"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Перестройка Сирии: принцип ответственности

4 апреля 2018 года в Анкаре, Турция, президент России Владимир Путин, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Ирана Хасан Рухани (фото: kremlin.ru)
Малкольм Лоу, 13 октября 2018

Можно поражаться наглости, с которой иностранные посредники, причинившие самые большие разрушения в Сирии, призывают весь остальной мир оплатить расходы по восстановлению того, что они сами разрушили. 

Таким образом, первый пункт принципа ответственности заключается в том, что те иностранные державы, которые вмешались в Сирию, преследуя свои собственные политические цели, в первую очередь Иран, Российская Федерация и Турция, должны заплатить за восстановление всего, что они уничтожили.

Второй пункт принципа ответственности заключается в том, что любая держава или международный фактор должны обусловить всякую дополнительную финансовую помощь по замене нынешнего сирийского режима приемлемой альтернативой, будь то посредством свободных выборов или установки временного международного режима, последующим судебным процессом нюрнбергского типа над главными преступниками нынешнего режима, с репатриацией и расселением всех беженцев без какой-либо дискриминации. Российская Федерация обладает военной мощью, чтобы навсегда удержать Асада титульным президентом Сирии, но она не может ожидать, чтобы остальная часть мира расплачивалась за такую Сирию.

В течение 2018 года президенты Ирана, России и Турции дважды встречались, чтобы обсудить свои различные интересы в Сирии. В обоих случаях их заключительное совместное заявление призвало весь мир помочь в покрытии ущерба, причиненного продолжающейся сирийской гражданской войной, в которую они вмешались от имени той или иной фракции. В своем совместном заявлении от 4 апреля президенты:

«... призвали международное сообщество, в частности ООН и его гуманитарные учреждения, увеличить свою помощь Сирии путем направления дополнительной гуманитарной помощи, содействия гуманитарной деятельности в связи с разминированием, восстановлением основных инфраструктурных активов, в том числе социальных и экономических объектов, и сохранением исторического наследия».

Идентичная формулировка была включена в их Заключительное заявление от 31 июля.

Поражает наглость, с которой эти иностранные посредники, причинившие самые большие разрушения в Сирии, призывают весь остальной мир оплатить расходы по восстановлению того, что они сами разрушили. Тем более, что после обеих встреч, Россия возобновила бомбардировки, а Иран — наземные атаки в некоторых районах Сирии, которые были объявлены «зонами деэскалации» в более ранних соглашениях, которые также включали Соединенные Штаты. Министерство обороны России действительно сообщило в августе этого года, что его военно-воздушные силы уничтожили «более 86 000 боевиков» — количество, которое, независимо от того, включило ли оно невинных граждан, составляет значительную долю от общего числа жертв гражданской войны.

На данный момент, решимость Турции противодействовать этому в Идлибе, последнем крупном районе, отрицающем режим Башара аль-Асада, отложила еще одну волну беспощадных взрывов, целями которых являются больницы и убийство несчастных граждан. Однако сама Турция несет ответственность за свое бесполезное военное нападение на Африн, которое привело к разрушению зданий и массовому бегству граждан.

Африн ранее был в значительной степени избавлен от бедствий остальной Сирии и предоставлял убежище сотням тысяч человек из других стран, благодаря Курдским бригадам народных защитников (YPG), которых турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган ненавидит по внутренним политическим причинам. Выгнав курдов из Африна, Турция посадила там исламистских ополченцев, которые установили там правление по законам шариата и заставляют религиозные меньшинства, таких, как езиды, обращаться в ислам.

Прежде чем выходить с призывом к остальному миру, иностранные державы, которые вмешались в Сирию, чтобы преследовать свои собственные политические цели — в первую очередь Иран, Российская Федерация и Турция, должны заплатить за восстановление всего, что они уничтожили. Это мы называем Первым пунктом принципа ответственности.

26 августа 2018 года министр обороны Ирана прибыл в Дамаск и заявил, что целью его визита является «расширение двустороннего сотрудничества в новых условиях достижения Сирией этапа восстановления», и что «мы надеемся, что сможем принять активное участие в восстановлении Сирии». Однако на следующий же день выяснилось, что он прибыл, чтобы подписать соглашение о восстановлении сирийской армии и военной промышленности Сирии. Короче говоря, да, Иран привержен восстановлению Сирии, но понимает это как восстановление способности режима Асада подавлять суннитское мусульманское большинство в стране, как в старые добрые времена перед гражданской войной.

А что же участие Соединенных Штатов и союзной коалиции? Оно тоже включало разрушение зданий и гибель мирных жителей, особенно во время возвращения «столицы» Исламского государства (ИГИЛ) в битве при Ракке в 2017 году.
 
Здесь есть два больших отличия.

Во-первых, Иран, Россия и Турция вмешались, чтобы навязать свою волю местному сирийскому населению, которое по праву не желало дольше терпеть многолетнюю тиранию семьи Асада, которая изгнала большую часть этого населения из своих домов. Американская коалиция вмешалась, чтобы восстановить местное население в своих домах и освободить его от иностранного правления ИГИЛ. Ее роль заключалась в поддержке сирийских демократических сил (СДС), состоящих из местных курдов и арабов, которые сами сделали почти все, сражаясь на суше.

Во-вторых, администрация Обамы уже обещала СДС, что будет американское финансирование, чтобы помочь в восстановлении их домов и жизни после изгнания ИГИЛ. Это тот случай, когда администрации Трампа было бы хорошо посоветовать сохранить обещания своего предшественника. Более того, Соединенные Штаты могут обосновать свою позицию, чтобы оказать давление на своих арабских союзников, с целью обеспечить основную часть необходимых финансов, в то время как американская роль будет заключаться в том, чтобы гарантировать зонтик безопасности, под которым эти финансы будут должным образом расходоваться. 

Однако самый большой вопрос — это условия, при которых можно ожидать, что мир в целом, включая страны, которые не сыграли никакой роли в сирийской трагедии, окажет финансовую помощь на восстановление. Эти условия должны быть безоговорочными. 

Во-первых, не может быть и речи об использовании международных финансов для восстановления довоенного сирийского режима. Асады правят полицейским государством еще более жестоко и смертоносно, чем Сталин — Россией. В последней были, по крайней мере, известны личности заключенных, посланных в ГУЛАГ. В Сирии люди просто день ото дня исчезали и не возвращались, кроме как в виде трупов, «умерших от естественных причин». Кроме того, во время гражданской войны режим Асада, вероятно, убил гораздо больше людей в своих тюрьмах, чем ИГИЛ — в районах, находящихся под его контролем. 

Согласно отчету от 26 июля в Washington Post:

«Сирийское правительство беспрецедентными темпами начало выдавать справки о смерти политических заключенных, согласно группам, которые следят за тюрьмами, в попытке выяснить судьбы тысяч пропавших без вести сирийцев, поскольку режим преобладает в гражданской войне. С весны, государственные регистрационные службы выдали сотни таких справок. Во многих справках говорится, что заключенные были мертвы с самого начала конфликта».

Таким образом, первым условием для международного финансирования должна быть смена сирийского режима. На совещании, проведенном в августе 2018 года под эгидой ООН, было сказано: 

«Обсуждения были сосредоточены на оценках, связанных с объемом разрушений в физическом капитале и его отраслевом распределении, который, по оценкам экспертов ESCWA, превысил $388 млрд., тогда как фактические физические затраты на уничтожение были близки к $120 млрд. Эти суммы не включают человеческие потери в результате смерти или потери из-за перемещения человеческой компетенции и квалификации, которые считались наиболее важными факторами сирийской экономики». (Жирный шрифт в оригинале.)

Немыслимо, чтобы суммы такого масштаба были потрачены на реставрацию режима Башара Аль-Асада в его прежнем бесчестии. Если такой причины недостаточно, можно прочитать здесь, как Асад злонамеренно использовал деньги помощи, которые достигали Сирии.

Если свободные выборы не будут быстро проведены, может потребоваться временный международный мандат на управление Сирией. Для сравнения возьмите Ирак. Несмотря на порицание президента Буша и его союзников, следует признать, что Ирак сегодня является единственной крупной арабской страной, где масса населения признала, что ее правительство должно подчиняться избранному парламенту. Потребовалось международное вмешательство в Ирак для получения нынешних результатов, избегая в то же время ошибок, которые были допущены на этом пути.

Вторым условием является привлечение к уголовной ответственности главных преступников режима Асада. Средства для этого уже существуют. В статье, опубликованной в апреле 2016 года в New Yorker, описывается организация, которая, взяв Нюрнбергские процессы над нацистами в качестве модели, собрала все необходимые доказательства. 

В статье говорится:

За последние четыре года люди, работающие для этой организации, вывезли из Сирии более шестисот тысяч правительственных документов, многие из которых принадлежали секретным разведывательным службам. Документы были доставлены в штаб-квартиру группы в невзрачном офисном здании в Западной Европе, временами — под дипломатическим прикрытием. Там была отсканирована каждая страница, присвоен штрих-код и номер и отправлен в подвал. Внутри хранилища работает поглотитель влаги, и только снаружи из небольшой коробки выделяется крысиный яд. 
Наверху, в комнате с металлической дверью, стены покрыты подробными картами сирийских деревень, а роли различных подозреваемых в сирийском правительстве перечислены на доске. Свидетельские и переведенные документы заполняют связками несгораемые сейфы в ночное время ...

Недавно, работа комиссии завершилась 400-страничным юридическим бюллетенем, который связывает систематические пытки и убийства десятков тысяч сирийцев с письменной политикой, одобренной президентом Башаром Асадом, координированной его агентствами безопасности и разведки и осуществленной оперативниками режима, которые сообщали об успехах своей кампании начальству в Дамаск. В кратком изложении рассказывается о ежедневных событиях в Сирии глазами Асада и его сподвижников и их жертв, а также приводится информация о пытках, финансируемых государством, которые почти невообразимы по своим масштабам и жестокости.

Третье условие состоит в том, чтобы все сирийцы, перемещенные войной, будь то внутри страны, в соседних странах или в других районах, имели возможность вернуться в свои дома. Ходят слухи, что Асад хочет помешать возвращению как можно большего числа мусульман-суннитов, чтобы облегчить своему меньшинству алавитов возвращение и даже усиление их господства над страной.

Это не должно случиться.

Эти три условия вместе составляют Вторую статью принципа ответственности: любая страна или международный фактор должны обусловить всякую дополнительную финансовую помощь заменой нынешнего сирийского режима подходящей альтернативой, будь то посредством свободных выборов или путем установления временного международного режима, за которым последует Нюрнбергский процесс над главными преступниками нынешнего режима и репатриация, и расселение всех беженцев без какой-либо дискриминации.

Во время недавнего визита в Германию президент России, Владимир Путин, призвал Европу «внести финансовый вклад в восстановление Сирии, чтобы позволить миллионам беженцев вернуться домой». В том же докладе утверждается, что Россия предложила, «чтобы Соединенные Штаты и Россия создали совместную группу для финансирования обновлений инфраструктуры в Сирии» — предложение, которое «получило ледяной прием» в Вашингтоне. Вполне справедливо. Теоретически, сотрудничество между двумя сверхдержавами является наиболее эффективным способом установления порядка и достойной формы жизни в Сирии, но это должно быть обусловлено ликвидацией режима Асада и привлечением его главных преступников к ответственности. Если бы Путин мог пойти на такие большие уступки, а президент Трамп — ответить такой же развязкой, как с Северной Кореей, путь был бы открыт.

Остановимся на этом подробнее. Российская Федерация обладает военной мощью, чтобы навсегда удержать Асада титульным президентом Сирии, но она не может ожидать, чтобы остальная часть мира заплатила за такую Сирию. Поэтому российское правительство должно спросить себя, имеет ли оно также экономическую мощь, чтобы в одиночку оплатить огромный счет за восстановление Сирии. От своего партнера Ирана она ничего не может ожидать, потому что участие иранского режима в Сирии уже отправило его в банкротство, благодаря восстановлению санкций Трампом. Является ли Россия достаточно сильной, чтобы избежать последовать за Ираном по такому же пути? 

Самое большее, что Россия может, вероятно, потребовать в обмен на мировые деньги, — это, чтобы режим, который придет на смену Асаду, сохранил договор об аренде Россией ее баз в Сирии. Зачем России вообще нужны эти базы, кроме ложного престижа — это еще один вопрос, над которым россияне могут поразмыслить на досуге, как только Асад уйдет. 

Малкольм Лоу - валлийский ученый, специализирующийся на греческой философии, Новом Завете и христианско-иудейских отношениях.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ