"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Кончина Франции

Как французские лидеры привели к беззаконию своей трусостью и пассивностью.



Stephen Brown, 17 августа 2018

Если раньше радикальные исламские священнослужители считали себя невосприимчивыми к террористическим угрозам, то теперь они оказались лишенными этой привилегии. В прошлом месяце во Франции, вместо предсказуемой схемы арестов исламских джихадистов, которые замышляли смертоносные террористические атаки, на этот раз, джихадисты сами стали целями. Такой поворот событий сигнализирует об ускоренном спиральном спуске Франции в беззаконное насилие.

Французская газета Le Figaro сообщила, что полиция в июне взяла под стражу десять человек за якобы нападение, направленное на «радикальных имамов, прикрытых женщин и осужденных джихадистов, освобожденных из тюрем». (В настоящее время в тюрьмах Франции находятся 512 человек, обвиненных в терроризме). Аресты проводились в районе Парижа, на Корсике и в Шарант-Маритим.
«Эта группа была выбрана целью, предположительно в связи с радикальным Исламом», 
— сказал источник в Le Figaro.

Рейды в нескольких домах обнаружили «винтовки, пистолеты и самодельные гранаты», а полиция сообщила, что эта «groupuscule» (небольшая группа) «регулярно тренировалась в спортивных стрелковых клубах и готовила запас оружия и продовольствия на случай крупного кризиса» (Это заставляет задуматься, были ли они «ультраправыми» террористами или просто выживавшими).

Удивительной особенностью этой группы является её состав. Не тот, который обычно ассоциируется с «ультраправыми», а именно с молодыми, скинхед-неонацистскими типами. Десяток из них являются, по большей части, отцами семейств в возрасте от 32 до 69 лет без криминального прошлого, а одна из них — женщина. Предполагаемым лидером группы является отставной полицейский.
«Видимо, этот десяток разделял одно и то же желание: совершать нападения в качестве возмездия за исламские нападения, совершенные во Франции в прошлые годы», 
— заявила Ле Фигаро.

Во Франции с января 2015 года были убиты примерно 245 человек в результате беспрецедентной волны джихадистских атак. Самым смертоносным было нападение в Париже в 2015 году, в котором погибли 130 человек, из них 89 — в ночном клубе «Батаклан».

Некоторые французские граждане однозначно считают, что их правительство провалилось в попытке защитить их от угрозы джихадистов. Как отмечалось выше, исламский терроризм во Франции только за последние три с половиной года забрал 245 жизней, и трупы, безусловно, продолжат накапливаться после серий джихадистских нападений.
“Nous les combattrons!, nous les combattrons!, nous les combattrons! (Мы сразимся с ними!)
— заявил в 2014 году тогдашний социалистический президент Франции, Франсуа Олланд.

Для многих французов это заявление было пустым. Хуже того, оно было разрушено при осознании того, что французское правительство нарушило свой социальный договор по защите своего народа. Еще в 2014 году бывший социалист-премьер, Эммануил Валлс, сказал учащимся средней школы, что их поколению придется привыкать к террористическим нападениям «на длительный период времени». Другими словами, Франция больше не могла гарантировать безопасность, капитулируя перед убийствами и хаосом.

Валлс сказал то же самое перед толпами людей, собравшихся в Ницце в июле 2016 года, после смертоносного наезда грузовика на Promenade des Anglais, который убил 89 человек. Но на этот раз он был жестоко освистан, назван «убийцей» с требованием уйти в отставку, поскольку французы не желали «жить с терроризмом».

Растущее чувство неуверенности во Франции не смягчилось словами нынешнего президента Франции Эммануэля Макрона на недавней встрече парламентариев в Версале, где он сказал: 
«У Республики нет никаких оснований испытывать трудности с Исламом, не более, чем с любыми другими религиями».
Это уловка политических элит для нормализации террористических нападений, подающая их как досадные события, которых невозможно избежать, как например, дорожно-транспортных происшествий с плохим исходом или пожаров, категорически отвергается гражданами Франции. Они справедливо рассматривают это как капитулянтскую политику, а также признание полного провала. В их глазах, политики, которые участвуют в этой уловке, должны уйти, отсюда и призывы к отставке Валлса.

Еще одним источником возмущения являются слабые меры, которые последовательные французские администрации принимают для борьбы с джихадом, то эти меры явно неэффективны. Самой последней и наиболее заметной является неприглядная стена безопасности и бетонные блоки, выставленные вокруг Эйфелевой башни, а также тысячи боевых солдат, патрулирующих улицы. То и другое символизирует провал правительства.
«Они знают только, как подать, а не как лечить причины», 
— сказал один критик позорного, нового вида Эйфелевой башни.

Однако некоторые во Франции отказываются подчиниться и хотят лечить первопричину террора, прежде всего заставив законные власти назвать имя врага, столкнуться с основополагающей религиозной мотивацией, а затем заставить силы безопасности превентивно атаковать в полную силу. Французский писатель Паскаль Брукнер, возможно, лучше всего выразил это настроение, когда сказал Le Figaro
«Мы находимся в состоянии войны, нужно быть безжалостным».
Вместо этого, французам говорят, что нападающие на них джихадисты просто «психически больные», а идеологические и политические дебаты об Исламе и самопровозглашенные религиозные мотивы убийц, являются «исламофобскими» и сродни расизму.

Французские силы безопасности, безусловно, способны нейтрализовать угрозу джихадистов, если это будет разрешено. Но французские политики, озабоченные только очередными выборами, а не будущим, обеспокоены тем, какое влияние могут оказать такие действия на мусульманских избирателей, которые составляют значительный избирательный блок среди шести миллионов мусульман Франции. 
«Вот новая Франция, которая появляется, которая начинается, которая ждет нас в будущем. Вы — жители, мусульмане или нет, из проектов по жилью, вы — будущее Франции ... », 
— сказал бывший социалист, французский президент Франсуа Олланд жителям эмигрантского гетто в 2012 году, показывая, как своё предубеждение, так и то, что социалисты намерены получить свои будущие голоса.

Однако, указывая на очевидный отказ его правительства перейти в наступление, французский профессор Шмуэль Тригано из Парижского университета в Нантере, суммирует разрушительные последствия такого провала для французского народа: 
«Они жертвуют пострадавшими, чтобы не давать битву палачам», 
— заявил он Le Figaro.

Частные группы самообороны и граждане, берущие закон в свои руки, естественно, не имеют места в условиях демократии. Но многие французы хотят, чтобы пассивность их правительства закончилась. По опыту они знают, что линии Мажино не работают.

Вместо того, чтобы ждать, когда их начнут убивать, как жертвенных овец, французы требуют заслуженного «безжалостного», агрессивного действия государства против джихадистов. Кроме того, такой исправительный курс является лучшим противоядием от надвигающегося столкновения общин или даже гражданской войны во Франции.

О Стивене Брауне

Стивен Браун является внештатным редактором Frontpagemag.com и имеет диплом специалиста по истории России и Восточной Европы. С ним можно связаться по электронной почте alsolzh@rogers.com.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ