"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Только Трамп может покончить с Палестиной

Плохое время для плохих идей.


Даниэль Гринфилд, 3 сентября 2018

Даниэль Гринфилд, журналист Шилмана в Центре свободы, является журналистом-исследователем и писателем, специалистом по радикальному левому и исламскому терроризму.

У Советского Союза был извращенный талант не только в том, чтобы убеждать Соединенные Штаты в принятии самых разрушительных идей, но и становиться их главным спонсором в заблуждении, что он каким-то образом остановит разрушения, которые его старый коммунистический враг произвел во всем мире.
Логично поэтому, что президент Трамп ударил одним камнем по двум жутким красным птицам, сбросив БАПОР. Как ООН, так и палестинский национализм были детищами советских коммунистов, которых принял американский внешнеполитический истеблишмент под видом предполагаемой борьбы с советским влиянием, а затем, в свою очередь, были быстро подхвачены бестолковым республиканским внешнеполитическим истеблишментом.

Республиканцы приняли арабский национализм, так как президент Эйзенхауэр поддерживал Гамаля Абдель Насера, военного диктатора, восхищавшегося Гитлером, и его национализацию Суэцкого канала больше, чем Великобританию, Францию и Израиль. Эйзенхауэр угрожал своим бывшим британским союзникам экономической войной, чтобы не допустить перехода арабского социалистического режима Египта на сторону коммунистов, что он позже назвал своей величайшей ошибкой.

Это не сработало.

Однако каждая республиканская администрация до сих пор принимала арабский национализм и его уродливого злонамеренного палестинского пасынка — палестинский национализм.

Даже администрация Рейгана.

Все, что должен был сделать Советский Союз — это признать кучу исламских террористов, и Соединенные Штаты тут же проявились, как ревнивый соперник, осыпая их любовью, цветами и лакомствами. После того, как Советский Союз рухнул, его бывшие арабские социалистические страны-клиенты, исламские нефтяные королевства сначала исковеркали нашу внешнюю политику, а потом внутреннее лобби Мусульманских братьев продолжали успешно играть в игру «Братец Кролик» и «Терновник» с американским «Братцем Лисом». При отсутствии конкуренции Советского Союза, поддержка террористов стала заключаться в том, чтобы убедить их стать умеренными или не дать им присоединиться к более «экстремальным» террористам. Единственный способ остановить террористов — это принять их.

В конце первого десятилетия нового века, нормализация между администрацией Клинтона и Ясиром Арафатом и его террористами из ООП, стала почти ностальгическим напоминанием о более невинном времени. В период своего расцвета при Обаме, левая внешняя политика была насыщена пожеланиями исламских террористических групп к нормализации. 

Оружие поступало в исламские ополчения из Сирии в Ливию. Египет, Тунис и Йемен были поданы на серебряном блюде Братству и его исламским союзникам, Иран получал миллиарды наличными, его иракские Бригады народной мобилизации (БНМ) использовали наши воздушные силы для авиационной поддержки, Боко Харам не находился в списке иностранных террористических групп, несмотря на геноцид тысяч христиан, были переговоры с талибами и поддержка правительства единства ХАМАС-ООП на территориях, оккупированных террористами в Израиле.

И тут появляется президент Трамп и, в отличие от многих республиканцев от истеблишмента, не проявляет интереса к приобретенной мудрости, которую республиканский истеблишмент подцепил у левых, которые сами подцепили ее у Советского Союза в ходе широкой распродажи самых худших идей в истории человечества. 

Провальная внешняя политика, в которой Соединенные Штаты искали расположения своих врагов, чтобы умерить их позиции, боролась с терроризмом, поддерживая его, служила ценностям и интересам всех, кроме собственных, но сама по себе, выскакивала за дверь быстрее, чем твит. Дипломаты больше не собирали единомышленников в международные сообщества в модных ресторанах Нью-Йорка. Тем более было недостаточно, чтобы американским интересам служили каким-то косвенным путем, зависящим от доброй воли врагов Америки, а поэтому, вряд ли когда-либо материализовались.

Проект строительства палестинского государства, один из безумных узлов, вокруг которого бессмысленно развернулась американская внешняя политика, является одним из первых жертв эры Трампа во внешней политике.

Мирный процесс с террористами велся в течение целого поколения, в котором ничего не было видно, кроме терроризма. БАПОР существовал уже несколько поколений - особое агентство ООН, которое было посвящено продолжению войны с Израилем, выступая в качестве агентства по трудоустройству и компании по хранению ракет для ХАМАСа.

Ни от одного из них было немыслимо избавиться. «Представьте себе последствия», — хором кричал весь спектр экспертов по внешней политике, мыслителей, бюрократов, обозревателей СМИ и остатки банды Чонси Гардинерс, представляющие Республиканский истеблишмент. 

Президент Трамп только пожимал плечами.

Стратегия ООП чередования угроз и лести, игры в жертву, сопровождаемую истерикой, обещание заключить сделку с одновременным требованием предварительных уступок, была очень плохо воспринята Трампом. 

Бывший госсекретарь Джон Керри, который вмешался, призывая членов ООП начать нападки лично на Трампа, обещая им, что Трамп скоро исчезнет, и Керри его заменит, сильно пострадал.

Вместо денежного потока, палестинцы получили давление. Лишение БАПОР финансирования, как и признание Иерусалима, явилось предупреждением. Прекращение потока наличных от БАПОР террористам не только экономит деньги; это еще один знак того, что Соединенные Штаты теряют интерес к проекту строительства палестинского государства.

Соединенные Штаты приняли советский проект строительства палестинского государства как свой собственный. Время и бюрократия сделали его постоянной принадлежностью Вашингтона (Округа Колумбия), как одну из тех забытых статуй в боковом переулке города, цели которой никто не помнит, но от которой никто не может избавиться.

Теперь президент Трамп играет в бунтаря. 

Проект строительства палестинского государства был разработан Советским Союзом с целью уничтожения Израиля и распространения террора по всему региону и миру. Все попытки нейтрализовать его, подкупить его лидеров и выполнить их требования только приближали его к своей цели.

Но президент Трамп никогда не принимал центральной предпосылки умиротворения. Он никогда не верил, что подкуп наших врагов, ничего не получая взамен, превратит их в друзей. Чем решительнее он и его команда настроены получить что-то от ООП, чем больше террористическая группа прибегает к своему обычному массиву угроз и разыгрыванию жертвы, тем ближе террористы подходят к потере самого большого своего покровителя. 

ООП уже является историческим артефактом, реликвией ушедшего арабского социализма, такого же старомодного, как и ее руководитель, обученный советскими хозяевами, реликвией дипломатии Клинтона 90-х годов, непопулярной, как в его народе, так и в других арабских государствах.

Левые перешли в БИС и ХАМАС. Демократы и республиканцы держались за Палестинскую администрацию ООП, потому что не могли придумать чего-либо еще. 

Люди Трампа могут.

ООП существует, потому что мы ее финансируем и поддерживаем. А без Соединенных Штатов ООП превращается в историю.

Однако проект строительства палестинского государства — это только одна из многих падающих фишек домино.

Субсидирование террористической группы в обмен на мир, который она никогда не заключала, является одной из самых абсурдных позиций в книге нашей иностранной помощи. Это было в книгах так долго, что никто не осмеливался прикоснуться к ней или задавать вопросы.

В коридорах власти дует теплый ветер перемен, даже когда падение затрагивает Вашингтон. И этот ветер несет не только плохие новости для ООП, но и для всех плохих идей, которые левые позаимствовали у Советского Союза, и с которыми республиканский истеблишмент решил бороться на смерть, чтобы защищаться.

Левые посеяли плохие идеи, как вирусы в эхо-камере нашей политики. Что огорчает левых и истеблишмент, так это то, что Трамп обладает иммунитетом к вирусам, поражающим Вашингтон.

Однажды апологеты сказали, что только Никсон мог отправиться в Китай.

Сейчас только Трамп может покончить с Палестиной.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё