"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Фальшивые союзники Трампа в Персидском заливе

На снимке: F-117 и F-15 готовятся к взлету с базы ВВС США в Аль-Удэйде, Катар.
(Фото: USAF / Wikimedia Commons)
Бурак Бекдил, 24 августа 2018

Теоретически, богатый нефтью эмират Катар является союзником Соединенных Штатов. На полуострове находятся более 10 тыс. военнослужащих США и около 72 истребителей F-15 на их военной базе в Аль-Удэйде. В этой бурной части мира, как альянсы, так и вражда, могут быть ненадежными. В марте Комитет по иностранным делам Палаты представителей США уже рассматривал четыре варианта военного генштаба после того, как договор по Аль-Удэйде с Катаром истечет в 2023 году. После «пристального наблюдения» за финансовой и банковской системой [Катара] из опасения поддержки террористических организаций и отдельных лиц, связанных с ними, «Вашингтон, по-видимому, решил, что ему необходимо пересмотреть договор по Аль-Удейде и своих катарских союзников».

Появляется Турция. Катарцы, не зная, что их внуки когда-нибудь станут лучшими стратегическими союзниками внуков своих оттоманских колонизаторов, сражались с османами, чтобы обрести независимость в 1915 году, тем самым завершив 44-летнее османское господство на полуострове. Наконец, наступила независимость. Она продолжалась около года, вплоть до 1916 года, когда Катар стал британским протекторатом до 1971 года. Сегодня турецкий Реджеп Тайип Эрдоган — лучший союзник Катара. Этот альянс структурирован общей идеологией исламизма, защищающего ХАМАС и Мусульманское братство.

Ахмед Карай, в статье «Национальные интересы», настойчиво напоминает миру, что:

«Поскольку Катар сталкивается с международным давлением, чтобы он прекратил укрывательство ответственных лиц Мусульманского братства, есть явные признаки того, что он облегчает их миграцию в Турцию. Поэтому среди неотложных задач для союзников США стоит вопрос о том, как ослабить этот начинающийся альянс».

Карай в чем-то прав. Существует довольно зрелый анти-американский союз между предполагаемыми ближневосточными союзниками США.

Катар, похоже, не хочет нарушать сладкий сон Вашингтона. По словам О'Двайера, в июне Катар подписал контракт с компанией Blueprint Advisors стоимостью $12 млн. «Фирма, имеющая тесные связи с адвокатом президента Трампа, Руди Джулиани». Согласно этой сделке, при очевидных лоббистских усилиях, консультанты Blueprint Advisors «помогут генеральному прокурору Катара, Али Аль-Марри, информировать американцев, принимающих решения, об антитеррористической и мирной политике своей страны».

Когда в 2017 году, четыре арабские страны — Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн установили блокаду на Катар, обвинив его в поддержке терроризма и укреплении связей с их соперником, Ираном, Эрдоган бросился на помощь своим друзьям из Катара. В знак солидарности, Турция направила грузовые суда и сотни самолетов, груженных продовольствием, чтобы сломать блокаду. Турция также развернула крупные контингенты войск на своей военной базе в Катаре.

Через год США наложили санкции на Турцию, и Катар бросился к ней на помощь.

Проблемы Турции со своими союзниками по НАТО имеют множество причин: расхождения в отношении будущего Сирии; решение Турции о покупке и развертывании на ее территории российской зенитной и противоракетной системы S-400, впервые для государства-члена НАТО; санкции США в отношении двух министров правительства Турции из-за ее отказа освободить Эндрю Брансона, американского евангельского христианского пастора, проживающего в Турции и столкнувшегося с ложными обвинениями в терроризме и шпионаже; решение Конгресса США о блокировании поставок в Турцию систем вооружений, в том числе истребителя-невидимки F-35; возможные санкции США на турецкий государственный банк; и решение президента Дональда Трампа удвоить тарифы на турецкую сталь и алюминий, что вызвало ответные турецкие действия против товаров американского производства и привело к призывам президента Эрдогана к национальному бойкоту электроники США, включая устройства Apple.

Этот дипломатический кризис между США и Турцией происходит в то время, когда турецкая экономика стала слабой, не способной переносить сочетание экономической и политической войны со сверхдержавой.

Дефицит годового текущего счета Турции составил $57,4 млрд., что является рекордным уровнем, составляющим, примерно, 6% от валового внутреннего продукта страны (ВВП). Годовая процентная ставка по 10-летним государственным облигациям колеблется в районе 21%. Согласно журналу Foreign Policy, «задолженность накапливается и в других отраслях экономики». «Правительство, банки, заводы, рестораны и домовладельцы — все зависели от дешевого кредита из-за рубежа на сумму $460 млрд., что составляет более половины ВВП Турции».

21 августа 2017 года, доллар США закрылся на уровне 3,49 лир на валютных торгах. Ровно через год доллар торговался уже на уровне 6,06 лир. В первые три недели августа стоимость турецкой лиры упала почти на треть против доллара.

17 августа два международных рейтинговых агентства Moody's и S&P установили рейтинг долга Турции глубоко в "мусорной зоне", теперь наравне с Аргентиной и Грецией. «Отсутствие реакции ортодоксальной денежно-кредитной политики на падение лиры и риторика турецких властей увеличили трудности восстановления экономической стабильности и устойчивости», — сказал Фитч, третье рейтинговое агентство, которое в июле снизило рейтинг Турции.

Эрдоган обвинил США в ведении «экономической войны» против его государства. Он предупредил, что Турция «начнет искать новых друзей и союзников», если Вашингтон не откажется от «ошибочного представления о том, что наши отношения могут быть асимметричными».

Три «новых друга» послали знаки солидарности с Турцией, частичным союзником НАТО. Россия заявила, что «она уменьшит активы США в ответ на вредные тарифы, введенные президентом США, г-ном Трампом, в России и Турции».

Затем на сцену вышел Пекин:

«Китай оказал моральную поддержку Турции в пятницу, поскольку Анкара стала жертвой валютного кризиса и санкций США, заявив, что он считает, что страна может преодолеть свои «временные» экономические трудности», — говорится в первом замечании Пекина по этому вопросу.

Наконец, союзники Эрдогана в Персидском заливе, в Дохе, Катар, бросились в Анкару, с демонстрацией солидарности, полной "зелени". После встречи с Эрдоганом в Анкаре, эмир Катара, Тамим бин Хамад Аль-Тани, пообещал $15 млрд. в прямых инвестициях, чтобы помочь Турции выбраться из кризиса. В аналогичных усилиях по оказанию финансовой помощи больной экономике Турции, центральные банки Катара и Турции подписали соглашение о валютной подкачке, которое предусматривает усиление двустороннего сотрудничества между двумя банками путем установления «двусторонней линии обмена валютой».

Однако на рынки это не оказало впечатления. Ахмед Доган, основатель аналитического центра Sigma Insight, основанного в Анкаре, цитировался в печатном издании The Economist от 18-24 августа: 
«Этого слишком мало, чтобы стабилизировать валюту, рынки и экономику Турции». 
Лира продолжила падать после объявления Катара. Как сказал The Economist:
 «... обещания инвестиций от таких союзников, как Катар, смогут обеспечить доллары, но не доверие».
Для Вашингтона в этой турецкой мыльной опере должно иметь значение то, что Турция получает поддержку в противостоянии с США от «единомышленников». Россия, похоже, хотела бы, что в блоке НАТО было как можно больше трещин. Катар, идеологический партнёр Турции, объединился вокруг антисемитских, исламистских настроений, столь могущественных, что, основываясь на идее «общего врага» и вопреки суннитскому превосходству, он объединился с шиитским Ираном.

Вашингтону явно пришло время для пересмотра своего теоретического, но фальшивого союза с Катаром, крошечным эмиратом, который пытается нейтрализовать усилия США по наложению санкций на Турцию, другого теоретического союзника, который больше похож на Россию, чем на Запад.

Бурак Бекдил, один из ведущих журналистов Турции, недавно был уволен из ведущей газеты Турции после 29 лет, за написание для Гейтстоуна статьи о том, что происходит в Турции. Он является членом Ближневосточного форума.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ