой большой. Единственной суннитской арабской страной, поддерживающей связи с ХАМАСом, остался Катар, однако, нынешний эмир Катара, шейх Тамим бен Хамад Аль Тани находился под давлением, чтобы изменить свою позицию.

Сразу после того, как президент Трамп покинул Эр-Рияд, появился третий элемент: самолет президента США отправился прямо из Эр-Рияда в Израиль, впервые совершив прямой рейс между Саудовской Аравией и Израилем. Президент Трамп отправился в Иерусалим, где он стал первым действующим президентом США, который посетил Западную стену, единственные исторические остатки несущей стены древнего храма царя Соломона. Во время своей кампании Трамп сослался на Иерусалим как на «вечную столицу еврейского народа», неявно признавая, что евреи сохранили свои корни там в течение 3000 лет.

После своего посещения Стены, президент Трамп отправился в Вифлеем и сказал Махмуду Аббасу то, чего ни один американский президент никогда не говорил: Аббас - лжец и лично несет ответственность за подстрекательство к насилию и террору. В последующие дни Конгресс США потребовал, чтобы Палестинская администрация отказалась от стимулирования терроризма путем выплат наличных денег заключенным палестинским террористам и семьям террористов, убитых при совершении нападений. Переговорщики президента Трампа на Ближнем Востоке, Джаред Кушнер и Джейсон Гринблатт дали понять палестинским лидерам, что помощь США Палестинской администрации может закончиться, если требование США не будет удовлетворено. Никки Хейли сказала Организации Объединенных Наций, что США могут прекратить финансирование БАПОР, если палестинские лидеры откажутся вести переговоры и согласится с тем, что требуют США. С момента своего основания в 1994 году Палестинская администрация никогда не подвергалась столь сильному американскому давлению.

Четвертым элементом было решение президента Трампа выйти из ядерной сделки с Ираном. Президент Трамп немедленно объявил, что восстановит «самые суровые, самые сильные, самые строгие санкции», чтобы задушить режим мулл. После этого, Государственный секретарь Майк Помпео представил Ирану список из 12 «основных требований» для нового соглашения.

Решение президента Трампа пришло в ситуации, когда режим Ирана только что подвергся серии сильных ударов: захват израильским Моссадом в Тегеране конфиденциальных документов, свидетельствующий о том, что Иран не перестает лгать о своей ядерной программе; откровение премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху об операции Моссада и решительный ответ израильской армии на иранский ракетный штурм с территории Сирии. Благодаря этому Израиль продемонстрировал свою решимость не допустить, чтобы Россия поддерживала Иран, если тот использует свои базы для нападения на Израиль.

Нетаньяху был приглашен президентом России Владимиром Путиным в Москву 9 мая в ознаменование победы СССР над Германией в 1945 году; во время этого визита Путин, похоже, пообещал Нетаньяху нейтралитет в случае, если Израиль подвергнется нападению иранских войск в Сирии. Путин, стремясь сохранить в Сирии свои российские базы, явно рассматривает Израиль как силу стабильности на Ближнем Востоке, а Иран - как силу нестабильности, представляющий слишком большой риск для российской поддержки.

В последние месяцы иранский режим стал, наряду с Турцией Эрдогана, одним из основных финансовых сторонников «палестинского дела» и основным сторонником ХАМАСа. Похоже, что Иран попросил ХАМАС организовать марши и беспорядки вдоль границы между Газой и Израилем. Когда насилие в Газе стало более интенсивным, лидер ХАМАСа Исмаил Хание был вызван в Каир начальником разведки Египта, который сказал ему, что если насилие не прекратится, израильские военные перейдут к решительным действиям, а Египет будет молчать. Ирану может стать трудно подстрекать палестинские организации к широкомасштабному насилию в ближайшем будущем.

Ирану может стать чрезвычайно трудно продолжать финансовую поддержку «палестинского дела» в ближайшие месяцы. Ирану вскоре может стать невыносимо в финансовом плане сохранять свое присутствие в Сирии и поставлять Хезболле современное оружие. Президент Турции Эрдоган громко говорит, но, похоже, знает, какие линии не пересекать.

Протесты в Иране стали менее интенсивными с января, но недовольство и разочарование населения сохраняются и могут ухудшиться.

Администрация Трампа, несомненно, понимает, что иранский режим не согласится с требованиями, предъявленными госсекретарем Майком Помпео, и что суровые новые санкции могут привести к новым крупным восстаниям в Иране и падению режима. Посол Джон Болтон, ныне советник по национальной безопасности, заявил в январе, что «стратегический интерес Соединенных Штатов» заключается в том, чтобы свергнуть иранский режим.

Говоря недавно о ситуации на Ближнем Востоке и о необходимости достижения мира, Помпео говорил о «палестинцах», а не о Палестинской администрации, как в Иране, возможно, чтобы подчеркнуть различие между народом и их руководством, и что руководство в обеих ситуациях больше не может быть частью решения. ХАМАС для США явно не является частью какого-либо решения.

Никто точно не знает, в чем будет заключаться мирный план, который будет представлен администрацией Трампа, но, похоже, он не будет включать «право на возвращение» так называемых «палестинских беженцев» и не будет считать Восточный Иерусалим "столицей палестинского государства». План будет, несомненно, отвергнут как Палестинской администрацией, так и ХАМАСом, как он уже сделал, не глядя.

Нетаньяху справедливо сказал, что палестинские лидеры, кем бы они ни были, не хотят мира с Израилем, а хотят «мира без Израиля». Вместо этого, может случится мир без палестинских лидеров. Что также может случиться, так это мир без иранских мулл.

Следует отметить, что 7 декабря 2017 года, когда Дональд Трамп объявил о переводе посольства Соединенных Штатов в Иерусалим, лидеры мусульманского мира, которые протестовали, были в основном представлены турецким Реджепом Тайипом Эрдоганом и иранским Хасаном Рухани. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Оман не отправили своих представителей на Исламскую конференции на высшем уровне в Стамбуле. Когда 14 мая посольство США в Иерусалиме открыло свои двери, Саудовская Аравия, Египет и эмираты в Персидском заливе были спокойны.

В этот день Ангела Меркель и Эммануэль Макрон повторили то, что они сказали 7 декабря 2017 года: посольства Германии и Франции в Израиле останутся в Тель-Авиве. Макрон осудил «отвратительные действия», совершенные израильскими военными на границе с Газой, но не агрессию ХАМАСа, призывающего своих людей штурмовать границу Газы с Израилем и даже предлагающего плату за это.

Если нынешние тенденции продолжатся, то Макрон и Меркель могут оказаться в числе последних сторонников «палестинского дела». Они звучат так, как будто они готовы делать, что угодно, чтобы спасти коррумпированную Палестинскую администрацию.

Они также делают все возможное, чтобы спасти отжившую иранскую «ядерную сделку», и с почтением относятся к режиму мулл. Во время европейского саммита в Софии, Болгария, 16 мая правительство Трампа подверглось жесткой критике со стороны европейских глав государств, которые утверждали, что Европа «найдет способ обойти» санкции США и будет «противиться» президенту Трампу. Европейские компании в массовом порядке покидают Иран, очевидно, убежденные в том, что им лучше сократить свои потери и поддержать хорошие отношения с Соединенными Штатами.

3-5 июня Биньямин Нетаньяху отправился в Европу, чтобы попытаться убедить Меркель, Макрона и премьер-министра Великобритании Терезу Мэй отказаться от поддержки иранской ядерной сделки. Он предсказуемо провалился, но, по крайней мере, имел возможность объяснить иранскую опасность для европейцев и необходимость действовать.

Поскольку ядерные связи Ирана с Северной Кореей усилились в последние два года, Иран, похоже, полагался на Северную Корею для продвижения своих собственных ядерных проектов. Поэтому избавление Корейского полуострова от ядерных запасов, которое может начаться со встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Сингапуре 12 июня, явно не укрепит иранскую позицию (уже началось - прим. перев).

Видимо, европейские лидеры не желают видеть, что на Ближнем Востоке переворачивается страница. Они, похоже, не хотят видеть, что независимо от корыстной аморальности, их поведение, остающееся на странице вчерашнего дня, только мешает им понять будущее.

Доктор Ги Милье, профессор Парижского университета, является автором 27 книг по Франции и Европе.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё