"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Саудовский принц покидает G20 успокоенным после скандала Хашогги

Image result

Д-р Джеймс М. Дорси, 3 декабря 2018
Перспективы Центра BESA, документ № 1025 

РЕЗЮМЕ: Опыт наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана на саммите G20 говорит о том, что он сможет оставить позади себя скандал с Хашогги и сохранить свое положение. В то время как западные лидеры в основном держались на расстоянии, другие, в том числе Владимир Путин, приветствовали принца с большой теплотой. Мухаммед еще не совсем выкарабкался, но сможет уйти с G20 уверенным, что он не глобальный изгой.

Было дружеское рукопожатие Владимира Путина. А для Си Цзиньпина и Нарендры Моди это вообще было обычным делом.

Дома, СМИ Саудовской Аравии озвучивали встречи Мухаммеда бен Салмана с мировыми лидерами, публиковали в Twitter фотографии своих встреч, в которых также принимали участие президенты Южной Кореи, Мексики и Южной Африки.

Однако западные лидеры явно избегали наследного принца во время групповой фотосъемки на саммите G20 в Буэнос-Айресе после почти двух месяцев глобального возмущения убийством саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Оказавшись единственным арабским лидером, принц стоял там в изоляции, в конце очереди, временами выглядел неуверенно и нервно.

У президента США Дональда Трампа, самого громкого покровителя принца Мухаммеда, не было времени для встречи один на один.

Президент Аргентины Маурисио Макри задерживал принца, когда подходило время говорить.

Во время неформальной беседы в кулуарах саммита было слышно, как президент Франции, Эммануэль Макрон, выговаривал Мухаммеду, говоря, что он «никогда не слушал», в то время как наследный принц пытался заверить его, что «все нормально». Позднее французские чиновники сказали, что мужчины обсуждали убийство Хашогги в саудовском консульстве в Стамбуле и войну в Йемене.

Точно так же британский премьер-министр Тереза Мэй решила сосредоточиться на этих двух темах, а не на экономике и торговле, поскольку ее страна борется с неопределенностью Brexit. Мэй настаивала на том, что Эр-Рияду необходимо создать «уверенность в том, что такой прискорбный инцидент больше не повториться», имея в виду саудовскую группу, направленную в Турцию для убийства Хашогги.

Сообщение, которое принц Мухаммед, вероятно, увез домой с саммита G20, заключалось в том, что нелиберальные, авторитарные и самодержавные лидеры были рады вести дела с королевством и наследным принцем, несмотря на настойчивые утверждения, что он приказал совершить убийство.

Дональд Трамп и лидеры Западной Европы, по-видимому, играют на общественное мнение, но не делают ничего, что могло бы угрожать их отношениям с королевством. Президент США также предпочел не проводить официальную встречу с главным хулителем принца Мухаммеда, президентом Турции, Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Наследный принц был, возможно, также воодушевлен тем, что премьер-министр Канады, Жюстен Трюдо, с которым Саудовская Аравия имела дипломатический скандал в начале этого года, был единственным лидером, поднявшим вопрос о Хашогги во время официальных заседаний G20.

Другие союзники США дали понять, что финансовая щедрость и готовность королевства гарантировать поток нефти будут иметь большое значение для обеспечения того, чтобы они предпочли реализм принципам.

Агентство прессы Саудовской Аравии сообщило после встречи Мухаммеда с Моди, что наследный принц пообещал удовлетворить потребности Индии в нефти и нефтепродуктах.

Приняв участие в саммите G20, принц Мухаммед, возможно, достиг своей цели, показав, что Саудовская Аравия, и, особенно, он сам, остается игроком, несмотря на продолжающийся шторм по поводу смерти Хашогги.

Однако он еще не выкарабкался. Репутация Королевства, которое стремится заявить о себе как о региональной и мировой державе, оказалась здорово подпорченной и на ее восстановление потребуется время и тяжелая работа.

Насколько тяжелая -- зависит от того, решит ли Конгресс США применить санкции к Эр-Рияду, последуют ли европейцы этому примеру и удастся ли Турции добиться международного расследования убийства.

«Мы никогда не рассматривали убийство Хашогги как политическую проблему», - заявил Эрдоган на пресс-конференции в Буэнос-Айресе. «Для Турции этот инцидент является и останется вопиющим убийством в исламском мире. Международное общественное мнение не будет удовлетворено, пока не будут выявлены все виновные в его смерти».

Он назвал реакцию Саудовской Аравии на убийство «невероятной».

Тем временем, американский сенат на прошлой неделе протолкнул, несмотря на противодействие Трампа, резолюцию, которая положит конец американской военной поддержке войны в Йемене, возглавляемой Саудовской Аравией - конфликта, который вызвал серьезный гуманитарный кризис.

Делу принца Мухаммеда совсем не помогла утечка сообщения ЦРУ о том, что он послал 11 депеш Сауду аль-Катани, бывшему ближайшему помощнику, во время убийства Хашогги. Катани был обвинен в надзоре за убийством и уволен с должности советника Мухаммеда и информационного владыки. Он был также санкционирован Вашингтоном. Однако спецслужба признала, что у нее нет прямых доказательств того, что сам наследный принц «издал приказ об убийстве».

ЦРУ утверждает, что принц Мухаммед в августе 2017 года сказал своим сторонникам, что они «могут заманить [Хашогги] и разобраться с ним за пределами Саудовской Аравии», если обозреватель «Вашингтон пост» откажется вернуться в королевство из США.

Тем не менее, саммит G20 предполагает, что принц Мухаммед и королевство, возможно, уже сделали свой первый шаг к тому, чтобы оставить позади дело Хашогги. Даже, если американские законодатели введут санкции против королевства, принц, вероятно, останется в безопасности в своем положении «короля в ожидании».

Держать Хашогги в заголовках будет все труднее, потому что сильно сдается, что большая часть мира дает понять, что пора двигаться дальше.

Д-р Джеймс М. Дорси, старший научный сотрудник Центра BESA, является ответственным членом совета Школы международных исследований им. С. Раджаратнама в Сингапурском технологическом университете Наньян и со-директором Вюрцбургского института культуры фан.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

DQ