"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Истерика газеты Washington Post по поводу прекращения американского финансирования БАПОР

Когда заблуждения и фантазии заменяют журналистику



Hugh Fitzgerald, 9 сентября 2018

Как газета Washington Post осветила прекращение американского финансирования БАПОР?


Соединенные Штаты больше не будут делать взносы в агентство ООН по оказанию помощи палестинским беженцам, заявил в пятницу [31 августа] Государственный департамент, на фоне широкого возмущения палестинцев, заявляющих, что такое решение нарушает международное право и усугубит и без того тяжелую гуманитарную ситуацию, особенно в Газе.

Газета Washington Post должна разъяснить читателям, если она может, что за «международное право», по заявлению «палестинцев», было нарушено. Я не думаю, что есть хоть какое-то. Взносы в БАПОР являются добровольными. Во всяком случае, упоминание, без каких бы то ни было дополнений, какого-то неопределенного и необъяснимого «международного права» должно быть отмечено репортерами.

Заявление назвало Агентство ООН по оказанию помощи и организации работ или БАПОР, «непоправимо ошибочной операцией» и критикует другие страны за то, что они не разделяют бремя поддержки палестинцев.

Нигде в этом сообщении нет никакой информации о других донорах БАПОР. Хотелось бы, например, узнать, какие суммы арабские страны Залива, с их сотнями миллиардов, получаемых ежегодно от геологического несчастного случая, внесли в БАПОР. Однако в статье Washington Post ничего не говорится о том, сколько денег Саудовская Аравия, Эмираты, Кувейт и Катар предоставляли БАПОР на протяжении многих лет. Было бы уместно напомнить, что из четырнадцати стран-участниц БАПОР все, кроме одной — Саудовской Аравии, являются не мусульманскими западными странами. А, если, как утверждают «палестинцы», «международное право» требует финансирования БАПОР, то почему мусульманские арабские государства не вносят свой вклад? Почему БАПОР почти полностью финансируется немусульманами?

Обвиняя БАПОР и других международных доноров за то, что они не смогли реформировать «способ ведения дел в организации», в заявлении говорится, что Соединенные Штаты по-прежнему «очень внимательны и глубоко обеспокоены воздействием на невинных палестинцев, особенно школьников».
Среди многочисленных жалоб администрации на агентство, в бюджет которого Соединенные Штаты вносили примерно одну треть в размере $1,1 млрд. в 2017 году есть одно, которое касается способа подсчета ООН количества палестинцев, официально признанных беженцами. Было бы желательно уменьшить количество в более чем 5 миллионов, которые сегодня фигурируют, до нескольких сотен тысяч живых, на то время, когда агентство было создано семь десятилетий назад, по словам официальных лиц США.

В этом пункте есть серьезная ошибка. Он ошибочно утверждает то, как американское правительство рассчитывает количество законных «палестинских» беженцев. Речь идет не о «нескольких сотнях тысяч живых на тот момент, когда создавалось агентство», а скорее о том, сколько из них были действительно беженцами в 1949 году. Больше нет «нескольких сотен тысяч» оставшихся в живых, а, скорее, не более 20—40 тысяч законных беженцев, и только они, по мнению администрации, заслуживают ее поддержки.

Администрация попыталась вообще сократить иностранную помощь, переведя свое внимание на те страны и организации, которые соответствуют «политическим приоритетам США», — говорят чиновники. Выход из БАПОР является также реакцией, по словам Никки Хейли, посла США в Организации Объединенных Наций, на палестинскую враждебность по отношению к Соединенным Штатам, которая усилилась после изменения политики США, которую палестинцы считают произраильской.
Саеб Эрекат, генеральный секретарь Организации освобождения Палестины, сказал, что произраильская предвзятость администрации президента Трампа дисквалифицирует ее от любой роли в мирном процессе.

Если «палестинцы» отказываются иметь дело с Соединенными Штатами, тогда никакого «мирного процесса» не будет. И это неплохо. Для Израиля это может быть даже хорошо. Израиль сохраняет мир только путем сдерживания, так же, как НАТО сохраняло мир с Советским Союзом в период «холодной войны». Пока Израиль воспринимается подавляющим большинством арабов-мусульман более сильным, они не будут предпринимать серьезного натиска. Прекращение всего этого мирного процесса — это не то, что надо оплакивать, а что, наоборот, следует приветствовать. Поскольку такой «мирный процесс» с арабами-мусульманами может привести только к такому договору, как катастрофические соглашения Осло, по которым Израиль должен был отказаться от чего-то ощутимого, как, например, от контроля территорий, важных для его обороны, в обмен на обещания «палестинцев», которые будут нарушены при первой же возможности, по образцу договора Мухаммада с курайшитами в Аль-Худайбии в 628 году н.э.

«Сокращая помощь, США нарушают международное право», — сказал Эрекат, выступая за несколько часов до объявления Госдепартамента. Он утверждал, что «БАПОР — не палестинское агентство», а было «создано ООН», и существует международное обязательство оказывать ему помощь и поддерживать его до тех пор, пока не будут решены все проблемы палестинских беженцев».

БАПОР является «палестинским» агентством, поскольку он полностью укомплектован «палестинцами», распространяет свои щедроты только на «палестинцев» и лоббирует правительства во всем мире, чтобы вносить все большие суммы для тех же «палестинцев». Нет никакого «международного обязательства» по оказанию помощи и поддержке БАПОР «до тех пор, пока не будут решены все проблемы« палестинских »беженцев». Мы знаем, что Саиб Эрекат хотел этим сказать. Это означает, что такая помощь должна продолжаться до бесконечности, пока «палестинцы» не получат то, что они хотят, а они хотят одного — уничтожения Израиля как еврейского государства и его замену мусульманским арабским государством.

«Эрекат добавил: «Могут утверждать, что это деньги американских налогоплательщиков, и от них зависит то, как они расходуются. И тем не менее, кто дал Трампу проклятое право красть мою землю, мою столицу, мое будущее, мои чаяния и мою свободу, решая слепо поддерживать оккупирующую державу под названием Израиль?»

Эрекат отчасти прав. Американские налогоплательщики и их правительство должны решить, хотят ли они финансировать этот уникальный класс «беженцев», состоящий не только из реальных беженцев, но и из все более растущего числа их потомков.

Обратите внимание на такое истеричное обвинение Америки, как Трамп «украл мою землю, мою столицу и мое будущее, мои чаяния и мою свободу»? Разве ПА не имеет сейчас возможности формировать большую часть своей собственной судьбы? Разве не сами «палестинцы», развязывающие непрерывные войны, так много сделали для того, чтобы уничтожить свое собственное будущее? Был ли Трамп причиной того, что «палестинцы» уничтожили теплицы, которые целехонькими были переданы им израильтянами в 2005, в надежде, что арабы продолжат заниматься бизнесом и даже расширят его, только чтобы найти, что "палестинцы" в Газе разрушили их всех? Это Трамп заставил ХАМАС отвлечь так много денег, времени и энергии на копание террористических тоннелей из Газы — на израильскую территорию, чтобы террористы могли проникнуть через них в Израиль и напасть на израильских мирных жителей или пойти в другом направлении, в находящийся в Египте Синай, с целью контрабанды оружия в Газу? 

Они обвиняют Трампа, Израиль, Запад во всех предполагаемых страданиях, которые испытывают «палестинцы», бывшие в течение 70 лет самыми избалованными из всех беженцев в современной истории, о которых заботился БАПОР, особое агентство ООН, целиком посвященное щедрой поддержке каждого потомка, независимо от того, как далеко он отстоит от каждого первоначального арабского беженца. Ни одна другая группа беженцев не имеет Агентства ООН, исключительно предназначенного для бессрочного ухода за ним и питания.

Эрекат также предсказал, что потенциальный конец БАПОР, если другое финансирование не будет достигнуто, вызовет катастрофу в тех местах, где проживает большое количество палестинских беженцев, в результате чего, они подвергнутся риску вербовки экстремистскими группами, такими как Исламское государство.

Эрекат делает истерические заявления. Он обещает, что без американского взноса в БАПОР в размере $360 млн произойдет «катастрофа». Затем он прибегает к стандартному шантажу. Дайте нам финансирование, которое мы, «палестинцы», привыкли получать, настаивает он, иначе беженцы начнут присоединяться к исламскому государству и ему подобным группам. Если бы такое рассуждение было принято, то мусульмане повсюду стали бы выступать с подобными угрозами: дайте нам больше денег на помощь (в Пакистане, Афганистане, Сомали, Ливии, Нигерии и что вы еще назовете), иначе возобладают «экстремистские группы». Такого рода угрозам нет логического конца. И самым крупным шантажистом является БАПОР, поскольку, если Америка и Запад уменьшат суммы, которые они выделяют, или, что еще хуже, перестанут делать свой взнос в БАПОР вообще, то он, предположительно, рухнет (нет ни малейшего намека на то, что богатые арабские доноры могут легко заменить американцев), а отсюда угроза — неизбежная «радикализация» «палестинских» беженцев. У вас не будет альтернативы, кроме как присоединиться к рядам «экстремистов».

БАПОР оказывает помощь, главным образом в форме образования, здравоохранения, продовольственной безопасности и других предметов первой необходимости, примерно, 800 000 палестинцев, зарегистрированным в качестве беженцев на Западном берегу и 1,3 миллионам человек в секторе Газа, а также 534 000 — в Сирии, 464 000 — в Ливане и 2 млн. человек в Иордании.
Организация Объединенных Наций, как среди палестинцев, так и других, определяет беженцев как всех, кто был изгнан из своих домов в результате войны, преследований или насилия. Потомки беженцев включены, пока продолжается перемещение.

Это единственное наиболее вводящее в заблуждение утверждение во всей статье. Ни в одной группе ООН не определяет беженцев с включением их потомков, кроме «палестинцев». Люди, которые бежали из Индии или Пакистана во время Раздела в 1947 году, могут быть беженцами, но для ООН их потомки таковыми не являются. Дети, родившиеся в Южной Корее у беженцев из Северной Кореи, не считаются беженцами. Дети вьетнамских "людей в лодках", родившиеся в Соединенных Штатах, не рассматриваются ООН как беженцы, как и ни один из десятков миллионов потомков других беженцев от многих конфликтов, которые имели место со времен Второй мировой войны.

Все беженцы, зарегистрированные в ООН, сохраняют международно признанное «право на возвращение» на свою землю и в дома, что уже давно является одним из основных моментов спора в израильско-палестинском конфликте. Сокращение числа имеющих права беженцев, как администрация хочет, чтобы это произошло, хотя только Генеральная Ассамблея ООН может это сделать, коренным образом изменит эту динамику, поскольку Белый дом готовится обнародовать свой собственный мирный план по разрешению конфликта.
Сепаратно, администрация Трампа заявила на прошлой неделе, что $200 млн, предназначенных для прямой помощи США Палестинской администрации, будут «перенаправлены» в другое место.
Потери средств будут очень тяжелыми для палестинцев, сказал Гасан Хатиб из Университета Бир Зейт на Западном берегу, но мало изменит статус беженцев этих людей, сказал он.
«Только ООН имеет право предоставлять юридический статус или давать определение отдельным беженцам, а не отдельным странам», — сказал он. «Изменение американской позиции не повлияет на международное понимание беженцев».

Если бы только американское правительство не только перестало поддерживать БАПОР, но и объясняло бы при каждом возможном случае и на каждом форуме, как в ООН делает только несгибаемая и красноречивая Никки Хейли, что нет оснований иметь одно определение для «палестинских беженцев», а другое — для всех других групп беженцев, кем бы они ни были!

В Газе выражает тревогу 53-летняя вдова Амаль Халиль. Она на протяжении многих лет полагалась на помощь БАПОР, чтобы прокормить себя и свою семью.
«Она уже несколько раз сокращалась. Не знаю, будет ли она еще уменьшена или полностью прекращена», — сказала она.

Здесь нам рассказывают личные истории индивидуальных трудностей, призванные пробудить наши симпатии и закрыть наш разум. Если Амаль Халиль — «вдова», которая полагалась на БАПОР «всю свою жизнь», то почему в течение всех этих десятилетий ничего не было сделано, чтобы научить ее или ее детей некоторым навыкам, с помощью которых они могли бы положить конец своей явно общей зависимости от помощи БАПОР? Почему БАПОР поощряет культуру постоянной зависимости, если не для того, чтобы увековечить «вопрос беженцев», а не помочь в его разрешении? Часть политического плана состоит в том, чтобы препятствовать «палестинским» беженцам интегрироваться в общества, в которых они сейчас живут. Миллионам из них запрещают покупать жилье в принимающих странах; они вынуждены жить в лагерях беженцев, где они также обнаруживают, что некоторые профессии для них закрыты.

Аднан Абу Хасна, представитель БАПОР в Газе, сказал местной радиостанции, что если финансирование этой организации внезапно прекратится, то вся система образования окажется перед опасностью разрушения, а денег хватит только до сентября.

Еще больше зловещих предупреждений. Поскольку Саеб Эрекат настаивает на том, что сокращение американской помощи закончится «бедствием», а другие говорят о «катастрофе», представитель БАПОР в Газе утверждает, что «всей системе образования будет грозить разрушение» без этого важного американского финансирования. Но почему? Разве не существуют 57 мусульманских стран, в том числе четырех государств, которые являются сказочно богатыми (Саудовская Аравия, Эмираты, Кувейт, Катар), и могут легко компенсировать любой финансовый дефицит, вызванный прекращением американской помощи БАПОР?

Сильнее всех пострадает Иордания, где 2 миллиона палестинских беженцев — пятая часть населения страны, пользуются услугами БАПОР. Их обслуживание в области здравоохранения, образования и жилья будет возложено на иорданское правительство, нуждающееся в наличных.

Опять же, сообщение Washington Post не говорит главного об Иордании. У этой страны вряд ли найдутся богатые друзья, на которых она могла бы рассчитывать. Только в июне этого года Иордания получила новое обязательство на $2,5 млрд. от Саудовской Аравии, Эмиратов и Кувейта. Это можно было бы упомянуть, как и вероятность того, что суммы, вносимые в БАПОР этими тремя странами, можно легко поднять на 10-15% (что более чем компенсировало бы потери взносов Америки в БАПОР в Иордании), но, конечно, «палестинцы» не хотят упоминать об этом, ибо для них важно, чтобы Запад чувствовал себя виноватым, Запад должен думать, какие средства теперь нужны. Немусульмане мира обязаны предоставлять нам, «палестинцам», средства для существования, а мы будем их стыдить и пугать, чтобы они нам их предоставляли.

В пятницу Германия и Япония пообещали пожертвовать больше, но вряд ли это покроет потерянное финансирование США.

И снова мы видим как вступают западные страны, чтобы компенсировать дефицит, созданный прекращением Америкой своих взносов. Но почему они должны? Спустя семьдесят лет после создания «палестинских» беженцев, в то же самое время, множество других евреев, бросивших гораздо больше имущества, вынуждены были покинуть арабские земли в качестве еврейских беженцев, однако, предположение, по-прежнему, заключается в том, что Запад должен поддерживать группу арабов-мусульман и всех их потомков до конца времен, через БАПОР. Почему? По какой такой теории? Пусть «большая четверка с глубокими карманами» в Арабском заливе — Саудовская Аравия, Эмираты, Кувейт и Катар, принесут в БАПОР несколько сотен миллионов долларов в год — суммы, от которых доноры вряд ли обеднеют, так чтобы гораздо большая доля взносов для «палестинцев» через БАПОР поставлялась другими мусульманскими арабами. В противном случае, эти выплаты в БАПОР от Запада могут рассматриваться их «палестинскими» получателями или, скорее, уже рассматриваются, как своего рода пролептическая джизья.

Американское правительство сделало очень полезную вещь. Своей откровенной политикой положить конец своим взносам в БАПОР, оно поставило в общественном сознании вопрос, который необходимо задать пропагандистам БАПОР: почему отношение к «палестинским» беженцам в последние 70 лет так отличалось от того, как относились ко всем остальным сотням миллионов беженцев со времен Второй мировой войны? Мир заслуживает более разумного ответа, чем туманная ссылка Саеба Эреката на «международное право». Почему только «палестинские» беженцы включают в свое постоянно расширяющееся число всех своих потомков, независимо от того, как они удалены по времени и месту от земли, с которой, как их предки почувствовали, им нужно уйти? Почему «палестинцы» — единственные беженцы, число которых постоянно увеличивается? И почему вообще так мало умерших «беженцев» удаляются из списков?

Пусть «палестинские» лидеры, сколько хотят, предупреждают свой народ о «бедствиях» и «катастрофах» и «сценарии конца света». Пусть Саеб Эрекат мрачно бормочет о нарушении «международного права», но заметьте, он не может сослаться на какое-то такое международное право, которое требует от Соединенных Штатов или любой другой страны поддерживать какую-либо конкретную группу беженцев. И, прежде всего, пусть изумительная Никки Хейли и другие, занимающие подобное положение, продолжат спрашивать вслух, в ООН и на любом другом форуме, почему есть только одна группа беженцев в мире, «палестинцы», которым разрешено постоянно увеличивать свою численность путем включения всех потомков первоначальных беженцев в качестве самих беженцев. В конце концов, если это будут спрашивать часто и громко, кто-то должен будет ответить на этот риторический вопрос.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё