"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Разрушение Франции

Жерар Коломб (в центре), министр внутренних дел Франции до последнего месяца,
а в настоящее время — мэр Лиона, видимо, пессимистично относится к ситуации в
его стране.
«Трудно давать оценку, но я бы сказал, что через пять лет ситуация может стать
необратимой. Да, нам нужно пять, шесть лет, чтобы избежать худшего»
,
— сказал он недавно. (Фото: Aurelien Meunier / Getty Images)

Джулио Меотти

Президент США Дональд Трамп и президент Франции Эммануэль Макрон имели публичное дипломатическое столкновение за несколько дней до того, как Трамп посетил Францию. Плевки начались, когда в радиоинтервью Макрон предположил, что Европе нужна армия, чтобы защититься от США. «Мы должны защищать себя от Китая, России и даже Соединенных Штатов Америки», — сказал Макрон.

Защита Франции от Соединенных Штатов? В речи 11 ноября, посвященной Первой мировой войне, Макрон на дипломатическом приеме у своего гостя напал на «национализм». Президент Трамп с гордостью назвал себя «националистом» менее чем за три недели до этого.

Макрон, похоже, использовал перемирие, подписанное в 1918 году, чтобы забыть происходящее во Франции в 2018 году. 

Жерар Коломб, министр внутренних дел до последнего месяца, а сейчас — мэр Лиона, видимо, настроен пессимистически в отношении ситуации в его стране, согласно комментариям газеты Valeurs Actuelles. "Люди не хотят жить вместе", — посетовал Коломб, сказав, что ответственность за безопасность во время недавней иммиграции была «колоссальной». Коломб также предупредил, что осталось очень «мало времени», чтобы улучшить ситуацию. «Трудно давать оценки, но я бы сказал, что лет через пять ситуация может стать необратимой. Да, нам нужно пять, шесть лет, чтобы избежать худшего», — добавил он.

А худшим будет «раскол», или, как сказал французский специалист по исламу, Жиль Кепель, «разлом».

Однако Макрон не кажется особенно восприимчивым к предупреждению Коломба. По сообщениям, человек, оравший «Аллаху Акбар», нанес ножевой удар полицейскому в Брюсселе на этой неделе во время государственного визита Макрона в столицу Бельгии — первого для французского президента с тех пор, как Миттеран посетил ее в 80-х годах. Макрон также отправился в Брюссельский район Моленбек, который он определил как «территорию, отмеченную имиджем террористической драмы, а также место инициатив, обмена и интеграции». Обмен и интеграция?

Восемь человек были арестованы в ходе контртеррористического рейда в марте 2018 года в Моленбеке. В прошлом году конфиденциальный отчет показал, что полиция в том же районе Брюсселя обнаружила 51 организацию, подозреваемую в связях с терроризмом джихадистов. Многие из подозреваемых, участвовавших в терактах в Париже и Брюсселе, либо жили, либо действовали из Моленбека. Как пишет Джулия Линч в The Washington Post относительно Моленбека: 

«Одна из 19 «коммун» в муниципальном районе Брюсселя, район был домом для одного из нападавших на пригородный поезд в апреле 2004 года в Мадриде, и для француза, который в августе 2014 года застрелил четырех человек в Еврейском музее в Брюсселе. Марокканский стрелок в поезде Брюссель-Париж, Талис, в августе 2015 года был там со своей сестрой. 

Если есть место, где объяснение Коломба относительно «раскола» является не только предупреждением, но уже и реальностью, то это Моленбек. Роджер Коэн из The New York Times, назвал его «Исламским государством Моленбек». И такие районы не относятся к бельгийскому феномену. «Сегодня мы знаем, что во Франции есть 100 районов, которые имеют потенциальное сходство с тем, что мы наблюдаем в Моленбеке», — сказал тогдашний французский Министр юстиции и спорта, Патрик Каннер, в 2016 году. Один из них — Трапп, город, известный не только международной футбольной звездой Николя Анелька, но также и количеством тамошних джихадистов, которые ушли сражаться в Сирию или Ирак.

Во Франции в этом году было сорвано шесть плановых террористических атак, заявил государственный секретарь в министерстве внутренних дел, Лоран Нуньес. «С ноября 2013 года, благодаря действию разведслужб, были сорваны 55 попыток исламских нападений, в том числе шесть — в этом году», — сказал Нуньес.

В последние несколько месяцев в нынешнем французском сценарии преобладали не новые крупные террористические атаки, а дождь ежедневных устрашений. На прошлой неделе француз 60-ти лет шел по парижской улице с завернутыми рождественскими подарками, когда незнакомец сбил с него очки, а затем ударил по лицу. «Вот, что мы делаем с неверными», — сказал нападавший мужчине. За несколько дней до этого, гражданин Франции, еврей, также подвергся нападению троих человек на улице. 

На идеологическом фронте «Макрон идет по стопам президентов, которые пытались и не смогли создать «Ислам Франции», — сообщает Politico

Согласно Wall Street Journal:
«Теперь правительство президента Эммануэля Макрона рассматривает возможность предоставить родителям светскую альтернативу этому переплетению арабского языка и ислама, подталкивая больше государственных школ Франции к тому, чтобы предлагать детям в возрасте 6 лет уроки арабского языка ...».
Роберт Менар, мэр южного города Безье, заявил, что «преподавание арабского языка создаст больше гетто». Французские власти, похоже, игнорируют, что подавляющее большинство французских террористов являются гражданами Франции, которые говорят на прекрасном французском языке и, в отличие от своих родителей, родились во Франции. Они были совершенно «интегрированы». Они отвергли это.

Подтверждение исламистской волны произошло в сентябре прошлого года в шокирующем отчете Института Монтеня под названием «Исламистская фабрика». В нем подробно описывается крайний уровень радикализации французского мусульманского общества. По словам его директора Хакима Эль Харуи, мусульманские экстремисты во Франции «создают альтернативное, параллельное, отдельное общество с ключевой концепцией — халяль». Макрон почти ничего не сделал, чтобы остановить эту экспансию. 

«Две или три салафитских мечети были закрыты за 18 месяцев, [но] иностранное финансирование мечетей не было запрещено», — сказала недавно лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен.
 
Цель иностранного финансирования была подробно описана бывшим председателем Христианско-демократической партии, Жаном-Фредериком Пуассоном в его новой книге «Ислам, покорение Запада». «Экспансия ислама на Запад является частью стратегического плана, разработанного 57 государствами, которые составляют [Организацию] Исламского сотрудничества, своего рода мусульманскую Организацию Объединенных Наций, которая теоретически обосновала распространение законов шариата в Европе», — сказал Пуассон в интервью в этом месяце. «Они открыто заявляют о стремлении установить «заместительную цивилизацию» на Западе».

Есть, однако, нечто большее, чем уровень культуры. Филипп де Вилье, политик и эссеист, близкий к Макрону, недавно выдал фразу, сказанную его братом, генералом Пьером де Вилье, бывшим командующим французской армии. Генерал де Вилье предупредил Макрона о возможном внутреннем взрыве в неустойчивых парижских пригородах: «темные стороны Города Света». По словам Филиппа Де Вилье, его брат сказал Макрону: «Если поднимутся пригороды, мы с этим не сможем справиться, мы не сможем позволить себе столкнуться с этим, у нас нет людей».

Два журналиста из ведущей газеты Le Monde, Жерар Давэ и Фабрицио Ломм, недавно опубликовали книгу под названием «Иншалла: исламизация в открытую" (Inch'allah: l'islamization à visage découvert») расследование процесса исламизации самого крупного парижского пригорода Сен-Сен-Дени. Там и во многих других пригородах растет антисемитизм. По словам премьер-министра Франции, Эдуарда Филиппа, антиеврейские «акты» увеличились на 69% за первые девять месяцев 2018 года. Фрэнсис Калифат, президент официальной организации, представляющей французские еврейские общины, назвал антисемитизм «раковой опухолью». 

В своем сообщении этим летом из Парижа, The New York Times подробно рассказала об исходе евреев из мультикультурного пригорода: «Более 20 0000 человек переехали в Израиль с 2000 года по сравнению с 25 000 французских евреев, которые уехали в период с 1982 по 2000 год». Существует также внутренний исход:

«В Олнэ-су-Буа число еврейских семей сократилось в 2015 году до 100 с 600 — в 2000 году; в Ле-Блан-Мениле — до 100 с 300; в Клиши-су-Буа сейчас осталось 80 еврейских семей с 400; а в Ла-Курневе — 80 семей с 300».

«Возможно, мы сейчас живем в конце цивилизации — нашей", — говорит Филипп де Вилье, французский политик и писатель.

«Есть два общих момента между распадом Римской империи и нашим собственным. Знать римского Сената, которая думала только о добавлении слоя порфира в свои ванны, больше не использовала рампу, границу Империи, для обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях». 

Видимо, Макрон занят только добавлением слоя порфира к «величию» Франции. 

В прошлом году Макрон представился как кандидат, «порвавший с системой». Его президентский мандат закончится через пять лет. По словам его бывшего министра внутренних дел, Жерара Коломба, это, вероятно, будут последние годы до того, как произойдет настоящий «разрыв», который может стать необратимым. Не только для Франции, но и для Европы.

Джулио Меотти, редактор отдела культуры для газеты Il Foglio, -итальянский журналист и писатель.

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ