"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

«Денежное пособие за джихад» - взгляд на работу на Ближнем Востоке

Британский мусульманский священнослужитель, Анджем Кудари, который был приговорен
к тюремному заключению за «призыв к поддержке» ИГИЛ, назвал пособие по безработице
и социальному обеспечению для мусульман «пособием за джихад», как если бы это было
или должно быть, правом. (Фото: Oli Scarff / Getty Images)

Нони Дарвиш, 10 июля 2018

Недавно президент Ирана, Хасан Рухани, отклонил президента Трампа как «торговца», которому не хватает квалификации для решения политических и международных дел. По номиналу, критика может показаться похожей на критику оппозиционной партии, утверждающей, что Трампу не хватает политического опыта. Однако, исходя от исламского лидера, она отражает гораздо более глубокий смысл, а именно: насколько иначе исламская культура рассматривает трудовую этику и средства приобретения богатства.

Несмотря на то, что многие мусульмане неустанно работают и добиваются успеха, исламская культура в целом мало уважает ручной труд и даже владельцев бизнеса. К людям, которые занимаются законной торговлей, чтобы заработать на жизнь, часто относятся с презрением, как к «вынужденным» трудиться ради куска хлеба.

Так исторически сложилось, что исламское общество отдает самое большое уважение и богатство не новаторам или самым трудолюбивым работникам, а, скорее, правящему классу, их семьям и окружению. После господствующего класса, самое большое уважение и богатство отдается джихадистам и военному руководству.

В соответствии с Кораном и примером Мухаммада, военные трофеи (богатство, приобретенное через джихад) должны быть переданы джихадистам. Джихадисты всегда должны выступать против внешнего мира, чтобы расширять или сохранять силу Ислама. В противном случае, джихадистский или военный класс могут обратиться против руководства и самой исламской системы. Недавно Конгресс вывел более $300 млн из Палестинской администрации, которой США ежегодно выплачивали в рамках соглашения о "плате за убийство", которое стимулировало убийство как «программу трудоустройства».

Мухаммед награждал раем мусульманских бойцов, которые погибали. Это были единственные люди, которым был гарантирован доступ туда. Те же, кто оставался жив в джихаде, получали богатство:

«Аллах гарантирует, что Он допустит «моджахеда» за Его дело, в рай, если его убьют, в противном случае, Он вернет его домой в целости и сохранности с наградами и военной добычей» (Бухари 4:52:46).

Пример Мухаммеда и его мусульманских бойцов вступает в резкий контраст с примером доисламских торговцев из Мекки, которые отвергли Мухаммада, и евреев, которые жили в Медине, занимаясь торговлей и зарабатывая себе на жизнь тяжелым трудом.

Контраст между образом жизни Мухаммада и его бойцов и образом жизни еврейских племен, вероятно, тревожил евреев, и не без основания. Взгляд Мухаммада был направлен на захват власти, богатств и контроля у евреев и арабских лидеров Мекки, в чем он преуспел.

«Военные трофеи», название главы Корана - Аль-Анфаль, в основном посвященной битве при Бадре, стали приманкой, привлекавшей все больше и больше бойцов на сторону Ислама против богатых евреев и торговцев Мекки.

Военные трофеи, или добыча, или захват богатств у врагов Мухаммеда после их убийства превратилось в крупный бизнес. Всякий, кого ловили на краже добычи, был наказан Мухаммедом, который отдавал своим бойцам четыре пятых трофеев, а пятую часть - Мухаммаду и Аллаху. Всякий, кто был пойман на краже добычи, получал наказание от Мухаммада.

Захват чужого богатства, а не его создание, стало исламской ценностью, созданной как почетное и святое законное право мусульман. Как сказал Мухаммад в хадисе:
«Добыча стала для меня законной» (Бухари 53: 351).

Это, в общих чертах и стало мусульманской экономической моделью, установленной на примере Мухаммада, по созданию богатства. Самым престижным и привилегированным положением в обществе для любого мусульманина стало положение джихадиста. Ислам стал постоянно расширяющейся машиной завоевания, которая не может остановиться, иначе у нее кончаются деньги. Она забрала в качестве военных трофеев богатства многих великих цивилизаций, включая Персию, Сирию, Турцию, Ирак, коптский христианский Египет и библейские земли в Иерусалиме и вокруг него, что свидетельствует о том, почему в исламской культуре на ручной труд и тех, кто занят, как в сельском хозяйстве, так и в торговле, смотрят сверху вниз из-за того, что они не ставят джихад номером один, чтобы зарабатывать на жизнь.

Сегодня, поскольку мусульмане убегают из своих огромных, нищенских исламских территорий 54-х исламских стран в более зеленые земли Европы и Америки, жители Запада, видимо, думают, что спасают беженцев. Многие действительно ими являются, но во многих других случаях - это всего лишь последняя версия истории, которая повторяется вот уже 1400 лет.

Мусульманские священнослужители сегодня по-прежнему выступают за джихад во имя приобретения богатства. Например, известный египетский шейх Абу-Исхак аль-Хувейни все еще читает лекции в Университете Аль-Азхар о том, что финансовые трудности мусульман связаны с тем, что они отказались от джихада, и богатства и рабов, которые они могли бы приобрести в результате него.

По крайней мере, один мусульманский лидер, председатель Международного союза мусульманских ученых, шейх Юсуф аль-Кардави, отметил отсутствие рабочей этики в исламском обществе. Он попытался дать рекомендации по решению этой проблемы, но так и не смог найти в Коране ни одной цитаты по этому вопросу, кроме как хорошо выполнять джихад. Обращаясь к мусульманскому миру, он сказал: 
«Мы не работаем, а, если и работаем, то непрофессионально. Мы ничего не производим..., а только импортируем все - от игл до ракет». 
Он дал единственную исламскую ссылку, которую смог найти относительно правильной трудовой этики:

«Мухаммад приказал нам преуспеть во всем: если ты убиваешь, делай это правильно, а, если ты режешь, делай это правильно…». Почему банда сионистов сумела нас превзойти? Они стали лучшими, благодаря знаниям, технологиям и трудовой этике».

Отсутствие надлежащей трудовой этики в исламской культуре, возможно, является большой причиной, лежащей в основе движения беженцев, и помогает объяснить, почему взгляд мусульман всегда сосредоточен на внешнем, немусульманском мире, на более зеленых пастбищах, чтобы завоевывать все больше и больше или расширяться все дальше.

Долгая история Ислама по созданию богатства путем захвата продолжается и сегодня. В 2013, британский мусульманский священник, Анджем Кудари, приговоренный к тюремному заключению за «призыв к поддержке» ИГИЛ, назвал это "денежным пособием за джихад", как, если бы это было или должно было быть пенсией. К 45 годам, имея четверых детей, Кудари утверждал, что, согласно исламскому праву, так это и должно работать.

В сообщениях, опубликованных британскими газетами Sun и Telegraph, Кудари сказал:

«Мы получаем пособие иждивенцев джихада, мы пользуемся деньгами от джизьи (средства, выплачиваемые немусульманами мусульманам за защиту), которые, все равно принадлежат нам».

• «Нормальная ситуация - это забирать деньги от [немусульман], не так ли? Так что это нормальная ситуация».

• «Нам дают деньги. Вы работаете, так давайте нам все деньги. Аллах Акбар, мы берем деньги. К счастью, никто из Отдела социального обеспечения не слышит».

• «А, но видите ли, люди скажут, что вы не работаете. Но нормальная ситуация заключается в том, чтобы вы забирали деньги у кафиров (неверных). Поэтому мы получаем пособие иждивенцев Джихада».

Только Западу, который до сих пор все отрицает, все еще трудно в это поверить.

Нони Дарвиш, родившийся и выросший в Египте, является автором книги «Ничего общего, или почему я выбрал библейские, а не исламские ценности».


Перевод: M.Argman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ