"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Дело Хашогги подвергает опасности главные интересы США на Ближнем Востоке


Caroline Glick, 24 октября 2018

Дело Джамаля Хашогги — это не просто детективная история. Это событие, которое может поставить под угрозу все основные интересы Америки на Ближнем Востоке. Чтобы понять, почему это так, необходимо вспомнить, каковы эти основные интересы; рассмотреть, какие режимы разделяют американские интересы, а какие — им угрожают; и как США могут наилучшим образом использовать свои рычаги влияния в регионе для обеспечения и продвижения своих интересов.

Главными интересами США на Ближнем Востоке в порядке очередности являются следующие: 
  1. сохранение и защита беспрепятственная перевозка недорогих энергетических продуктов на мировой рынок через Ормузский пролив, Суэцкий канал и Баб-эль-Мандеб; 
  2. предотвращение экспорта терроризма, развертывания и распространения неконвенционального оружия из исламского мира;
  3. удержание и сохранение позиций Америки в качестве самой мощной сверхдержавы в регионе, чтобы не дать Китаю, России или любой другой конкурентной силе оспаривать способность США защищать свои другие ключевые интересы.
Исламская страна на Ближнем Востоке, которая больше всего угрожает этим ключевым интересам США — это Иран. Иран непосредственно угрожает безопасной транспортировке энергетических продуктов, угрожая судоходству, в том числе морским судам США в Ормузском проливе. Он также угрожает Баб эль-Мандебу через своего прокси хути в Йемене.

Огромная поддержка Ираном террористических групп и использование им террористических армий своих прокси на Ближнем Востоке и во всем мире, вкупе с его ядерной ракетной и баллистической ракетными программами угрожает второму ключевому интересу США на Ближнем Востоке.

Иран угрожает третьему ключевому интересу США через свой союз с Россией в Сирии.

С Ираном сталкиваются Саудовская Аравия, Египет и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Глубокая озабоченность трех государств в отношении Ирана дает США основание для стратегически важного сотрудничества в борьбе с иранской мощью и агрессией.

Это подводит нас к Турции. При ее исламском диктаторе, Реджепе Эрдогане, Турция как член НАТО угрожает ключевым интересам США. Во-первых, как открыто заявил Эрдоган, он стремится восстановить Османскую империю, которая закончилась в 1917 году, и ее халифат. Иными словами, он хочет построить турецкую исламскую империю, которая будет править мусульманским миром суннитов.

Империалистические устремления Эрдогана привели его к прямому конфликту с Саудовской Аравией. С помощью своих триллионов нефтедолларов, саудовский режим в последние 45 лет обеспечивал строительство мечетей и других исламских центров по всему региону и даже по всему миру. Эти мечети прививают абсолютистский, джихадистский ваххабитский взгляд на ислам.

Взгляд ваххабитов отличается от взглядов ислама Мусульманского братства не по своим конечным целям, а в том, как он стремится достичь этих целей. Ваххабиты поддерживают режимы, управляющие сегодня исламскими государствами. Мусульманские братья стремятся свергнуть эти режимы и заменить их такими, которые объединятся для создания мирового халифата.

Устремления Эрдогана делают его другом Мусульманских братьев, которых он стремится поглотить и возглавить. Его цель — восстановить и возглавить мировой халифат, заставляет его также рассматривать шиитский Иран как партнера, а не конкурента.

Для Эрдогана Иран не является конкурентом, потому что, как шииты, иранцы не угрожают его цели возглавить суннитов. Поскольку он рассматривает Саудовскую Аравию как главную угрозу своим суннитским исламским имперским целям, и поскольку Иран и Саудовская Аравия являются ярыми противниками, то, естественно, следует, что Эрдоган рад работать с Ираном против Саудовской Аравии.

Эрдоган также угрожает США, развивая стратегический альянс с Россией. Например, недавно Эрдоган принял решение о покупке российской ракетно-космической системы С-400, которая угрожает превосходству НАТО над Россией. Он также заключил сделку с президентом России Владимиром Путиным, чтобы обеспечить плацдарм Турции в районе Идлиба в Сирии, что делает Эрдогана партнером России и Ирана в Сирии в их холодной войне против США и Израиля. Оба эти шага представляют огромную опасность для американской силе на Ближнем Востоке.

Очевидным и самым простым способом для США обеспечить свои интересы является укрепление и углубление их связей с Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом, а также — с Израилем против Ирана, и принятие эффективных мер для его экономического и иного ослабления при одновременной изоляции Эрдогана и ослаблении его экономики.

Такова политика, которую президент Дональд Трамп усердно и с большим успехом проводил с момента вступления в должность. Укрепляя суннитский альянс, возглавляемый Саудовской Аравией, американцы проверили Иран и Турцию. США также углубили отношения сотрудничества между Саудовской Аравией и Израилем, что еще уменьшило перспективы крупной региональной войны.

Это подводит нас к убийству Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле. Дело Хашогги — потрясающий пример того, как посторонние события, которыми сознательно манипулируют силы, не заботящиеся об интересах США, могут запутать, подорвать и подвергнуть опасности главные интересы США на Ближнем Востоке.

В настоящее время мало кто сомневается, что Хашогги был больше, чем обозревателем газеты Washington Post. Он был членом Мусульманского братства. У него были тесные связи с Аль-Каидой. И он был союзником Эрдогана. Хашогги также был бывшим саудовским агентом, серьезно недовольным союзником США, наследным принцем Мухаммедом бин Салманом (MBS). Хашогги использовал свою платформу в Washington Post для подрыва саудовско-американских отношений, чтобы лоббировать режим Эрдогана и восстановить политику администрации Обамы по ослаблению Саудовской Аравии и Израиля, предоставляя возможности Ирану, Турции и Мусульманским братьям.

В этом пункте есть мало сомнений в том, что Хашогги был жестоко убит саудовскими агентами в саудовском консульстве в Стамбуле, Турция.

И нет никаких сомнений в том, что Эрдоган тщательно срежиссировал каждый аспект медиа-кампании против саудовцев после исчезновения Хашогги. Турецкие источники, то есть Эрдоган, стоят за всеми "просочившимися" в западные СМИ историями. Со своей стороны Washington Post, New York Times и прочие либеральные издания вместе с бывшими чиновниками администрации Обамы освещали эту историю для дискредитации и подрыва альянса США и Саудовской Аравии.

Короче говоря, Хашогги был исламским тоталитаристом с крепкими связями в Турции, Аль-Каиде и с американскими левыми, который был убит другими исламскими тоталитаристами с хорошими отношениями с администрацией Трампа.

А теперь его убийство цинично используется СМИ США и бывшими чиновниками администрации Обамы как средство дискредитации и подрыва стратегии Трампа на Ближнем Востоке.

Откуда мы знаем, что убийство Хашогги цинично используется? Да из тех же средств массовой информации и от бывших официальных лиц администрации Обамы, в значительной степени безразличных к страданиям иранского народа и даже к страданиям американских заложников в Иране в руках режима Тегерана. Они также безразличны к страданиям турок под сапогами Эрдогана. Проблема не в том, что СМИ не сообщают о нарушениях прав человека в Турции, включая арест более 60 000 человек, которые, по утверждениям режима Эрдогана, были вовлечены в неудачный путч в 2016 году. И дело не в том, что СМИ игнорируют иранские нарушения прав человека.

Хотя такие газеты, как Washington Post, требуют, чтобы в ответ на убийство Хашогги, США отказались от поддержки войны саудовского режима против иранских прокси в Йемене, проблема в том, что от этих СМИ не раздаются аналогичные призывы к США санкционировать Турцию и вытеснить ее из НАТО, или работать над свержением иранского режима, чтобы освободить иранский народ от репрессий.

И тогда это приводит нас к вопросу о правах человека и той роли, которую эти права должны играть во внешней политике США. В беседе с Breitbart News бывший чиновник Пентагона и известный эксперт по исламу д-р Гарольд Род объясняет, что политики США должны быть скромными в своих ожиданиях.

«Есть мусульманская пословица, которая говорит: «Лучше жить под тиранией, чем выдержать час хаоса», — отмечает Роуд. «В соответствии с этой пословицей неудивительно, что почти каждая мусульманская страна управляется, в лучшем случае, диктатором или олигархией, где народ имеет мало, что сказать в своей судьбе».

На Ближнем Востоке нет исламского режима, который бы защищал права человека и индивидуальные свободы. И всякий раз директивные органы США попадают в ловушку, романтизируя силовиков как «реформаторов» или «демократов». Этим они наносят ущерб американским интересам, принимая пиаровские трюки за стратегический сдвиг в ценностях и устремлениях.

Это мы видели с администрацией Джорджа У. Буша, которая настаивала, не имея никаких доказательств, на том, что американские ценности свободы и демократии универсальны и что любое избранное народное правительство по определению является демократическим и либеральным. Это мы видели с администрацией Обамы, которая настаивала, не имея никаких доказательств, на том, что Мусульманское братство является «в значительной степени светским» и демократическим, потому что оно было популярным. Мы видели это с администрациями Буша и Обамы с их принятием Эрдогана за демократа, даже тогда, когда он превратил турецкое общество и политику из светской, несовершенной демократии в исламистскую тиранию.

И это же мы видим в течение последних двух лет с восторженным объявлением администрацией Трампа МБС саудовским реформатором. Правда, МБС осуществил значительные реформы в королевстве. Он разрешал женщинам водить машину и ограничил, среди прочего, власть религиозной политики. Но, как Эрдоган и другие, он не предпринял эти действия как средство либерализации Саудовской Аравии как таковой. Он принял эти меры как средство узаконить, стабилизировать и укрепить свою власть, усилив поддержку молодежи Саудовской Аравии.

Поскольку МБС разделяет основные интересы Америки, администрация имеет смысл воспринимать его как союзника. Однако представив эти реформы в качестве предвестника новой, либеральной Саудовской Аравии, администрация подставила себя под последующую атаку. Убийство Хашогги подчеркнуло очевидный факт, что МБС, как и все его саудовские коллеги, а также Эрдоган и иранцы — автократ, умело и жестоко затыкающий критиков и противников.

Теперь перед администрацией стоит вопрос, желает ли она действовать, исходя из правды о характере исламского Ближнего Востока или она намерена терпеть оскорбления Эрдогана — диктатора, захватившего американского заложника, и его друзей из администрации Обамы и Washington Post, которые требуют отказаться от альянса Америки с Саудовской Аравией. Выбор последнего приведет к параличу способности Трампа сохранять и защищать основные интересы Америки на Ближнем Востоке.

До сих пор Трамп шел по тонкой грани между этими двумя политиками. Он отстаивал сделку США по продаже оружия Саудовской Аравии и отмечал, что иранцы и другие нарушают права человека. Однако он согласился превратить убийство Хашогги в серьезную проблему и признал, что будущее альянса США и Саудовской Аравии будет зависеть от роли Королевства в преступлении.

Позиция Трампа, в свою очередь, укрепила врагов МБС в Саудовской Аравии, которые гораздо меньше заботятся об интересах США, чем он, и угрожают сохранению его власти. Это, в свою очередь, повышает опасность дестабилизации других ближневосточных союзников Америки, которые зависят от Саудовской Аравии.

Трамп справедливо отказался от привычки своих предшественников, которые преследовали недостижимую цель превращения авторитарного исламского мира в нечто похожее на Америку. Он добился больших успехов в направлении прекращения романтизации внешней политики Америки как крестового похода за ценности, и вернул ее к разумной основной цели защиты американских интересов. Если такая позиция будет подорвана актерами, которые не поддерживают его усилий, это будет трагедия эпических масштабов.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ