"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Да, «Италия должна помнить свое прошлое» с исламом

Разоблачение попыток мусульман переписать историю.

Image result for Italy Islam

Раймонд Ибрагим, 21 апреля 2018

Хотя конфликт между Исламом и Западом является не отклонением, а продолжением истории, стратегия тех, кто стремится обелить и, таким образом, укрепить ислам, заключается в том, чтобы зациклиться на мирных отклонениях, подавляя континуум враждебности.

Таким образом, в книге «Италия должны помнить свое плюралистическое прошлое», Акбар Ахмед, заведующий кафедрой Исламоведения Американского университета, Вашингтон, округ Колумбия, выделяет нехарактерные эпизоды из прошлого Италии с мусульманами в попытке убедить итальянцев принимать еще больше мусульманских мигрантов.

Прежде чем рассматривать его утверждения, необходим какой-то фактический исторический контекст, касающийся Италии и ислама, которого нет в статье Акбара о «прошлом».

После того, как джихад вырвался из Аравии, Италия стала не только подвергаться бомбардировкам и находиться под угрозой на протяжении веков, но и была избрана его особой мишенью как место Римского престола, столицы западного христианского мира, то есть мира неверных. Несколько амбициозных халифов и султанов постоянно хвастались, что они будут первыми, кто превратит алтарь Святого Петра в кормушку для своих лошадей.

Уже в седьмом веке диакон Павел (р. 720) писал, что «сарацины, которые, к тому времени, успели распространиться по Александрии и Египту, напали внезапно, со многими кораблями, вторглись в Сицилию, вошли в Сиракузы и совершили большую резню людей. Лишь немногим с трудом удалось бежать, которые бежали в самые сильные крепости и горные хребты, а они, захватив большую добычу, вернулись в Александрию».

К 846 году мусульманским флотам удалось высадиться на побережье Остии, неподалеку от Рима. Не сумев пробить стены Вечного Города, они подвергли грабежу и разорению окрестные деревни, в том числе, почитаемые базилики Святого Петра и Павла, что стало шоком для западного христианского мира. Захватчики разрушили две святыни, осквернили гробницы двух самых почитаемых апостолов христианского мира и лишили их сокровищ.

Такое святотатство побудило Папу Льва IV возвести крепкие стены и укрепления вдоль правого берега Тибра для защиты базилик и других церквей от дальнейших мусульманских набегов. Не будучи теми, кого можно было сдержать, "мусульмане, в 849 году попытались совершить новую высадку в Остии; и потом, каждый год, примерно с 857 года, они угрожали римскому побережью", — объясняет французский средневековый историк К. Э. Дюфурк.

Следующая историческая запись Ибн-аль-Асиры, касательно Южной Италии и Сицилии, свидетельствует о количестве и качестве этих исламских вторжений:

«Новый набег (835-й год) на Этну и соседние укрепления имел результатом поджег урожая, убийства многих людей и грабежи. Еще один набег был вновь организован в том же направлении Абу аль-Аглабом в 221 году [согласно мусульманскому календарю, который в этом случае соответствовал Рождеству 835-го года]. Захваченная добыча была настолько большой, что рабы были проданы почти задаром... В том же году флот был отправлен против [соседних христианских] островов. После того, как они взяли богатую добычу и завоевали там несколько городов и крепостей, они вернулись живыми и невредимыми. В 234-ом году [5 августа 848 года] жители Рагузы заключили мир с мусульманами в обмен на сдачу города и того, что было в нем. Победители уничтожили его, забрав все, что можно было транспортировать. В 235-ом году [25 июля 849 года] отряд войск отправился против Кастроджованни и вернулся живым и невредимым после того, как подверг этот город грабежу, убийствам и поджогам [Йеор, 2010, 289-290].

Садистское обращение с неверным всегда сопровождало налет, потому что «забавой сарацин было осквернять, а также грабить монастыри и церкви», — отмечает Эдвард Гиббон. «Во время осады Салерно, мусульманский командир разложил свой диван на престоле, и на этом алтаре каждую ночь приносил в жертву девственность христианской монахини».

Хотя многовековые крестовые походы в значительной степени защищали Италию и Сицилию от дальнейших исламских нападений, к 1480-му году Османский султан Мухаммад II вторгся в Италию и захватил Отранто. Более половины из его двадцати двух тысяч жителей были убиты, пять тысяч человек были увезены в цепях. На вершине холма (впоследствии названного «Холмом мучеников») еще восемьсот христиан были ритуально обезглавлены за отказ от обращения в ислам, а их архиепископ был распилен пополам.

А вот, как французский священник Джером Моран описывал судьбу жителей крошечного острова Липари в Сицилии после того, как в 1544 году он был захвачен османами: 
«Было больно видеть такое большое количество несчастных христиан, и особенно — такое большое количество [порабощенных] маленьких мальчиков и девочек... Слезы, вопли и крики этих несчастных жителей Липари, отец смотрел на сына, мать — на дочь в тот момент, когда они, плача, покидали свой родной город, чтобы отправиться в рабство к этим собакам, которые казались хищными волками среди робких ягнят».
«Не сумев понять, почему мусульманские завоеватели так беспощадно пытали теперь порабощенное население, в том числе, медленно потрошили ножами стариков и инвалидов «от злости», он спросил этих турок, почему они относились к бедным христианам с такой жестокостью, [и] те ответили, что такое поведение имеет огромное достоинство. Это был единственный ответ, который мы когда-либо получили».
В конце концов, многие из этих миллионов европейцев, порабощенных и проданных в мусульманское варварство между пятнадцатым и девятнадцатым веками, первоначально были захвачены с итальянских берегов и Сицилии.

Излишне говорить, что эти столетия и события, зафиксированные в моей книге «Меч и ятаган: четырнадцать веков войн между Исламом и Западом», ни разу не были упомянуты в статье Акбара: «Италия должна помнить свое плюралистическое прошлое».

Вместо этого, и потому, что его повестка дня — это побудить итальянцев принимать еще больше мусульманских мигрантов, он игнорирует константы, фокусируясь на тех отклонениях, которые могут подтвердить его тезис:
"Италия произвела таких христианских лидеров, как Рожер II, король Сицилии, и Фридрих II, император Священной Римской империи. Король Сицилии и король Италии, говорящие по-арабски, были окружены мусульманскими телохранителями и имели арабские надписи на своих королевских мантиях. Мусульманам и иудеям было разрешено жить по своим собственным законам, а жемчужина сицилийской архитектуры, Палатиновая Капелла Рожера XII века, включала христианские, мусульманские и иудейские влияния".
Такова информация Акбара о «плюралистическом прошлом» Италии. Хотя его анекдоты кажутся далекими от вышеупомянутых столетий неизменной враждебности, все по-прежнему остаются в растерянности от точки зрения Акбара. В конце концов, немногие, если вообще какие-то итальянцы сегодня испытывают проблемы со знанием арабского языка, берут на работу нехристиан, позволяя другим жить в соответствии с их обычаями или возводить экзотическую архитектуру.

Скорее, у них есть проблема с поддержкой древнего джихада против своей родины и привлечением все большего количества мусульманских мигрантов, действующих в соответствии с историей, которая, по мнению Акбара, никогда не имела место.

Раймонд Ибрагим — сотрудник Шильмана в Центре Свободы Дэвида Горовица.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ