"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Египетские исполнительницы танца живота, сестры-близнецы с секретным еврейским происхождением


Гиль Вейсбли, 9 июля 2018

Встречайте Лейлу и Ламию Джамаль, почти неразличимых сестер-"близняшек", которые покорили Каир, а потом - и весь остальной мир, штурмуя его своей волнующей манерой исполнения танца живота.
Иностранные армии, заполнившие крупные города Египта в период после Второй мировой войны, вызвали много изменений в местной культуре развлечений. Было открыто множество ночных клубов, а музыканты, актеры и танцоры -- как мужчины, так и женщины, пользовались огромной потребностью в развлечениях, чтобы с радостью ее удовлетворить.

Одним из самых популярных и известных ночных клубов в то время был дворец Хельме на окраине Каира. Развлечения, которые предлагали владельцы этого клуба, были необычными мероприятиями. Особое внимание уделялось костюмам, выступлениям ведущих музыкантов и отточенной танцевальной хореографии, что превращало ночной клуб в место пропаганды новой восточной культуры.


Яркими звездами Хельмейского дворца были «Близняшки Джамаль», исполнительницы танца живота, которые ввели новую манеру исполнения этого древнего восточного танца. Сестры Лейла и Ламия вспыхнули яркими звездами египетского мира развлечений в конце правления короля Фарука. Их залы были всегда переполнены, а египетский король был одним из их самых больших поклонников. В чем же заключался волшебный секрет этих девушек, которые добились своей звездной карьеры?

Средиземноморский танец Шаркия был одной из их изюминок. Музыканты, которые аккомпанировали этой паре, часами репетировали с ними в то время, чтобы хореография совпадала с музыкальным репертуаром, который был тщательно отобран. Изнурительные практические сеансы, бесконечные занятия и ежедневные репетиции привели к необычным результатам. Выступления сестер Джамаль были яркими и новаторскими. Обе танцовщицы двигались удивительно гармонично, а танцы и музыка были полностью синхронными.


Их танцевальные представления, в которых они использовали также различные сценические реквизиты, были не просто еще одним экзотическим восточным танцем. Они умели создать симметричную картину движения и делали это виртуозно, одновременно свободно выражая музыку, к которой они переходили. Связь между ними и музыкантами была живой и захватывала аудиторию.


Музыкальные таланты сестер Джамаль были совершенно не удивительными. Они были дочерьми музыкантов и с раннего детства учились играть на разных инструментах. Их отец, Фишель Альперт, был скрипачом в Венском симфоническом оркестре. Его имя раскрывает его происхождение еврея, который переехал из Черновцов в австрийскую столицу, где стал профессиональным музыкантом. Причина его эмиграции в 1920-х годах в Египет неизвестна. Возможно, это был сильный экономический кризис, который отбросил его далеко от Европы, к месту, где он занял достойную должность в оркестре и приличный доход.

В Александрии Фишель встретил свою жену Джини (Джанин) Элперт. Впечатляющее присутствие и красота этой оперной певицы, дочери еврейских эмигрантов, покорили его сердце. Их первый ребенок, дочь Хелена, родилась уже через год после их свадьбы, а ее младшая сестра, Берта, родилась два с половиной года спустя, в 1932 году.


Хелена и Берта выросли в музыкальном доме, и родители стали приобщать их к балету с юного возраста. Окружающая среда, в которой они воспитывались, оказала влияние на их решение выйти за рамки классического балета, и сестры начали изучать также и Средиземноморские танцы. К большому удивлению их учителей, они проявили необыкновенный талант в восточных танцевальных движениях. Вскоре, они начали получать приглашения появиться на публике. Это вызвало серьезные дискуссии с их матерью, проявлявшей беспокойство о будущем своих молодых дочерей, 12 и 14 лет, открывшихся миру, который она считала беспутным. С другой стороны, искушение было велико.

В то время ее муж потерял постоянный источник дохода, и семья столкнулась с финансовым кризисом. Она не посмела рассказать ему о выступлениях девушек, и они решили сохранить эту тайну между ними. Преданная мать сопровождала своих дочерей на каждую репетицию и концерт, рьяно охраняя их невинность. Она продолжала делать это многие годы, сопровождая их в их путешествиях по всему миру.


Однако три женщины семьи Альперта не могли долго хранить свою тайну от отца семейства. Талантливые сестры почти за одну ночь сделались хитом, и их успех был головокружительным. С помощью своей матери и учителей они создали изобретательное представление, которое показало их возможности и способности как профессиональных танцовщиц.

Сценические имена, выбранные ими, Лелия и Ламия (или Лин и Лиз) также нуждались в фамилии и легенде, которая привлекла бы аудиторию. Так, Хелена и Бета Алперт, дочери Фишеля из Черновцов, стали «Близняшками Джамаль».


Ночной клуб дворца Хельме оказался трамплином, с которого сестры совершили прыжок в международную славу. Они снимаются во многих египетских фильмах, где начали с ярких эпизодических ролей, которые со временем стали более продолжительными и более центральными из-за высоких зрительских симпатий. Их имена стали известными во всем арабском мире. Они не отрицали своего еврейства, но успешно скрывали свое происхождение. Легенда была идеальной, и можно предположить, что ни один из их многочисленных поклонников, ни в Египте, ни за его пределами, не осознавал, что перед ними -- не пара арабских девушек.

Военный переворот в Египте и приход Нассера к власти постепенно изменили атмосферу, которая способствовала стремительному взлету двух девочек. Их приглашать на все большее количество шоу за пределами их родной страны, а пик их популярности оказался в Сингапуре и Индии.


Танец, исполненный ими в одном из индийских фильмов, в котором они снимались, подвергся цензуре из-за «нескромности». Военные власти Египта взяли под подозрение частые поездки сестер Джамаль, что возможно, было связано с их знанием об их еврейском происхождении.

В конце 1957 года в разгар их успешного турне по Дальнему востоку, их отец, который оставался в Каире, неожиданно получил телеграмму. Он быстро предупредил девушек, сопровождаемых, как всегда, их матерью, чтобы они не возвращались в Египет, так как египетская полиция издала приказ об их аресте. Их разыскивали для расследования по обвинению в шпионаже.


Сестрам Джамаль оказалось несложно найти импресарио, чтобы пригласить их выступить в Соединенных Штатах. Америка привлекла их на некоторое время, и они сочли ее подходящим убежищем. Теперь у них была лишь одна неприятная проблема: как побыстрее получить визы, необходимые для въезда в США?

В этот самый вечер, делегация членов американского Конгресса, находившаяся в Бомбее, посетила ночной клуб, где собирались выступить сестры Джамаль. Их энтузиазм в отношении танца живота был безграничен. На следующее утро в их руках были желанные въездные визы.


Яркая художественная сцена в Латинском квартале Нью-Йорка приняла сестер Джамаль с распростертыми объятиями. Свежее ощущение, которое пара привезла с собой с Востока, хорошо вписывалось в различные тенденции, которые были чрезвычайно популярны в 1950-х годах в Америке. Их сотрудничество с музыкантом Эдди «Шейхом» Кочаком и его группой обеспечило им успех.

К сожалению, осталось неясным, почему сестры, теперь известные как просто Лин и Лиз, отказались от своей успешной карьеры. Была ли это их еврейская мать, которая давила на них, чтобы они быстрее вышли замуж и оставили шоу-бизнес?


Вскоре после своего прибытия в Америку, сестры вышли замуж друг за другом. Мужчины, с которыми они решили соединить свои жизни, оба уважаемые бизнесмены, видимо, не были настолько очарованы их карьерой танцовщиц в ночном клубе.

В течение короткого времени количество выступлений сестер Джамаль сократилось. Страсть к танцам и музыке, которая все еще горела в них, была выражена в преподавании различных концепций танца живота. В 1960-х и 70-х годах сестры, особенно Лиз, считалась самыми профессиональными учителями в этой области на Западе.

Лин умерла в Лонг-Айленде в 1992. Лиз пережила ее на много лет и умерла в 2016. Она вторично вышла замуж за человека по имени Дэвид Маркс, пережившего Холокост, который приехал в Израиль за год до создания еврейского государства в нелегальном иммиграционном корабле «Моледет». Позднее он переехал в Америку, где стал успешным производителем мебели.


Фотоальбомы, воспоминания и рассказы его жены Лиз о днях своей славы всегда очаровывали Дэвида. Как человек, который лично пережил суматоху еврейского счастья двадцатого века, он считал, что рассказ его жены должен также быть частью многоцветной мозаики, которая подтверждает историю еврейского народа, а несколько месяцев назад он пожертвовал ее архивы Национальной библиотеке. Лиз или Берта Альперт (таково ее настоящее имя) теперь навсегда будет танцевать в архивах Национальной библиотеки и рассказывать о сестрах Джамаль.


Перевод: M. Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё