"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

В поисках безопасности в кибуце

Израильские кибуцы начинают принимать африканских мигрантов и их семьи

Sara Toth Stub, 10 декабря 2018

Л. ушла из своего дома в Эфиопии более десяти лет назад, когда она была еще подростком, надеясь найти работу в соседнем Судане. Но вместо этого она была похищена, увезена торговцами людьми в пустыню Синайского полуострова и, наконец, задержана израильскими пограничниками на границе с Египтом. 

«Меня все еще преследуют все эти испытания, все, что происходило на Синайском полуострове», - сказала она мне, отказываясь сообщать подробности. 

Освободившись из-под стражи, она стала работать по уборке домов в Тель-Авиве, где и родила свою дочь. После того, как отец ее дочери ушел от нее, она изо всех сил пыталась заработать столько денег, чтобы платить арендную плату в тесном и обветшалом квартале на юге Тель-Авива, где проживает большинство из примерно 36 тысяч африканских искателей убежища в Израиле. Её дочь плакала, когда она каждый день оставляла её в переполненном детском саду, уходя на уборки. Поэтому она ухватилась за возможность перейти на работу в кибуц, о котором она узнала от подруги подруги. После того, как летом, она впервые посетила киббуц Гезер, ее дочь все время спрашивала, когда они вернутся обратно туда, где большие зеленые лужайки усеяны домами, и дружелюбные люди, готовые играть с ней. 

В августе Л., которая просила не называть ее полного имени из-за ее неопределенного статуса в Израиле, переехала со своей дочерью в Гезер по программе кибуцного движения за обеспечение лицам, ищущим убежище, и их семьям лучшие условия жизни. Они переехали в один из небольших домов кибуца вместе с другой матерью-одиночкой, которая также была похищена в Судане и продана на Синай. Их дети присоединились к другим детям Гезера в местном детском саду. 
«Я чувствую, как если бы все здесь были моей семьей», — говорит Л., которой сейчас 28 лет. 

Она сидит на кушетке на крыльце своего нового дома, а ее 5-летняя дочь бегает по лужайке. «Моей дочери так хорошо здесь. Она, наконец, счастлива». 

Членам кибуца приходилось много раз начинать все сначала. Первый кибуц был основан в 1945 году европейскими иммигрантами, которые бежали от Холокоста. Несколько лет спустя, десятки членов кибуца были убиты, а имущество в значительной степени уничтожено во время войны за независимость Израиля. 

Киббуц был восстановлен, но к 1960-му году он рухнул из-за социальных трудностей. Он был снова восстановлен в 1974 году группой американцев из молодежного движения Хабоним. Затем финансовый стресс заставил Гезер, как и многих израильских кибуцев, в 2000-х годах закончить свою коммунальную экономическую систему и, наконец, вновь стать приватизированным кибуцем, где каждый зарабатывает и сохраняет свою зарплату. Теперь, встав на ноги, Гезер помогает другим людям начать все сначала. 

Гезер — один из дюжины кибуцев, принимающих африканцев, ищущих убежища, большинство из которых оказались в Израиле после бегства от насилия, нищеты и преследований в таких местах, как Эритрея, Судан и Эфиопия. Кибуцное движение, представляющее около 230 кибуцев и контролирующее их отношения с правительством, стремится к концу года разместить 100 семей, ищущих убежища в кибуцах, помогая им оставить в Тель-Авиве перенаселенные, нищие и антисанитарные условия жизни. В то время как кибуцы помогли многим евреям построить или перестроить свою жизнь в Израиле — от детей, осиротевших в результате Холокоста, до новых иммигрантов, программа, ориентированная на не еврейских беженцев, является также шансом выразить еврейские ценности. 

«Это правильное дело - приветствовать чужестранца среди нас», — сказала Джулия Фишер, жена бывшего посла США, Даниэля Шапиро, которая недавно основала Консорциум для Израиля и лиц, ищущих убежище, и также участвует в проекте. 

Хотя поток таких мигрантов в значительной степени прекратился с тех пор, как Израиль соорудил ограждение вдоль своей границы с Синайским полуостровом в 2013 году, около 36 тысяч человек в Израиле остаются без какого-либо правового статуса или социальных прав, пока правительство обсуждает, как с ними быть, поскольку этот вопрос стал политически спорной и широко обсуждаемой темой.

Хотя Израиль предоставляет гражданство тем, кто подпадает под еврейский закон о возвращении, а также другим лицам, у которых здесь есть близкие родственники, система предоставления убежища или статуса беженца «не функционирует», сказал Сигал Розен, директор государственной политики на Горячей линии для беженцев и мигрантов, израильской НПО, выступающей за законные права иностранцев в Израиле. 

Идея проекта кибуца была разработана весной прошлого года, когда израильское правительство решило депортировать тысячи одиноких мужчин, ищущих убежища, что вызвало общественный резонанс (а также некоторую громкую поддержку) по всей стране. Хотя это решение о депортации было, в конечном итоге, отменено, будущее людей, ищущих убежища, все еще остается неопределенным. 

«Мы не можем просто стоять здесь и ничего не делать», — сказал Ави Офер, глава кибуцного движения. «А кому еще оказывать помощь, как не кибуцам? Мы по всей стране, и многие из нас все еще сохраняют социалистические ценности и большие пространства».

Офер рассматривает этот проект также как новый шанс для кибуцев, которые сыграли ключевую роль в создании и развитии страны, еще раз оказать влияние на израильское общество, чего они на самом деле не делали сколько нибудь значительным образом за более чем два десятилетия после своего финансового краха и потери населения в 1990-х годах. 

«После многих лет обращения внутрь себя, сосредоточения на собственных проблемах, теперь мысли лидеров кибуцного движения заключается в том, что пришло время возвращаться к социальным миссиям», — сказал Шломо Гетц, глава Института кибуцных исследований Хайфского Университета. По словам Гетца, проект по привлечению лиц, ищущих убежища, является лишь одной из многих небольших социальных инициатив, в том числе образовательные программы, в которых участвуют кибуцы. Но, учитывая, что кибуцы в настоящее время составляют менее 2% населения Израиля, он сказал, что кибуцное движение еще далеко от того огромного влияния, которое оно оказывало на общество и политику в первые годы существования государства.

«Это не то, что изменит государство, как раньше», — сказал Гетц.

Однако проект меняет жизнь как людей, ищущих убежища, так и членов кибуца.

В дополнение к предоставлению жилой площади бесплатно или по низкой цене, кибуцы организуют обучение детей и помогают взрослым найти работу и улучшить свой иврит. В этом принимает участие также команда социальных работников и психологов.

«Это сложный процесс, который требует времени, и не всем нужна наша помощь», — сказал Офер.

Л. была одной из искательниц убежища, которой отчаянно была нужна помощь. З., женщина, с которой она живет в одном доме в кибуце, мать-одиночка с 5-летним сыном, была другой. Обе женщины знают друг друга с тех пор, как они встретились в израильском центре предварительного заключения около границы с Египтом почти десять лет назад.

«У нас здесь ни в чем нет недостатка», — говорит З., присоединившись к Л. на кушетке недавно вечером. «Здесь настоящий райский сад»

Обе женщины по-прежнему работают по уборке, но говорят, что их дети счастливы в детском саду кибуца, который находится по соседству с домом.

«Моя дочь каждый день туда бежит», — говорит Л.

Ее дочь также полюбила Лию Ливни, 28-летнюю женщину, которая выросла в кибуце и проводит по часу ежедневно, посещая женщин и их детей, чтобы убедиться, что у них есть все, что им нужно. Это означает всё - от помощи в планировании медицинских посещений детей до сопровождения их к автобусной остановке за пределами кибуца, чтобы они поехали на воскресное богослужение в эфиопскую церковь в Иерусалиме, расположенную примерно в 25 милях.

«Я как сестра, друг для них», — сказала Лиа. «Я это делаю, потому что это важно, у них нелегкая жизнь, поэтому правильно им помочь».

Тетка Лии, Варда Ливни, член комитета по социальным действиям кибуца, сказала, что киббуц действительно ценит помощь, которую он может оказать.

«Это может быть капля в море», — сказала Варда. «Но это наша капля в море. Она действительно улучшает жизнь».

После того, как в процессе приватизации киббуц утратил такие черты коммунальной жизни, как столовая, этот проект помог восстановить чувство общности.

«Люди действительно появились из ниоткуда, чтобы помочь», — говорит Варда.

Но для кибуца это не легко. На данный момент они взяли на себя обязательство принимать двух женщин и детей в течение года, но им потребуется больше финансовых пожертвований, чтобы они могли оставаться дольше.

«Мы — относительно бедный кибуц», — сказал Варда, с единственным коммунальным доходом от небольшого стада молочных коров, оливковых деревьев, образовательных программ и сдачи в аренду своего бейсбольного поля, одного из немногих в стране.

И для женщин все очень неопределенно. Они сказали, что надеются получить лучшую работу и остаться в Гезере навсегда. Для них обеих возвращение в Эфиопию сейчас просто невозможно, потому что их дети полностью израильтяне, говорят они. Однако Л. призналась, что не имеет ни малейшего представления, что произойдет, когда закончится их год в Гезере и после этого. 

«Я не знаю, что будет со мной в будущем», — говорит Л. «Но речь уже не идет о моей жизни. Речь идет о жизни моей дочери, и о том, что для нее лучше. Неважно, как я себя чувствую».

Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ