"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Репрессии в Синьцзяне: ахиллесова пята исламского мира


Перспективы Центра BESA, документ № 1058, 8 января 2019

Д-р Джеймс М. Дорси

РЕЗЮМЕ: Разногласия между главными индонезийскими религиозными лидерами и правительством в отношении того, как реагировать на репрессии Китая против тюркских мусульман, говорят о способности исламского мира хранить молчание относительно того, что является наиболее согласованными нападками на религию в новейшей истории.

Отвергая призыв к правительству Совета индонезийских улемов, высшего клерикального органа страны, осудить китайские репрессии против тюркских мусульман, в результате которых до миллиона мусульман были помещены в лагеря перевоспитания в северо-западной провинции Китая Синьцзян, вице-президент Индонезии Юсуф Калла недавно настаивал на том, чтобы правительство не вмешивалось во внутренние дела других.

Разногласия могут приобрести еще большее значение после апрельских выборов, в которых, как ожидается, победит действующий президент Джоко Видодо. Кандидат на пост вице-президента Видодо, Маруф Амин, является председателем Совета улемов. С момента присоединения к списку, Амин сохранил свою должность в Совете в качестве неактивного председателя.

Тем не менее позиция Каллы соответствует позиции большинства мусульманских стран. Стремясь привлечь китайские инвестиции в инфраструктуру, эти страны решили не обращать внимания на репрессии, чтобы не испортить отношения с Народной Республикой. Эти же страны гневно отреагировали на гораздо менее угрожающие инциденты, такие как осуждение британского писателя Салмана Рушди за его роман «Сатанинские стихи»; карикатуры на пророка Мухаммеда в Дании и сожжение Корана американским пастором.

В том же духе Мушахид Хуссейн, председатель комитета по иностранным делам Сената Пакистана, заявил, что основной принцип пакистано-китайских отношений - это воздержание от комментариев по поводу вопросов, связанных с внутренними проблемами другой страны, даже притом, что около 200 мелких пакистанских бизнесменов вели кампании за освобождение их уйгурских супругов из китайских лагерей, за отмену запретов на поездки для их детей или за разрешение их посетить.

«Учитывая отношения Пакистана с Китаем и, в частности, мусульманского мира, китайское повествование, видимо, повсеместно принимается как правильное», — сказал Хуссейн агентству Associated Press.

Турция также стала занимать аналогичную позицию по мере расширения китайских инвестиций и финансовой помощи, несмотря на свои этнические и культурные связи с тюркскими мусульманами Китая и прошлую поддержку уйгурских устремлений.

Мусульмане всего мира в основном воздерживаются от давления на свои правительства с целью отреагировать на события в Синьцзяне, за исключением нескольких протестов в Бангладеш и Индии и критических заявлений лидеров Малайзии. Китай фактически сохраняет свой статус главного туристического направления в Азии для мусульманских путешественников.

Набиль Шариф, основатель британской компании Serendipity Tailormade, занимающейся халяльным отдыхом, боролся против этических аспектов продвижения мусульманского туризма в Китай, но пришел к выводу, что «в некотором роде это является гарантией того, что уйгурская община не забыта».

Несмотря на оправдание Шарифа, имеется мало доказательств того, что бедственное положение китайских тюркских мусульман будет и дальше занимать мусульманскую общественность. Мусульманские и китайские лидеры, похоже, делают ставку на то, что молчание будет устойчиво. Это грозит стать стратегией риска.

С одной стороны, репрессия в Синьцзяне распространяется на хуэй, не тюркских мусульман Китая. Автономный район Нинся-Хуэй недавно подписал с Синьцзяном соглашение о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, чтобы извлечь уроки из репрессий против тюркских мусульман или, по словам организации Global Times, органа Коммунистической партии, «перенять у Синьцзяна. опыт в продвижении социальной стабильности».

Усиление критики со стороны Запада в отношении репрессий, которые являются самыми суровыми для мусульман, но направлены также и против других религиозных групп, в том числе евангелистов, ставят мусульманские народы в затруднительное положение. Скорее всего, критика приведет к тому, что западные компании будут бойкотировать продукцию, произведенную в Синьцзяне заключенными лагерей перевоспитания, которые Китай называет учреждениями профессионального обучения.

Недавнее расследование Ассошиэйтед Пресс отследило отгрузку спортивной одежды с фабрики, связанной с лагерями Badger Sportswear в США, которая снабжает университетские книжные магазины и спортивные команды по всей стране. 

«Мы сами прекратим поставки и перенесем производство в другое место, пока будем расследовать поднятые вопросы», - сказал генеральный директор компании Badger Джон Антон.

Конгрессмен-республиканец от Нью-Джерси, Крис Смит, член комитета по международным отношениям Палаты представителей, призвал администрацию Трампа запретить импорт от китайских компаний, связанных с лагерями для заключенных.

Самое непредсказуемое явление — это антикитайские настроения в ряде мусульманских стран, имеющих этнические связи с тюркскими мусульманами Китая. Это может быть результатом восприятия, что условия китайского коммерческого финансирования проектов и займов, связанных с инициативой «Пояс и дорога» Народной Республики, являются долговыми ловушками.

В качестве иллюстрации такого риска, Кунайш Султанов, член парламента Казахстана, бывший вице-премьер и посол в Китае, выразил недовольство попыткой правительства сбалансировать свои отношения с Китаем со своей необходимостью отстаивать права казахов.

«Должны быть переговоры с китайскими делегатами. Каждая делегация, которая приезжает туда, должна поднимать эту тему ... Ключевой вопрос — это соблюдение прав человека этнических казахов в любой стране мира», — сказал Султанов после того, как сбежавшая из китайского лагеря работница казахского происхождения дала показания в суде о том, чему она была свидетельницей.

Д-р Джеймс М. Дорси, старший научный сотрудник Центра BESA, старший научный сотрудник Школы международных исследований им. С. Раджаратнама в сингапурском технологическом университете Наньян и со-директор Вюрцбургского института фан культуры.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

DQ