"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

СВПД — это резолюция Совета Безопасности ООН о предоставлении Ирану статуса ядерного государства, от которого Иран никогда не откажется, несмотря на его пустые угрозы это сделать.

Home

A. Savyon and Yigal Carmon, №1415

Иран никогда не выйдет из Совместного Всеобъемлющего Плана Действий (СВПД) так же, как и из иранской ядерной сделки, поскольку это соглашение (после того, как истекут сроки наложенных ограничений), предоставит Ирану признанный правовой статус ядерного государства с официальным признанием и печатью Совета Безопасности ООН.

Ядерное соглашение — это резолюция СБ ООН, которая не может быть отменена. Россия и Китай наложат вето на любые попытки сделать это.

СВПД — это не экономическое соглашение; его экономические преимущества для обеих сторон, важные сами по себе, не являются существенными. То, чего Иран пытался достичь посредством СВПД, было признание его государством с ядерным статусом. Фактически, предварительным условием для его вступления в двусторонние переговоры с администрацией Обамы было то, что США дают письменную гарантию, что они признают право Ирана на обогащение урана, и президент Обама дал такое обещание еще до начала переговоров в 2012, а потом подтвердил его в момент их завершения. Иран позаботился о том, чтобы закрепить это признание в резолюции СБ ООН, а не в двустороннем или многостороннем соглашении, которое зависит от воли сторон. Статус СВПД как резолюции СБ ООН (№ 2231) гарантирует, что он не может быть отменен, поскольку в существующем глобальном созвездии Россия и Китай гарантированно наложат вето на любые попытки его отменить. [1]

Следовательно, угрозы Ирана выйти из ядерного соглашения являются ложными, и озабоченность европейских стран, что он выйдет, если ему не будет предоставлена компенсация за возобновление санкций США, является необоснованной [2].

Верховный лидер Ирана Али Хаменеи выразил позицию Ирана по этому вопросу 29 августа 2018 года: «Соглашение является не самоцелью, а инструментом. Если мы придем к выводу, что этот инструмент не обеспечивает наши национальные интересы, мы отодвинем его в сторону». [3].

Следует еще раз подчеркнуть, что соглашение признает ядерный статус государства Иран и, таким образом, оно всегда будет служить национальным интересам иранского режима. Более того, Хаменеи воздерживается от явного заявления о том, что он выйдет из соглашения, а только говорит, что он его «отодвинет в сторону».

Экономические аспекты ядерного соглашения всегда были вторичными, поскольку СВПД никогда не означал быть экономическим соглашением, а был заранее определен администрацией Обамы и европейцами как историческая веха по контролю над ядерными вооружениями, глобальному миру и стабильности. Экономические выгоды, если они вообще упоминались, были второстепенными по сравнению с главным достижением — приемом Ирана в ядерный клуб, в то же время исключая из записей его признанные нарушения в области военной ядерной деятельности, и представляя соглашение как защищающее мир от ядерной опасности. Это не означает, что Иран не стремился получить важные экономические преимущества от соглашения и действительно получал их, пока США не вышли из соглашения в мае 2018 года. После того, как США вышли из СВПД так, что это стало мешать европейцам продолжать свою торговлю с Ираном, последний пытается получить компенсацию за это. Однако даже, если Иран не получит компенсации, он не сможет отказаться от соглашения.

Европа, которая на протяжении всех переговоров, проводимых ЕС3 (Англия, Франция и Германия) с Ираном в период до Обамы, решительно отказывалась предоставить ему право обогащать уран, сняла свои принципиальные возражения после того, как президент Обама освободил ее от моральных обязательств избегать сотрудничества с иранским режимом. Обама также представил иранский режим как законного члена международного сообщества и превратил его из страны, обвиняемой в нарушениях ядерных вооружений, а поэтому санкционированной СБ ООН, в законного и равного партнера по переговорам. После устранения морального барьера, Обама также пообещал европейцам, что они получат экономические выгоды от соглашения. Однако утверждение о том, что экономические дивиденды являются основным соображением Европы, является мифом, поскольку в календарном 2017 году, объем торговли между Европейским союзом (ЕС) и США составил $1,1 триллиона, включая импорт ЕС из США в размере $528 млрд. и экспорт ЕС в США в размере $629 млрд.

В отличие от этого, торговля между ЕС и Ираном за тот же календарный год составила $23,9 млрд., в которые входят импорт из Ирана в размере $11,56 млрд. и экспорт в Иран в размере $12,33 млрд. [4]. Поэтому заявление представителей ЕС о том, что они будут противодействовать санкциям США против Ирана таким образом, чтобы торговля с Ираном преобладала над торговлей с США, является смешным.

Доказательством этого является то, что крупные компании, европейские и другие, покидают иранский рынок.


[1] Even if Iran is caught violating the JCPOA, it may incur penalties, but this will not detract from the principled recognition of its nuclear status.

[2] This holds true even if Iran is bombed by the U.S. or Israel. Even in such a scenario, it will not withdraw from the agreement but will prefer to maintain it as a binding resolution by the international community recognizing its nuclear status.

[3] Farsi.khamenei.ir, August 29, 2018.

[4] The figures are taken from the Directorate General for Trade of the European Commission, European Union, Trade with Iran (2017).


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ